Для более удобной навигации и больших возможностей, зарегистрируйтесь на сайте
  • Отчеты (20726)
    Всё интересное и новое
  • Видео (52)
    Видео из путешествий
  • Места (3228)
    Куда можно поехать
  • Люди (2557)
    Пользователи и рейтинги
   
    
Россия
(3486 постов)
 
Всего постов

20726

Стамбул армянский

0
06 Сентября 2008
immortal8888
14
0

Стамбул армянский
Если вы никогда не бывали в Стамбуле, то начнем с двух слов: «дурак» и «бардак».

 
Ничего плохого в этих словах нет. По-турецки «дурак» значит «остановка». То есть вопрос «где тут дурак трамвая» вполне нормален, легитимен и никого не оскорбляет.
 
А «бардак» значит «стакан». И «чай в бардаке» – это всего-навсего в стакане, а не то, что вы, наверно, подумали. И ничего общего с «кофе в постель» это выражение тоже не имеет.
 Стамбул армянский
С остальным проще. Даже со словом «сарай», означающим «дворец».
 
Правда, название дворца Долмабахче, стоящего на берегу Босфора, несколько странно звучит для армянского уха, но это уже мелочи, тем более, что строил этот дворец архитектор Карапет Бальян, а коллекция произведений искусства, хранящаяся там, славится полотнами Ованеса Айвазовского.
(на фото -- дворец Долмабахче -- вид с Босфора)
 
Таким образом, совершенно естественно, первая часть моих путевых заметок о Стамбуле будет называться… 

 

Стамбул армянский
 
И пусть это не звучит странно или необычно: армяне жили в Константинополе задолго до 1453 года, когда турки-османы захватили город. И сейчас там живет от 60 до 80 тысяч армян. Себя они не считают частью армянской диаспоры: «диаспора живет в Америке, во Франции, в России, – говорят они, – А мы – коренные жители».
И поскольку это – всего лишь путевые заметки, а не исследование, я позволю себе вольность не соблюдать хронологии и не стремиться к исчерпывающему знанию предмета. В конце концов, я выступаю здесь не в роли исследователя. Моя роль скромнее: я турист, приехавший в Стамбул, чтобы посмотреть на него глазами ереванского армянина.
Но прежде чем начать собственно описание «Стамбула армянского», позволю себе еще одно отступление.
 
Для меня, прожившего первые сорок пять лет своей жизни в Ереване, Стамбул много лет был городом с абсолютно негативной аурой. Это был – только и только – город, где 24 апреля 1915 года начался геноцид, в итоге которого погибло полтора миллиона моих соотечественников. Это был город, о котором наполовину армянин Булат Окуджава писал:
 
*   *   *
 
Полночь над Босфором. Время тишины. 
Но в стамбульском мраке, что велик и нем, 
крики моих предков преданных слышны...
Инч пити асем? Инч пити анем? 
 
Если б можно было, как заведено, 
вытравить из сердца, позабыть совсем, 
но на древних плитах - черное пятно... 
Инч пити анем? Инч пити асем? 
 
Это ль не отрава? Это ли не яд? 
Полночь быстротечна. Времени в обрез. 
Если я не знаю, ты, мой дальний брат, 
инч пити анес? Инч пити асес?
 
(«инч пити асем» – «что я могу (должен) сказать»,
«инч пити анем» – «что я могу (должен) сделать»,
«инч пити асес/анес» – «что ты можешь (должен) сказать /сделать»)
 
Началом геноцида считается именно этот день, когда одновременно были арестованы десятки армян – известных деятелей политики, религии, искусства, культуры, врачи, учителя, юристы, бизнесмены. Их вывезли из города и почти всех убили.
 
В школьные годы у меня сложилось впечатление (оно существовало довольно долго), что в Стамбуле больше не осталось армян, и вообще, этот город не терпит даже упоминания об армянах и армянстве.
 
Однако, переехав жить в Лондон, я начал общаться с соотечественниками, чьи семьи и сейчас живут в Стамбуле, кто и сам часто ездит туда и живет там по несколько месяцев в году. Я стал ездить в Стамбул чаще, познакомился с коллегами-журналистами, живущими и работающими в этом городе. С убийства одного из них, Гранта Динка, начала приоткрываться для меня вся двойственность Стамбула.
 
Ведь несмотря на геноцид и ужасное прошлое, в Стамбуле, продолжает жить довольно большая армянская община – официально (sic!) самое большое меньшинство Турции (согласно турецкому законодательству, всего в стране три меньшинства: армяне, евреи и греки. Курды меньшинством не считаются).
 
Армяне учатся в «своих» армянских школах, владеют недвижимостью, в том числе церквами, зданиями в престижных районах города, занимаются бизнесом и ремеслами. При этом все они говорят, что жить в последние годы стало хуже, и притеснения усиливаются. Это, как говорили мне, в атмосфере. Она стала вязкой и неприятной. Многие говорят, что готовы уехать.
 
Но многие и приезжают! Главным образом, это семьи из Армении – главным образом, Гюмри и Ванадзора. В Стамбуле есть районы, где армянскую речь можно свободно слышать на улицах… Но я забегаю вперед.
 
В девятнадцатом веке Константинополь был одним из центров армянской культуры. Поскольку армяне были лишены собственной государственности, литература, журналистика и культура в целом развивались за пределами собственно армянской земли, в том числе в Константинополе и Тифлисе.
 
В течение нескольких десятилетий середины века в этом городе выходило около пятидесяти армянских газет и журналов, процветал театр, армяне занимались бизнесом и даже имели свой орган самоуправления – Армянскую национальную ассамблею (правда, имевшую очень ограниченные полномочия). Армяне часто бывали советниками визирей и министров, в том числе и министров иностранных дел.
 
Сейчас от этого процветания осталось более десяти церквей (интересно, что никто не смог мне назвать точной цифры – говорили о шестнадцати церквях Армянской Апостольской Церкви, а ведь есть еще и католические и протестантские); несколько школ, в которых часть предметов преподается на армянском (правда, есть в них должность замдиректора, которую занимает турок, следящий за всем и доносящий властям, если «что не так»). А также больницы, жилые дома, магазины, рестораны…
 
Говорят, недавно был выпущен путеводитель «Стамбул греческий». Уверен, что путеводитель по «армянскому» Стамбулу вызовет большой интерес и будет прекрасно раскупаться. Но, видимо, к этому пока не готовы сами турки.
 
И первым памятником «Стамбула армянского» я бы назвал, может, несколько неожиданно, знаменитый собор святой Софии – Айя Софию. Хотя сам собор был построен греческими архитекторами Исидором Милетским и Анфимием Траллесским в  шестом веке (532-537), его купол несколько раз обваливался. И после того, как он обвалился в результате землетрясения 989 года, власти пригласили реставрировать купол известного армянского архитектора Трдата, автора Анийского собора.
Собор Святогй Софии (Айя София)
Стамбул армянский
 
 
И Трдат к 994 году закончил строительство того самого купола, который по сей день – спустя более тысячи лет – покрывает этот величественный собор. Осип Мандельштам писал о нем:
 
«Айя-София – здесь остановиться
Судил Господь народам и царям!
Ведь купол твой, по слову очевидца,
Как на цепи, подвешен к небесам».
 
Купол собора -- вид изнутри
Стамбул армянский
 
Мадонна с младенцем -- фреска была замазана, когда собор превратили в мечеть. Расчистили ее сравнительно недавно.
Стамбул армянский
А здесь видны кресты, проступающие сквозь слой краски.
Стамбул армянский
Собор сейчас превращен в музей.
Стамбул армянский

Пора направиться к следующему пункту Стамбула армянского.

 Стамбул армянский
И не ищите его в знаменитом на весь мир путеводителе-справочнике Lonely Planet. Собственно, не ищите в этом справочнике ничего армянского – я на это потратил около часа – и без результата. Гей-клуб, баню и сауну для геев нашел, а упоминаний о Стамбуле армянском – ни одного. Кстати, автор этого справочника – Вирджиния Максвелл (Virginia Maxwell). Если увидите, передайте ей от меня привет.
 
Поэтому мы не будем руководствоваться картами и путеводителями. А просто пойдем от Айя Софии к ближайшему трамвайному дураку (остановке, если вы забыли) и двинемся дальше, по рельсам, в сторону Гранд базара.
 
Но на базар мы не зайдем, не надейтесь. Примерно напротив базара, мы свернем налево, на одну из улочек, круто спускающихся к виднеющемуся вдали Мраморному морю. Если повезет, это будет Театральный проспект (Tiyatro Caddesi). Если не повезет – что-то другое, но к следующему перевалочному пункту мы все равно выйдем, минуя нагромождение разнообразнейшей обуви, которой в огромных количествах торгуют в этом квартале.
А перевалочным пунктом будет небольшая площадь на пересечении пяти или шести улиц. В центре площади сидит чистильщик обуви, а окружают его десятки ресторанов, в которых, главным образом, подается рыба.
 
(на фото -- молитвенник в армянской церкви Святой Богородицы в Стамбуле)
Рестораны эти очень популярны, и поэтому готовят там не очень вкусно. Действительно, зачем стараться, если место и так раскручено!?
 
Мы уже в районе Кумкапы. Вечером здесь не продыхнуть. Сотни туристов сидят в ресторанах, поедая рыбу. На улочках прямо перед ресторанами стоят зазывалы, на шести-семи языках уговаривающие прохожих посетить именно их ресторан. «Я вижу, вы немного голодны, – участливым тоном говорит вам один из них, – вот тут для вас есть все, что захотите».
 
"Мистер, мистер, вы откуда? – кричит другой, – Вам столик на двоих? Я вас посажу за «ви-ай-пи» стол. Прохладно и вкусно!"
 
Между ресторанами деловито ходят танцовщицы, исполняющие танец живота. То, что они делают, напоминает больше простое и неприкрытое вымогательство чаевых у мужчин (деньги засовываются за лифчик, а если больше десяти долларов, то можно даже за ленточку трусиков), чем эротический восточный танец.
 
Но я отвлекся. Нам не сюда. И не вечером мы пришли в этот ресторанный оазис, а днем, когда официанты лишь накрывают столы и расставляют приборы.
 
Мы выйдем отсюда по улочке, выводящей на проспект (не обманывайтесь, это просто другая улочка) Чифте Гелинлер (Çifte Gelinler). Пройдя немного, свернем налево, на улицу со странным названием Шарапнел (Şarapnel).
 
Мы у цели. Цель – это трехэтажный белый особняк, построенный в стиле европейской дачной архитектуры конца XIX века. Перед ним растут пальмы, и выглядел бы он совершенно безмятежно, если бы не было перед ним будочки с полицейскими, вооруженными автоматами.
Стамбул армянский
 
Этот особняк – резиденция Патриарха Константинопольского Армянской Апостольской Церкви. А полицейский пост установили после того, как в патриарха стреляли. Сам Патриарх, Месроп Мутафян, серьезно болен. Настолько, что по состоянию здоровья отошел от дел на шесть месяцев. И это очень важно для всей армянской общины, потому что он является не просто одним из высших церковных чинов, а и экзархом, то есть руководителем всей общины. Патриарх Константинопольский исполняет и светские обязанности, в частности, представляя интересы общины перед властями Турции.
 
Напротив резиденции Патриарха церковь Святой Богородицы. Это главная церковь армянской общины Турции. Сюда же ходят молиться живущие в Стамбуле эфиопы и сирийцы, которые также принадлежат к сравнительно небольшим древневосточным церквям. Эта группа отличается от других христианских конфессий тем, что является монофизитской, то есть признающей единую природу Христа – божественную. Православие, католицизм и протестанство же полагают, что Христос имеет двойственную природу – божественную и человеческую. И называются они диофизитскими.
 
Я был в церкви Святой Богородицы в прошлом году, на Пасху. Было много народу, масса полицейских, потому что неделю назад ультранационалисты попытались в церковном дворе убить Патриарха, но промахнулись. Пасхальную службу вел сам Месроп Мутафян, торжественно восклицавший благую весть «Христос воскрес»!
Стамбул армянскийПрисутствующие делились на две группы, ясно отличавшиеся друг от друга. Одна группа – это стамбульские старожилы. Многие не говорили по-армянски и очень этого стыдились. С одним из таких людей, мужчиной лет шестидесяти, мы беседовали с помощью переводчицы – его восьмилетней внучки, которая с видимой гордостью переводила с турецкого на западноармянский. Я старался говорить на западноармянском (а этот язык отличается от восточноармянского, на котором говорят в Армении, и местами довольно сильно). При этом мне надо было говорить как можно проще и яснее, чтобы девочка могла понимать меня.
 
Те, кто знают оба эти армянских языка, поймут, что это была непростая задача.
 
Вторая группа прихожан церкви Святой Богородицы – армяне «армянские», то есть, говоря современным языком, гастарбайтеры, или трудовые мигранты. Их большинство говорит по-армянски с ярко выраженным гюмрийским акцентом, потому что приехали сюда из Гюмри.
 
По разным данным, в Стамбуле живет от пяти до двадцати тысяч армян-трудовых мигрантов из Армении. Многие живут здесь уже больше десяти лет, успели обзавестись квартирами, перевезти в Стамбул семьи и обжиться. Не все имеют законный статус, но власти закрывают на это глаза. Говорят, гораздо труднее в Стамбуле узбекам, незаконное пребывание которых стараются пресекать.
 
Как мне рассказали, в Стамбуле пользуются большим спросом нянечки и домработницы из Гюмри. Здесь ценят их чистоплотность и трудолюбие. А еще в армянских семьях ценят, что они говорят с детьми по-армянски, и дети, таким образом, говорят на родном языке. Постепенно, сами нянечки совершенствуются в турецком и переходят в семьи турок, где также ценят их работу.
(Улица в Ккумкапы)
Стамбул армянскийМногие гюмрийцы живут неподалеку от Патриархата в районе Кумкапы. Походите по улицам, и вы обязательно услышите армянскую речь с характерными для восточноармянского междометиями «вабше» («вообще», если кто не понял), «и» (говорится коротко и страстно, выражает удивление и любые другие чувства) и так далее.
 
Я побывал в доме одного из таких обитателей Кумкапы. Двухкомнатная небольшая («малогабаритная» сказал бы я, если бы дело было в бывшем СССР) квартира в одном из четырех- или пятиэтажных домов, где, вполне в духе Армении жили три поколения гюмрийцев.
 
На стене висел ковер с вытканным Иисусом Христом, в буфете был аккуратно сложен парадный сервиз, а на телевизоре стоял портативный магнитофон. Включены были оба: по телевизору показывали армейскую передачу из Еревана (спутник!), а магнитофон пел что-то по-армянски пронзительным женским голосом. Словом, все, как дома.
 
Кумкапы – небогатый район. А это значит, что, побывав здесь, вы увидите еще одну часть Стамбула – район, где живут простые люди. Турки, армяне, эфиопы… Живут, представьте себе, вместе.
 
А вот рассказ хозяина дома. За чашечкой кофе ведь можно разговориться…
 Стамбул армянский
«Трудно [здесь жить], но не очень. Трудно, потому что мы не граждане. Если бы у нас было гражданство, всем бы пользовались».
 
«С армянской общиной Стамбула у нас связи нет. Вот если бы кто-нибудь проявил инициативу, было бы очень хорошо. Но этого нет. Местные армяне живут сами по себе, а армяне из Армении – сами по себе».
 
«Нас спрашивают: действительно ли был геноцид? Мы, в силу наших возможностей, объясняем: да, был. А местные турки говорят нам: была война, и много турок погибло. Тысячи турок умерли в то время. Ну, это не нашего ума дело – понять, что там было и как. Но вот мы говорим с ними и хочется объяснить, что да, это было».
 
«Мне часто говорят: ты, армянин, здесь живешь уже семь лет. Кто-нибудь тебя обижал? Ну есть, и здесь есть фанатики. Но фанатики есть везде. Есть партии, у которых есть фанатизм. Фанатики есть у всех народов».
 

Пора нам с вами покинуть Кумкапы. И перебраться из небогатого района узких улочек и грязных домов в самый центр туристически-европейского Стмабула – на проспект Истиклял, то есть проспект Независимости.

 Для этого нам надо добраться до Новой мечети, а затем пересечь бухту Золотого Рога по Галатскому мосту, на котором в любую погоду круглые сутки стоят рыболовы. Это странные люди. Улов в три-четыре рыбки размером со средний палец взрослого мужчины для них является успехом. Собственно, я уважаю в этих людях спортивность. То есть них важен сам процесс ловли рыбы. А результат… Таким результатом даже банки пива не закусишь. 
Перейдя мост, мы доберемся на метро до остановки (дурака, если вы не забыли) «Tünel», выйдем на поверхность и окажемся на знаменитом проспекте Истиклял.
Трамвай на проспеекте Истиклял
Стамбул армянский
 
 
До середины прошлого века сам проспект и весь район назывались Пера. Жили там, главным образом, греки. Были и армянские кварталы, жизнь которых талантливо, с теплой грустинкой описывал в своих новеллах Григор Зограб – писатель, юрист, член парламента Турции, убитый в 1915 году.
 
Пера считался одним из шикарных кварталов. Как рассказывала мне жительница Стамбула, «нельзя было выйти на улицу, не надев перчатки и без зонтика». Представляете, какой уровень утонченности? Только в кружевных перчатках до локтя и с кружевным же зонтиком!
 
Но в начале сентября 1955 года во дворе турецкого консульства в Салониках прогремел взрыв. В ответ на это толпа стала громить Перу. За два дня погромов (6 и 7 сентября) было разрушено множество домов, церквей, магазинов. Погибших было сравнительно немного – от 13 до 16 греков и один армянин. Но греческой общине, как и самому Пере, был нанесен невосполнимый ущерб. К моменту начала погрома в Стамбуле жило до ста тысяч греков. Сейчас, спустя пятьдесят лет, от двух до трех тысяч.
 
Но – что меня удивило – в городе огромное количество греческих туристов. Греческая речь то и дело слышится на улицах, в соборе святой Софии, на Гранд Базаре. И ресторанные зазывалы (и продавцы на базаре, в сувенирных магазинах, да и везде, собственно) бойко кричат по-гречески, приглашая к себе клиентов.
 
В таком количестве греков в Стамбуле мне видится очень позитивное развитие. Даст Бог, и армян-туристов скоро будет больше, а зазывалы начнут кричать, как знаменитый Гикор в повести Ованеса Туманяна «Эсти хамецек, эсти хамецек»… Или что-то подобное, ведь все-таки тбилисский диалект армянского, на котором говорил Гикор, отличается от стамбульского западноармянского… Но пока до этого далеко.
 
Вернемся, однако, на Истиклял, переименованный после погромов.
 
Сейчас это совершенно европейский проспект – широкий, красивый, с витринами модных магазинов и сувенирных лавок. Он, главным образом, пешеходный. Лишь изредка проедет по самой середине полицейская машина, или, мелодично сигналя, проплывет красный трамвай, с задней площадки которого гроздьями свисают безбилетники.
 
На Истикляле – французское и британское консульства, российское торгпредство… Это еще и дипломатический район.
 
Пройдя по этому проспекту около километра, мы начнем приглядываться к зданиям с левой стороны. И скоро увидим надпись: Çiçek Pasajı, что значит «Цветочный пассаж», а читается как «Чичек пасажы». 
Вот он, цветочный пассаж. 
Стамбул армянский
 
Это, безусловно, одно из важнейших мест на проспекте. Сейчас в пассаже рестораны. Ну и небольшой прилавок со сладостями у входа. А в 1920 году это был настоящий торговый пассаж с галантерейными лавками, мастерскими стеклодувов, табачными магазинчиками… Тогда это здание еще называлось Cite de Pera. В начале двадцатых годов там начинают продавать цветы русские – аристократы, бежавшие от большевиков.
 
Представляете, русские баронессы, герцогини, с их блестящим французским и манерами, отточенными в лучших европейских традициях, продавали там букеты цветов…
 
Какое-то время пассаж использовался как цветочный базар, в результате чего и получил свое нынешнее имя.
 
Полюбовавшись пассажем, мы свернем в узенькую улочку рядом с ним. Пройдем метров двадцать и справа, между лотками, с которых продают свежую рыбу, дешевые украшения и китайские детские игрушки, увидим не очень приметную дверь. Она ведет к армянской церкви Святой Троицы. Построил ее в начале XIX века архитектор Карапет Бальян, тот самый, который построил и дворец со странным названием Долмабахче, и также церковь Богоматери в Кумкапы, где мы уже были.
(На фото -- церковь Святой Троицы).
Стамбул армянский
Выйдя с церковного двора, мы не вернемся на Истиклял, а пойдем дальше. И попадем на улочку, сплошь состоящую из ресторанов. Тут важно не ошибиться, чтобы попасть именно в ресторан «Бончук». Понятно, что, раз я описываю Стамбул армянский, хозяином его будет армянин. Его зовут Телемак. Имя, конечно, старинное, но немного не армянское.
 
В этом ресторане любил сиживать Гран Динк – журналист, основатель и редактор газеты «Агос». Динка убили у входа в редакцию газеты. Сделал это молодой ультранационалист с востока Турции. Семья и адвокаты Динка обвиняют полицейских и армейских чинов в том, что они знали о готовящемся убийстве. Власти, однако, не разрешают начать расследование в отношении восьмерых полицейских, в том числе начальника полиции Стамбула и главы отдела разведки полиции Стамбула.
 
Должен признаться, однако, что качество еды в «Бончуке» мне не очень понравилось. Может, это потому, что в тот момент Телемака не было «на объекте»? Не знаю. Я, пожалуй, рискну сходить в «Бончук» еще разок.
Стамбул ресторанный
Стамбул армянскийРаз уж мы вспомнили о Гранте Динке, то пора двигаться к конечному пункту нашего путешествия – редакции газеты «Агос».
 
Для этого мы выйдем с проспекта Истиклял на площадь Таксим и далее, мимо больницы Святого Акопа, принадлежащей армянской католической общине, пройдем мимо здания, на котором развевается армянский триколор (здесь расположено представительство Республики Армения при Организации черноморского экономического сотрудничества) и окажемся на проспекте Республики (Cumhurriyet).
 
По этому проспекту надо идти минут двадцать. Можно, конечно, и проехать на автобусе или спуститься в метро. Проспект республики плавно перейдет в другой, называющийся Halaskargazi, на котором и находится редакция «Агоса».
 
Я люблю заходить туда, общаться с журналистами, пить кофе, который любезно готовят для посетителей, беседовать с редактором Этьеном Махчупяном о ситуации в Армении. Это очень гостеприимное место. Конечно, я понимаю, что своим трепом отнимаю время у редакции, но не могу отказать себе в удовольствии еще раз увидеться с прекрасным знатоком армянского языка Саркисом Серопяном, еще раз посмотреть на огромную фотографию Гранта Динка на стене, понюхать, как пахнут свежие номера газеты.
 
Это первая и пока единственная газета, выходящая на двух языках – турецком и армянском.
 
Прямо под зданием, в котором находится редакция, музыкальный магазин. Рекомендую заглянуть туда и спросить армянскую музыку. Не знаю, найдется ли столько дисков с народной музыкой в среднем магазине в Ереване. Глаза разбегаются: если вам нравится дудук – пожалусйта: несколько дисков Дживана Гаспаряна, Левон Минасян, Геворк Дабагян, Сурен Асатурян… тут и ансамбль Кнар, и записи Анны Маилян, и концерт Ара Динкчяна, и Арто Тунчбояджян, и даже – представьте себе – народные песни в обработке Татула Алтуняна.
 
И CD, на котором Комитас поет армянские народные песни.
 
Если вы думаете, что такой выбор армянской музыки – в честь редакции «Агоса», то посетите любой другой магазин дисков. Выбор будет примерно тем же.
 
Но вернемся в стамбульскую реальность. Редакция «Агоса» располагается недалеко от другого района, среди обитателей которого немало армян. Район этот называется Куртулуш. Район настолько «армянский», что здесь можно встретить даже вывески на армянском языке. Правда, они написаны латиницей, но, как говорит армянская пословица, «двух «счастий» в одном месте не бывает».
Видите надпись Tegaran? Это "Аптека" на западноармянском.
Стамбул армянский
 
«Агос» не является единственной армянской газетой Стамбула. С редактором другой ежедневной, газеты «Жаманак» я встретился на площади Таксим. Его зовут Ара Кочумян. Он очень полный молодой мужчина с небольшой жесткой щетиной на щеках, говорит на отличном западноармянском, долго и велеречиво. А если он не мог найти правильного слова и тогда переходил на заимствования из французского.
 
«Мы все являемся гражданами Турецкой республики, по происхождению армянами. Очень многие принадлежат к Армянской Апостольской Церкви. И мы, как жонглеры, должны держать эти три мячика: один всегда будет в воздухе, и два в руках».
 
«Армянин в Стамбуле старается жить так, чтобы тихо вести свои дела и не подвергаться особой дискриминации. Так что на личном уровне можно многого избегать. Но если говорить на уровне институтов, например, о проблемах Армянской апостольской церкви, о проблемах армянских образовательных организаций – школ – то увидим множество примеров дискриминации».
 
«И это потому, что в Турции довольно много способов притеснения национальных меньшинств. Турецкая республика основана на базе многонациональной империи и часто говорит о себе как о правопреемнике империи. Я вот о чем хочу сказать: государство сегодня светское, но [есть понятие] «неисламские граждане страны». Это еще лозаннским договором было установлено. Существование этого определения рождает ряд проблем, в том числе, как организовать обучение нового поколения армянскому языку и основам религии. К этому можно добавить «двуглавое» руководство армянскими учебными заведениями, которое установилось с молчаливого согласия общины. Как вам известно, руководят школами директора-армяне. Но рядом с ними есть еще и заместители директора, функции которых выше, чем просто заместителей директора».
 
Всего в Стамбуле пятнадцать армянских школ, и насколько я понял, в большинстве случаев, но не всегда, этот заместитель-«комиссар» – турок по национальности.
 
Ара продолжает:
 
«Но есть еще одна проблема. В армянских гимназиях постепенно отказываются от преподавания отдельных предметов на армянском языке, а историю, географию и так далее, преподают турки на турецком языке».
 
«Ведь общинные институты создавались в то время, когда армян в Стамбуле было 200 тысяч, а всего население было около миллиона человек. Сейчас нас всего 70-80 тысяч, и эти институты работают, чтобы сохранить нашу общину. Но для того, чтобы они продолжали функционировать, нужны огромные, нечеловеческие усилия. И иногда даже бывает обидно, что в других армянских общинах диаспоры эти усилия не оценивают по достоинству».
 
*   *   *
 
На этом я, видимо, остановлюсь. Хотя рассказывать есть о чем. Например, об архитектурной династии Бальян – множество замечательных зданий, которыми гордится Стамбул, построены ими. Или об армянских церквах в других районах города, в том числе и на азиатском берегу. Отдельно нужно рассказать об одном из лучших фотографов XX века Ара Гюлере (я писал о нем здесь)…
 
И, конечно, я многого не знаю. Надеюсь, что мои отрывистые заметки были интересны и заставили задуматься об армянах Стамбула, об их прошлом и настоящем. Надо задуматься и о будущем. Это важно для всех.
(На фото -- одна из редакционный комнат в "Агосе")
Стамбул армянский
 
А в качестве эпилога – описание беседы с менеджером гостиницы, в которой я жил. Скорее, его монолога. Представьте: полутемный гостиничный холл, перед нами чай в бардаках (то есть стаканчиках), и молодой человек, лет тридцати, говорит, вальяжно полулежа в кресле и покуривая «Мальборо».
 
– Вашего сына зовут Тигран. – начал он, – Так зовут известного курдского певца: Тигран-Арам. Он тоже армянин, как и вы, но прекрасно поет курдские песни. Я сам курд…
 
– Я знаю, – успел вставить я, – я это понял сразу, как мы встретились…
 
– … Я сам курд. – продолжил менеджер гостиницы, – Мы поддерживаем армян. Вы не беспокойтесь, Стамбул в наших руках. Вам здесь нечего бояться.
 
– А я и не боюсь, – вставил я свою реплику.
 
– Нас сейчас не двадцать процентов в стране. Уже больше. Президент (видимо, он имел в виду Абдуллу Оджалана, сидящего в тюрьме) сказал: рожайте больше детей. У вас будет много детей и через поколение, максимум, через два, нас станет столько же, как и турок. И страна станет нашей. Но народ еще спит. Нашему народу надо проснуться.
 
На этом «оптимистичном» высказывании я нашел возможность откланяться.
 
А ведь курды в Турции даже не считаются меньшинством. И в университетах Турции нет ни единой (!) кафедры курдологии или курдского языка – курманджи.
 
Собственно, кафедр арменоведения или армянского языка тоже нет.
И когда они появятся...


Автор: markgrigorianmarkgrigorian

Похожие темы

сотни фотографий проще посмотреть по ссылке 12 мая поздно вечером успешно завершилась поездка в Судан, начавшаяся 2 мая 2008г....
16 Августа 08
2
  Приехав в Стамбул, первыми достопримечательностями, которые посещают туристы и поломники со всего мира, являются Собор Святой Софии (с...
22 Апреля 10
0
Мечеть Султанахмед (Мечеть Султана Ахмета, «Голубая мечеть») — вторая по величине после мечети Сулеймание и одна из самых красивых мечетей Стамбула....
20 Мая 08
0
Название темы - это утверждение, а не вопрос. Вопросом я был мучим еще две недели назад, когда вылетал в Сербию, и думал, что же мне делать во время...
13 Августа 08
0
Если есть на свете рай... именно так я назвала альбом фотографий, вернувшись несколько лет назад из путешествия на Майорку. Я долго решала...
06 Декабря 10
0