про город Ташкент и страну Узбекистан

Я искала в Ташкенте дух востока, но первое, что нашла — дух совка.

Ташкент — воплощение социалистической архитектурной мечты. Раньше об этом говорилось примерно так: широкие улицы — проспекты, театры, музеи, университеты, парки, современные многоэтажки. Предполагается, что по всей этой красоте должны ходить счастливые узбекские граждане. На деле все немного не так. Граждане не настолько счастливы, насколько об этом сообщается в газетах (газеты, кстати, используют кондовую советскую риторику, несмортря на все попытки отстроиться от СССР). Это несоответствие фасада и действительности создает очень странное ощущение, словно ты попадаешь в прошлое, словно тебя откинуло лет на 20 назад.
1 сентября в Узбекистане праздновали 17 лет со дня независимости, об этом говорят многочисленные  панно, выполненные в лучших традициях СССР:

Парков в Ташкенте много, но в них как-то пустовато. Немцы давно бы уже заняли все зеленые лужайки и валялись бы на травке перед президентским дворцом в семейных трусах с пивом и бутербродами. Узбеки по газонам не ходят.
Несколько лет назад, в период дружбы с Америкой, Узбекистан перешел на латинский алфавит, но осталось много надписей, вывесок и названий, написанных кириллицей. Вот это название я так и не смогла прочесть:

В этом магазине мы приобрели несколько милых старых книжек, одна из них — Кулинария 1959 года выпуска чуть не стала добычей жадных узбекских таможенников при выезде.
Ночью по узбекским улицам надо ходить осторожно: на освещении в Ташкенте экономят, запросто можно свалиться в арык, они прорыты вдоль всех улиц и во всех дворах:

Местные гаишники прячутся под каждым кустом, их много — надо ж на чем-то зарабатывать. Главный рабочий инструмент  — жезл представляет собой светящуюся палочку, наподобие тех, что в большом количестве продают детям в цирке. Ночью это выглядит как на представлении в цирке:

Главная машина узбекских дорог — это Уз-деу и Матис. Но в большом количестве встречаются старенькие москвичи и жигуленки. Иномарки в Узбекистане стоят запредельно дорого, поэтому если вы вдруг увидите там, например, лексус, знайте — его владелец невероятно крут.

Местные власти искуственно создают ситуацию дефицита атвтомобилей на рынке. Автосалоны пустуют. Чтобы купить автомобиль (как правило, это Уз-Деу) без очереди, необходимо заплатить нужным людям. А с бензином ситуация вообще маразматическая: на многих АЗС водители стараются не заправляться, потому что из 5 оплаченных вами литров, половину не дольют. Тем не менее, движение в Ташкенте очень оживленное, пешеходов там не уважают, через улицу надо перебегать бегом, потому что никто не дожидается зеленого света, а проехать на красный для местных водителей в порядке вещей.
Современную архитектуру Ташкента также отличает социалистический подход — мания величия и демонстрация ложного благополучия. Собственно говоря, весь режим Каримова — пережиток прошлого, дедушке давно пора на покой:

Сценка из жизни:

Несмотря на сейсмическую опасность, в Ташкенте есть метро, три ветки. Особой активности я в нем не заметила. Узбекский футуризм: одна из станций ташкентского метро:

Дух востока я все-таки нашла, на третий день пребывания. Узбекский плов — это очень вкусно. Готовят его примерно так:

Это — Центр плова в Ташкенте, обед на двоих — 180 рублей в пересчете на наши деньги. Недалеко также располагается чайхана Бухара, где плов не готовят, но зато готовят обалденную самсу и вообще там вкусно. И очень дешево — Узбекистан бедная страна, даже на взгляд неприхотливого россиянина. Плов готовят с утра, обед начинается с 11 часов, когда казан съедают, второго захода уже нет — кто не успел, тот опоздал.

В узбекских кафешках все очень неприхотливо. Если посуда, то самая дешевая, крышечка на нитке, чтоб не падала:

Самое яркое впечатление из приятных, осталось от посещения домашнего кафе в Самарканде. Туда нас завел водитель, со стороны ни за что не догадаешься, что здесь тебя накормят обедом. Хотя нет, на улице стоит некое подобие штендера: картонка с надписью от руки — palov. Это значит «плов». Так вот, обычный частный дом, заходишь во внутренний двор и попадаешь в домашнее кафе. Фотографировать там было неловко, неловкостью являлось уже само присутствие женщины (то есть, меня) за обедом, где были только мужчины. Обязанности в семье распределяются примерно так: папа готовит плов, дедушка отвечает за чай, сыновья носят еду, женщины моют посуду. Под потолком веранды висело несколько гнезд — клеток с перепелками. Я потом поинтересовалась, что это за обычай. Оказалось, перепелка, по-узбекски бедана (с ударением на последнюю «а») — птица счастья. Зачем её подвешивают в клетках я так и не поняла, вроде как она красиво пиликает, успокаивает нервы, приносит счастье. А еще мне предложили её приготовить:)
В стране ощущается недостаток местных героев. После свержения культа Ленина, пришлось срочно искать других персонажей. Таким персонажем стал Тамерлан. Ради этого его перезахоронили, и теперь остатки новоявленного узбекского героя покоятся в Самарканде:

Узбекские таможенники делают все, чтобы вы не захотели приехать в эту страну снова. И я не хочу туда возвращаться. Хотя при других обстоятельствах и можно было бы: трех дней, чтобы найти дух востока оказалось недостаточно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.