Намибия.Людериц

Людериц – совсем не Намибия. И вовсе не Африка. Несмотря на то, что европейское освоение страны началось именно отсюда. А может, как раз, благодаря этому…
Намибия.Людериц

В 1883 г. немецкий торговец Адольф Людериц основал на безлюдном побережье Юго-Западной Африки небольшую колонию.

(мемориальная табличка на о. Шарк-Айленд)
Непонятно, чем ему приглянулся этот дикий и безжизненный берег. Возможно, его заворожили танцы морских котиков в пене прибоя, возможно, привлекли крики пингвинов, доносящиеся с близлежащего острова. Но, скорее всего, его привлек запах. Отвратительный запах птичьего помета. Благо смысл этого венчурного предприятия состоял в добыче гуано.
Место, кстати говоря, отлично подходит для добычи гуано. Голые скалистые берега, постоянный туман, пустыня на горизонте. Сюда еще хорошо ссылать каких-нибудь одиозных диктаторов или диссидентов. Или специально приехать, чтобы покончить жизнь самоубийством в особо депрессивном ландшафте.

Тем удивительнее, что на этом совершенно непригодном для жизни берегу жизнь била ключом как минимум полвека.

Свое счастье Людериц нашел не в птичьем помете. И даже не как отправная точка для карательно-исследовательских экспедиций немецких шульцтруппе вглубь материка. Мощный толчок в развитии город получил в результате алмазной лихорадки.

В 1908 г. вдруг оказалось, что пустыня вокруг города буквально усеяна алмазами. В забытую Богом колонию тут же хлынули поселенцы, деньги и лично компания «Де Бирс». В пустыне рядом с городом вырос город старателей Колманскоп, порт Людерица стал крупнейшим в Юго-Западной Африке.

Но прошла лихорадка, алмазы кончились, и Колманскоп превратился в город-призрак. Людериц уступил звание главного порта региона городу Уолфиш-Бей, а главного немецкого города Африки — Свакопмунду. Теперь это крошечный городок посреди пустыни, порт которого обслуживает разве что соседние цинковые рудники.

Но именно в заброшенности и маргинальности и есть главная привлекательность Людерица. Представьте – безжизненная пустыня, всевыжигающее солнце. И вдруг, туман. Температура разом падает градусов на пятнадцать. С ужасом вспоминаешь, что в мире есть такая вещь как свитер и куртка.

За климатом торопится и архитектура. Решительно ничего не напоминает Африку. Скорее, это — Северная Европа.

Центр города совсем небольшой – две-три улицы. По улочке, дома на которой словно специально раскрашены разными яркими цветами,

неизбежно попадаешь к Фелсенкирхе – самому старому храму города (1912 г.).

Он стоит на Алмазном холме (а как же еще должна называться главная доминанта в таком городе). Холм с трудом можно назвать красивым – источенные морем скалы – зато с него виден весь город.

За спиной, на западе, развалины первого городского порта и многоэтажное (одно из немногих в городе) здание отеля Luderitz Nest – едва ли не единственного места ночной жизни в городе.

На юге – самое красивое здание города, Goerke Haus, – бывший магистрат, а ныне музей.

На востоке – окраина города, где выделяется здание современной церкви и командный пункт NamDeb’a – намибийского филиала Де Бирса. Алмазов в Колманскопе больше не добывают, но это не мешает Де Бирсу арендовать огромный кусок пустыни (от Людерица до реки Оранжевой) и сделать Запретную Зону №1 – вероятно самое большое алмазное месторождение в мире.

На север, за небольшим центром города, тянется Шарк-Айленд или Акулий остров (Shark Island). Теперь, благодаря дамбе, это полуостров. На нем находится маяк и городской кемпинг.

К востоку от острова – Робертс-Харбор – месторасположение современного порта. Еще совсем недавно в порту работало много «советских». Даже начальником порта был гражданин России. Сегодня от такого присутствия остался лишь российский флаг на одном из домов.

Для туристов порт интересен как место пристанища яхты Sedina, которая под алыми парусами возит туристов к острову Галифакс – самой северной в Африке колонии пингвинов. Ну и еще променад у бухты – место сосредоточения рыбных ресторанов города.

Туристы предпочитают ночевать в Людерице, утром ездить на экскурсию в Колманскоп и на мыс Диаса, и снова отправляться вглубь страны. А вот меня город чем-то зацепил. Даже не улочкой разноцветных домов, по которой, кажется, можно ходить бесконечно, а своей атмосферой холодного, Богом забытого рыбацкого городка на краю мира.

В Людерице не так уж и много действительно красивых зданий, но общая панорама просто очаровательна. Здесь чувствуешь себя скорее на Фарерских островах, нежели в Африке. Отличное место, чтобы писать диссертацию (почему я сюда на годик раньше-то не заехал?). Ну или переосмыслить кризис среднего возраста (а вот до этого мне еще далеко).

Европейская атмосфера настолько поглощает, что не сразу замечаешь Африку.

Но нет, ангел близ церкви имеет подозрительные антропологические черты.

Да и сама церковь называется уж-то по-африкански: посольство Христа (вот, оказывается, куда за визой на небо надо обращаться).

А еще на севере есть традиционные для пост-апартеидных стран черные кварталы, далеко не такие красивые как фахверковый Людериц.

Что ж, тем лучше. Эдакий перекресток миров. Здесь холодная Атлантика. Там Северная Европа. Тут Африка. А за холмом вообще пингвины, котики, фламинго, пустые пляжи, город-призрак, алмазы и дюны пустыни Намиб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.