Для более удобной навигации и больших возможностей, зарегистрируйтесь на сайте
  • Отчеты (20726)
    Всё интересное и новое
  • Видео (52)
    Видео из путешествий
  • Места (3228)
    Куда можно поехать
  • Люди (2557)
    Пользователи и рейтинги
   
    
Кения
(31 пост)
 
Всего постов

20726

Пересекаем "линию Уоллеса"

0
06 Ноября 2007
joe90
0
0

О Чарльзе Дарвине, авторе теории происхождения видов, знают все. Более эрудированные смогут даже рассказать о знаменитой экспедиции на корабле "Бигль" и открытиях Дарвина на Галапагосских островах. Но совсем мало кто помнит о том, что понятие "выживание сильнейшего" принадлежит вовсе не ему, а другому британскому естествоиспытателю Альфреду Расселу Уоллесу, и что своим рождением теория происхождения видов обязана вовсе не островам у побережья Южной Америки, а "Малайскому архипелагу" – так и назывался знаменитый некогда главный труд жизни Уоллеса.
 

 
Впрочем, сначала надо будет вспомнить еще об одном человеке…

В середине XIX века европейская биология от активного "собирательства" и "сортировки" переходила к этапу осмысления. Эпоха великих географических открытий окончилась, и европейцы становились частыми гостями в самых отдаленных уголках экзотических восточных стран. И хотя крупные открытия еще совершались - к примеру, на северо-западе острова Суматра первый европейский путешественник обнаружил гигантское горное озеро Тоба и лежащий в нем остров Самосир площадью размером с весь Сингапур – все же они не носили принципиального характера. По следам шпионопиратов и пиратошпионов вроде Магеллана и Дрейка (давайте уж называть вещи своими именами!) шли купцы, за ними – солдаты и, наконец, ученые. Последние уже накопили огромный массив информации, и пришло время это накопленное богатство систематизировать, а полученные результаты – осмыслить.
И - рано или поздно - кто-то должен был обратить внимание на загадку Малайского архипелага.
Совершая морское путешествие длиной около пяти с половиной тысяч километров (по прямой) от самой западной точки "страны трех тысяч островов" до самой восточной ("от Сабанга до Мерауке", как говорят сами индонезийцы), можно ни разу не потерять землю из вида: где-то на горизонте будет постоянно маячить очередной остров. 

И потому, подсказывает логика, между видами растений и животных в двух концах гигантского архипелага не должно быть особой разницы. По крайней мере, она не может быть такой, как, скажем, между отделенными друг от друга просторами океана Африкой и Южной Америкой.
Между тем, в реальности дело обстоит прямо противоположным образом. На западе Индонезии живут фазаны, дрозды, дятлы, райские мухоловки и сорокопуты, дронго. И ни одно из этих животных не встречается на востоке. Зато там водятся казуары и райские птицы, 
 

какаду

 

и попугаи-лори, которых точно так же невозможно найти на западе.
Насколько известно современным историкам науки, впервые на это обратил внимание ученых молодой натуралист Филлип Латли Склэйтер, выступая в декабре 1857 в Линнеевском обществе в Лондоне с докладом "Касательно общего географического распределения представителей класса птиц на островах близ Новой Гвинеи".
В нем 28-летний ученый добросовестно сообщил, что представленные на этих островах в величайшем изобилии и разнообразии птицы совершенно не встречаются на западе архипелага.
Склэйтер занимался лишь птицами, и потому не продолжил перечисление. А, между тем, точно так же обстоит дело и с другими животными: на западе Индонезии обитают пусть и отличные внешне от европейских и азиатских, но все же хорошо знакомые нам медведи, тигры, волки, олени, овцы, носороги, слоны, белки, обезьяны… Но ни одно подобное животное нельзя найти на востоке! Зато там, на востоке, живут странные звери, носящие своих детенышей в сумках на животе – ничего подобного не наблюдается не только на западе Индонезии, но и во всех Европе, Азии и Африке. И нелетающие птицы. И животные с перепончатыми лапами…
А растения! Драгоценные гвоздика 
 

и мускатный орех, ради обладания которыми из Европы снаряжались многолетние экспедиции и велись кровопролитные войны, первоначально росли лишь на Молукках – островах восточной Индонезии.
Почему? Склэйтер не только не предложил серьезных объяснений причин возникновения подобной ситуации, но даже не поставил этого вопроса. Для него все было просто: некогда между Малайским и архипелагом и Африкой лежал целый континент Лемурия (как его назвал сам натуралист), который затем ушел под воду.
Кстати, идея о Лемурии настолько понравилась основоположнице и классику теософии Елене Блаватской, что она тут поспешила заселить ее 20-метровыми четверорукими гермафродитами с третьим глазом на затылке. И выступающими пятками, чтобы успешнее ходить задом наперед. Короче, "третьим корнем человечества", простите за выражение...
Но для серьезных специалистов подобной экзотики было мало. Нужен был следующий шаг, который сделал всего через пару месяцев находившийся во время лекции Склэйтера в самом сердце "Островов пряностей" - на острове Тернате упрямый валлиец Уоллес.
В Нидерландскую Индию, как тогда называли Индонезию, Уоллес (сам он считал ее частью единого Малайского архипелага, раскинувшегося от Малаккского полуострова до Соломоновых островов и включавшего также Филиппины) прибыл еще в 1854 году и провел там восемь плодотворных лет. Настолько плодотворных, что собранная там и отправленная в Лондон его коллекция включала 125.660 образцов насекомых и животных – одних только птиц в ней насчитывалось свыше восьми тысяч!
И уже в 1855 году (когда Чарльз Дарвин только работал над своим произведшим революцию в естествознании трудом "О происхождении видов"), Уоллес опубликовал статью "Относительно закона, регулирующего возникновение новых видов". В ней пока что и речи не было о механизме этого возникновения, но Уоллес уже высказал догадку, что новые виды рождаются внутри изолированных от других представителей вида групп.
Ответ пришел к нему в самом начале 1858 года, причем совершенно неожиданно – как и в случае с яблоком, упавшим на голову Ньютона. Страдавшего в шалаше на Тернате от очередного приступа малярии после своих приключений (а незадолго до этого на острове Ломбок натуралист встретился с местными "охотниками за головами", и одно время казалось вероятным, что его голова пополнит их коллекцию) Уоллеса осенило.
"Неожиданно мне пришла в голову мысль о выживании наиболее приспособленных… и за два часа приступа я продумал главные моменты теории", - вспоминал об этом сам естествоиспытатель.
Он немедленно написал статью и отправил ее в письме Дарвину с просьбой переслать известному геологу Чарльзу Лайелу. Однако намного большее воздействие идеи Уоллеса оказали на самого великого натуралиста. По собственному признанию Дарвина, присланная с Тернате статья была воспринята им "как гром с ясного неба".
…Знаменитое выступление Дарвина 1 июля 1858 года в том же Линнеевском обществе было, строго говоря, представлением двух статей в "Журнале" общества: его собственной и остававшегося на Тернате Уоллеса. Сам Дарвин утверждал, что идеи о борьбе за существование и выживании наиболее приспособленных пришли к нему за несколько дней до Уоллеса, но признавал, что он тогда не записал их. Однако, как часто бывает, практически вся слава досталась не тому, кто страдал от малярии и прятался от охотников за его головой, а тому, кто был ближе к журналистам. И теперь в школах изучают теорию Дарвина, а не Уоллеса.
И лишь через век при подготовке новой публикации труда Дарвина обнаружился странный факт. Вся рукопись написана синими чернилами, но все места, где идеи Дарвина и Уоллеса совпадают, вписаны в нее поверх синих строк черными чернилами. А ведь черными чернилами Дарвин писал и статью, опубликованную в одном номере со статьей Уоллеса...
Впрочем, в историю вошел и последний. В его честь назван вид райских птиц и впадина у берегов острова Ява, по кратеру на Марсе и на Луне. И, конечно, петляющая между островов Индонезии и отделяющая животный мир Австралии от азиатского "линия Уоллеса", которую на основании своих кропотливейших исследований он провел на карте.
Сам Уоллес писал:
"Контраст нигде не выражен столь резко, как при переходе от острова Бали к Ломбоку, где два региона находятся ближе всего друг к другу. На Бали мы видим бородаток, фруктовых дроздов и дятлов; при переходе на Ломбок их уже нет, но там в изобилии водятся какаду, медоеды и brush-turkey, которые точно так же неизвестны на Бали и любом другом острове к западу.
Пролив здесь имеет 15 миль в ширину, и потому за два часа мы можем перейти от одного великого раздела земли к другому, которые столь же разительно отличаются друг от друга своим животным миром, как и Европа от Америки". 

 

А разгадка проста: во времена максимального обледенения нашей планеты уровень воды в морях и океанах был на 180 метров ниже, чем сейчас. Тогда с азиатского континента можно было по суше попасть сначала на Суматру, затем - на Яву и, наконец, на Бали - но не соседний с ним Ломбок! 


Автор: m_tsyganovm_tsyganov

Похожие темы

  Путешествуя по Бали, узнали, что здесь расположен один из самых знаменитых на острове храмов — Танах Лот. Поэтому незамедлительно...
13 Апреля 13
0
В Индонезийский архипелаг, который простирается почти на два миллиона квадратных километров, входит более 13 тысяч островов. Мы отобрали для вас два...
01 Июля 14
0
2 июня 1864 года в Москве для изучения и сохранения популяций редких животных был открыт первый зоологический сад. Мы приводим список из 8 исчезающих...
02 Июня 13
0
Здесь в Окленде заканчивается лето, стоят последние тёплые дни, когда ещё можно не только намочить ноги в океане, но и окунуться целиком в...
18 Марта 09
0
Это случилось в жарком августе 2007 года. С тех пор, по словам очевидцев ничего не изменилось. Остров самыбытен. Он привораживает и манит своей...
03 Мая 10
2