Для более удобной навигации и больших возможностей, зарегистрируйтесь на сайте
  • Отчеты (20724)
    Всё интересное и новое
  • Видео (52)
    Видео из путешествий
  • Места (3228)
    Куда можно поехать
  • Люди (2557)
    Пользователи и рейтинги
   
    
Швейцария
(420 постов)
 
Всего постов

20724

Великая Китайская Стена

0
22 Октября 2007
Photootchet
0
0
Великая Китайская Стена с падением Берлинской однозначно стала главной просто Стеной на Земле, и как (по моему подозрению) привирают китайцы, единственным рукотворным объектом на этой Земле, который виден из Космоса. Одним словом – Великая, Китайская, никем (вроде бы по большому счету) неперелазимая, Стена моя, Стена моя, ты самая много какая.

В интересах туристского бума будущих тысячелетий, Стену построили довольно близко от Пекина. Впрочем, учитывая ее протяженность, ничуть неудивительно, что какой-то кусок проходит неподалеку от столицы. При этом для посещения открыты далеко не все куски, что и стало главной причиной грядущих приключений.


Путеводитель Lonely Planet China долго и привычно навязчиво тратит свои страницы на то, чтобы предостеречь своих читателей от поездки на туристские отреставрированные участки Стены, ибо там не сохранился дух этого сооружения, зато изо всех тщательно замазанных бетоном трещин сочится тлетворный аромат отвратительной коммерциализации, тысячами бродят продавцы сувениров и прочей неаутентичной дребедени типа пищи и воды.

Так что в итоге мы с моей женой Кирой отправились, как настоящие мега-путешественники на наиболее правильный, по мнению LP участок стены в славной деревне Хуангхуаченг. И более того, так как туда не возят организованных туристов, а добираются только настоящие мега-путешественники, отправились мы туда самостоятельно.

Первым китайским предупреждением стал наш поход к ближайшей к отелю станции метро, на котором мы должны были добраться до автовокзала. Моя глубокая уверенность, что станции метро обозначены на карте английскими буквами Хэ, была развеяна десятиминутным поиском искомой станции на не столь уж близком перекрестке и осознанием того, что за данной буквой скрываются Hotels. От метро же мы уже были довольно далеко, так что пришлось ловить такси. Водитель, правда, не просто с первого раза понял, что нам надо на Доггжимен Бас Стейшн, но еще и жестами смог спросить, междугородний нам терминал или внутригородской (высадил, правда, мне кажется, все равно посередине).

Порядок отъезда бесчисленного количества автобусов со станции остался для нас загадкой, но в целом наша ставка не особо прогадала, так как из пяти пустых тот в который мы сели поехал вторым.

Привычно высмотрев, сколько платят за проезд китайцы, мы уверенно показали на пальцах ту же самую цифру. Впрочем, нас вроде как и не собирались обманывать. На самом деле, в Китае вообще не очень принято обманывать туристов. По сравнению с потенциальными возможностями можно сказать, что и вообще не обманывают. Гораздо чаще ты можешь перехитрить сам себя (все-таки белые обезьяны – очень хитрые существа). Ну и еще можешь просто не догнать, само собой, что на самом деле нужно.

Вот мы-то как раз и пытались догнать, а где нам нужно выходить из автобуса. Ибо писавший книжку австралопитек (LP – австралийское издание, кто не знает) не придумал ничего лучше, чем посоветовать сказать водителю, что вы едете в Хуангхуаченг, и он сам вас высадит там, где нужно будет сделать пересадку. Или может быть, австралопитек тоже не догнал, когда тут ехал?

Повторив раз пять за время поездки заветное боброкское «не пора ли» и вопросительно потыкав пальцами в карту перед глазами кондуктора и водителя, мы наконец-таки оказались высажены в славном городе Хайроу населением едва ли больше трех миллионов человек. Нас сразу же атаковали стайки водителей минибасов с предложениями избавить от близкого знакомства с достопримечательностями Хайроу и отвезти прямиком в Хуангхуаченг. Хайроу и Хуангхуаченг, Хайроу и Хуангхуаченг, вы украли сердце мое...

На их сладкие арии мы, однако же, не поддались, так как наши китайские знакомые по неизвестным мне причинам очень строго предостерегли нас против водителей этих самых мианди – местных минибасов. В результате Кира не хотела ехать на них категорически еще на автовокзале, где нам предлагали уехать прямо к стене за очень малую даже по китайским меркам сумму. Да и кроме того, практически в любой культуре водители-частники зачастую смотрятся слегка мелко-уголовно. А большинство китайцев сами по себе смотрятся точно также независимо от профессии. Вероятности независимых событий перемножаются, полученный результат умножается на количество подбегающих к тебе китайских водил, и вот мы уже отойдя от них на пару кварталов, пытаемся выяснить нужное направление у представителей другой социальной прослойки – у милиционеров. Не знаю, есть ли у китайцев анекдоты про милиционеров (и есть ли у них анекдоты вообще), но опрошенные нами носители свистков давали прямо противоположные директивы.

Нельзя так же не вернуться не в последний раз к теме нашего славного путеводителя – название Хуангхуаченг там не было продублировано иероглифами. Поэтому если водитель автобуса еще знал его на слух, то вот от простых людей на улицах китайских городов не следует ожидать, что они будут знать название деревни в 50 километрах от города, да еще и произнесенное странными белыми гоблинами.

Ненадолго нас развлек вид выходящих после занятий из школы детей. Хотя мы не побывали на Хуанхэ, но Желтую реку видели (для тех, кто знает перевод Хуанхэ с китайксого, сейчас был каламбур). Дети все как один были одеты в ярко-желтые кепки – как нам потом сказали, это в большей степени не для единообразия, а для безопасности на дорогах.

Уже практически переругавшись мы набрели на здание Bank of China, где нашлась одна девушка, которая смогла бы прочитать табличку на фасаде банка, так как понимала английский язык. Офонарев от радости, мы попросили ее написать нам номера автобусов, идущих до нужного места и почти уже ушли, получив ответ, что номеров там нет, но на нужных пепелацах можно увидеть такие-то иероглифы. Неожиданно пробудившийся впервые со вчерашнего вечера (т.е. от момента когда было принято решение на стену ехать самостоятельно) рассудок подсказал, что мы проведем энное количество времени, сличая иероглифы на переполенных автобусах, и потому мы догадались попросить написать ключевую для передвижения в Китае фразу: «Мне нужно в Хуангхуаченг». Если не потерял бумажку, могу ее отдать кому-то, кто поедет в Китай – с этой фразой он там не пропадет.

Движение автобусов на центральной площади Хайроу было организовано гораздо более хаотично, чем выход пары-тройки сотен детей из школы. Довольно долго мы подбегали к каждому басу и минибасу, но каждый раз говорилось (точнее, показывалось жестами), что нам нужен не этот, но тот, что нам нужен, обязательно здесь пройдет. Как ни странно, это оказалось правдой.

По дороге в автобус подсели пасторального вида бабушки, в отношении которых Кира почему-то прониклась искренней верой, что им с нами по пути, и они тоже хотят совершить паломничество на Стену в славном месте Хуангхуаченг. Однако же бабушки вышли то ли до, то ли после нас, но это уже не играло никакой роли с того момента как нас высадили в месте, где единственными доказательствами существования людей был заброшенный ресторан, больше напоминавший стойло и криво написанная и не менее криво повешенная табличка, на которой буквы, похожие на английские, обещали наличие стены где-то вверх по угрюмой каменной лестнице.

В жизни каждого человека бывают моменты, четко описываемые русской пословицей «Не было ни гроша да вдруг алтын». Нет, к нам эта пословица в тот момент никакого отношения не имела, мы были, называя вещи своими именами, на пороге того, чтобы понять, что мы оказались в заднице. Однако в жизни доброго китайского крестьянина Вов Ху (или еще другое похожее китайское имя) такой момент настал несколько лет назад, когда впервые какой-то, называя вещи своими именами, кретин из Lonely Planet написал горячие рекомендации к посещению Хуангхуаченга. Добрый крестьянин, оценив поток туристов, вспомнил другую пословицу – про то, что добро должно быть с огнеметом, завел большую собаку и повесил табличку «Частная собственность, проход – 2 юаня». Я попытался было подискутировать с ним о дисконте, но так как у меня не было никаких аргументов, а у него была собака, то пришлось отдать эти 4 юаня.

Единственной отрадой для меня стало то, что подъем проходил по довольно крутому террасированному склону, и ноги периодически соскальзывали со слабо намеченной дорожки, нещадно вытаптывая какие-то высокоценные растительные формы жизни на этой частной собственности.

Ну а на вершине этого всего и стоит собственно та самая аутентичная Стена. Точнее, стоит там полуразрушенная башня, из которой открывается неплохой вид, если пробалансировать по грудам камней. Вид, как я только что сказал, неплохой, но только вот совсем не воодушевляющий.

На самом деле, я не сразу поверил, что путеводитель, в котором автостоп не рекомендуется как опасный способ путешествий, предложит своим читателям карабкаться на эту Стену. Все-таки среди них есть довольно большой процент недалеких людей, которые могут последовать этому совету. А карабкаться предстоит по кирпичной кладке довольно большой (под метр) ширины, вот только эта кладка, ранее бывшая стеной, поднимавшейся на холм, весьма поистрепалась и теперь идет фактически ровной поверхностью параллельно увеличивающейся высоте холма под углом градусов в 45. Так что лезть вверх приходится на четвереньках, а катящиеся из-под ног куски Древности и усиливающийся с высотой ветер добавляют антуража, но не желания продолжать восхождение.

Если бы у меня была совесть, я бы никогда не простил себе этой сцены: сам залез где-то до половины и уже начал опасливо спускаться практически на заднице, а Кира, сильно ограниченная в движениях наглухо застегнутым плащом и замотанная в шарф поверх капюшона, пытается подняться ко мне словно пингвиненок хочет забраться на айсберг.

Встретившись где-то посередине, мы пытались как-то укрыться от пронизывающего ветра и обсудить дальнейшие действия. Какие-то туземцы, правда, на наших глазах еще в самом начале вскарабкались по этой стене и ушли куда-то вдаль. Повторять их подвиг не хотелось не только по вышеописанным причинам, но и потому, что согласно путеводителю, этот кусок Стены длится около 3 километров, прежде чем с него можно слезть. А вид тех самых туземцев, уже слезших со Стены и теперь спускавшихся к дороге по очень малопригодному, на мой взгляд, для спуска на двух точках опоры склону, отбил всю охоту (которой и так-то не было) повторять из путь.

По другую сторону дороги возвышался второй, более трудный, по мнению путеводителя, кусок стены. Представлял он из себя почти отвесный склон, по которому надо было лезть до места, с которого вроде бы можно было залезть на одну из башен и дальше продолжить путь, карабкаясь под столь же большим градусом, но уже непосредственно по уходящей на гребень холма Стене.

На само деле, я очень хорошо понимал и полностью разделял основную нить претензий Кире ко мне – то, куда я ее привез, не было Великой Китайской Стеной. Это было что-то типа развалин выселенного дома, где многие из нас так любили лазать в детстве. Великая Китайская Стена же ДОЛЖНА представлять собой туристский аттракцион – в конце концов, она интересна только тем, что была очень длинная, так почему нужно сейчас смотреть на развалины а-ля амбар колхоза «Заветы Цинь Шихуанди», когда ты привлечен на эти развалины образом настоящей, неразрушенной Стены?

Впрочем, крепость заднего ума встречается много чаще, чем крепость любого века постройки, а тогда, часа за три до захода Солнца, требовалось найти решение, которое позволило бы нам все-таки увидеть Стену. Пусть и не в Хуангхуаченге (а то что-то давно не писал этого слова), который мы покинули, заранее изготовившись послать на три буквы крестьянина в случае претензий на оплату обратного прохода, но так и не встретившись с ним.

Шансы уехать, честно говоря, представлялись мне минимальными, ибо даже будочка автобусной остановки в этом месте выглядела какой-то покинутой. А нам нужно было добраться обратно до Хайроу и там сесть на другой автобус, ведущий к местечку Мунтиану, где находится отреставрированный кусок Стены.

Однако же «не было ни гроша, да вдруг алтын» - не забыли еще? Нет, нам не вернули четырех юаней, однако на мое голосование остановился исключительно приличный микроавтобус, в котором сидел только его водитель, так как он не был рейсовым, а просто ехал по своим делам. Более того, если вначале он услышал от меня то, что нам надо в Хайроу, то на подъезде к городу я показал ему на карте иероглифы Мунтиану, и он не просто явно отклонился от своего маршрута, чтобы отвезти нас на автобусную станцию, но и подбежал к нужному автобусу, узнал, есть ли там места, и показал нам, чтобы мы туда садились. Он явно не хотел денег, так что до сих пор рад, что у нас еще сохранилась российская шоколадка, которую мы ему подарили на прощание.

Впрочем, продолжая тему пословиц и поговорок, «не все йогурты одинаково полезны». В новом автобусе мы оказались зажаты между подозрительным типом в белом халате и монгольско-уйгурского вида братком. Причем и тип, и халат были достаточно грязноваты для того, чтобы заподозрить в типе врача или повара, так что его профессия осталась невыясненной. Браток же всю дорогу пристально смотрел мне в глаза с расстояния где-то сантиметров не больше двадцати и радостно улыбался, напрягая скулы и желваки на своем практически лысом черепе. Я, однако, был не первый день в Китае, поэтому улыбался ему в ответ, а при особенно каннибальском выражении его лица говорил «Ну чувак, просто заебись». Кира была в Китае тот же самый не первый день, поэтому взирала на ситуацию со спокойным юмором.

Куда как больше нас напрягла ситуация с оплатой проезда. Видя, что туземцы платят по три юаня, я с сожалением обнаружил отсутствие мелочи и протянул купюру в 50, заранее предчувствуя тем самым местом, на котором съезжал со Стены, проблемы со сдачей. Действительность превзошла все ожидания – нам протянули десятку. Не помню, что я сказал в ответ кондуктору, но приличных слов там было немного. Предложенные нам 20, а потом и 30 юаней были отвергнуты с тем же негодованием, после чего нам неожиданно легко выдали всю причитающуюся сдачу.

Маленькая оговорка – в Китае не понимают никакого языка, кроме китайского, поэтому разговор при помощи русского мата наиболее эффективен, так как они все равно ничего не понимают, зато таких интонаций, как во фразе «Иди ты на хуй, они по три платили» не передашь ни на каком языке, кроме родного.

Автобус остановился, и нам жестами и улыбками показали, что наш выход здесь. Не видя никакой Стены, но и не веря, что китайцы способны так жестко обмануть белого человека, мы вышли. Тем более что в Lonely Planet относительно доставки себя в Мунтиану было сказано: в Хайроу сядьте на автобус, который идет в Мунтиану. Мы выполнили инструкцию, только вот до Мунтиану было явно несколько километров вбок от дороги, по которой мы ехали.

Надеясь на попутку, мы довольно скоро застопили очередной минибас, в котором водитель развозил после школы по домам пятерых или шестерых детей, на вид не старше третьего класса. Кира даже побоялась сесть к ним в мини-зоопарк назад. Я же прекрасно провел там время, спев с ними песенку про «A,B,C,D,E,F,G,…..X,Y,Z, now I know the alphabet». Несмотря на их фантастически китайский акцент, можно надеяться, что когда они подрастут, они, по крайней мере, будут понимать, что белый человек спрашивает их про дорогу на Хуангхуаченг. Дальнейших обоюдных (а точнее – семиюдных) тем для разговора не нашлось, так что остаток времени, в течение которого детей уже начали раздавать по родителям, я провел, объясняя им, что Путин – наш президент.

Водила подвез нас прямо к кассам, где мы, оценив бюджет времени, ни секунды не сомневаясь потратили часть своего бюджета на подъемник туда-обратно. Все-таки, гнусный разгул туриндустрии имеет свои преимущества. Вместе со входными билетами на двоих обошлось что-то около 100 – 120 юаней.

А еще в 20 юаней нам обошлась дорога до этого места, ибо улыбчивый драйвер-друг детей подошел к нам, как только мы отошли от кассы, и без тени сомнения заявил, что за проезд мы должны ему 20 юаней. Это, кстати, лишний раз доказывает, что человек, везший нас от Хуангхуаченга, денег не хотел, ибо если человек хочет денег, он их обязательно потребует. Удрученные тем не менее меркантильностью такого хорошего на первый взгляд человека, мы предложили ему 10, на что он ответил хоть и жестами, но по-математически четко, как Лобачевский: «Вас же двое, так что 20». Спорить с этой логикой было трудно, но использовать ситуацию себе во благо – необходимо, так что в ответ предложили ему тогда уж отвезти нас потом в Хайроу за 30, на что он согласился моментально. Так вот и вышло, что пресловутый мианди – маленький частный минибас оказался весьма полезным и безопасным транспортом.

В этот момент у нас практически открылись чакры, и мы прониклись истинным значением дискуссии о размере оплаты в минибасе от Хайроу: если бы мы согласились заплатить не 6 юаней, а хотя бы 20, то тот минибас свернул бы с маршрута и довез нас прямо до Стены. Сидевшие в нем китайцы, которым туда не надо, в этом случае в расчет просто как-то не берутся.

Сама Стена оказалась очень правильной, в смысле хорошо отреставрированной, и потому, как это ни парадоксально, тоже разочаровывающей. Но отнюдь не из-за отсутствия гипотетической аутентичности, а просто если ты достаточно циничен, чтобы не проникаться уважением к месту только из-за его древности, а еще и пытаешься найти какую-то эстетическую ценность, то ничего особенного в огромном количестве аккуратно уложенных кирпичей нет. Стена не безумно высокая, и хоть и стелится приземлившейся в финальном аккорде гимнастической лентой по всем холмам и перевалам, все равно не производит впечатления чего-то, что нельзя было построить. Еще как можно, учитывая количество строителей.

Количество осаждавших же Стену воинов за всю ее историю было, скорее всего, меньше количества этих самых строителей. На самом деле, не будешь же ты держать в каждом безлюдном месте гарнизон, так что перелезть ее, на самом деле, гораздо легче чем осаждать правильно укрепленные города. Единственной правдоподобной для меня гипотезой оборонительной пригодности Стены остается то, что монгол без лошади – не монгол. А лошадь через Стену не перетащишь, там даже зайцы не пройдут – их следы обильно испещряют заснеженную еще землю с одной стороны Стены.

Если я еще как-то смог убедить себя, что здесь прикольно, то Кира достаточно механически гуляла по на самом деле вполне симпатичным и очень живописно расположенным бастионам. Благодаря тому, что приехали мы практически к закрытию, вместе с нами не гулял почти никто. Наверное, если в Китае и есть анекдоты не про милиционеров, то самый смешной из них будет состоять из одного слова – privacy. Здесь же действительно возникало ощущение, что ты один.

Впрочем, вновь продолжая тему поговорок, свято место пусто не бывает – к нам устремились две бомжеватого вида продавщицы сувенирных открыток. Начинали, как водится, по 40 юаней за комплект, закончили на 40 за четыре разных комплекта. Местные продавцы сувениров, кстати, торгуются как-то паскудно, периодически хватая тебя за рукав, рассказывая в двух словах (больше они по-английски не знают) о своем бедственном финансово-экономическом положении, а под конец, когда ты уже достаешь деньги, вдруг возвращаются к предпоследней согласованной цене. Правда, будучи посланными нах, вспоминают окончательные договоренности. Купленные открытки, кстати, в теории запечатлевали Стену в разные времена года, но как выяснилось позже при вдумчивом просмотре, наборы были созданы довольно хаотично.

Наверное, если бы у нас было больше времени, мы поднялись бы по гребню Стены на один из высоких холмов, благо здесь это довольно несложно. Но дело близилось к закату, так что мы поспешили обратно к фуникулеру.

На дороге от подножия фуникулера к стоянке машин настоящий мега-путешественник должен был сделать себе сепукку парой острозаточенных страниц из Lonely Planet. Узкая тропинка заставлена плотной стеной торговых лотков, из-за которых постоянно что-то орут китайцы. Это еще в лучшем случае, если из-за, так как некоторые выбегают и перегораживают тебе дорогу. Ощущаешь себя в какой-то степени гладиатором, выходящим на арену под улюлюканье зрителей, которых всегда в такой момент изображают почему-то не совсем человекоподобно.

Сувениры здесь были столь же сомнительного качества, как и везде в Китае, однако будучи привлеченными выкриками одной из бабок «T-shirt – ten yuan», мы решили, что за 30 рублей уж точно можно купить себе футболку с надписью «I climbed the Great Wall». Правда сразу в истинно китайском духе выяснилось, что футболки по 10 юаней, возможно, где-то и существуют, но у нее их нет, и они все равно очень плохие, а вот есть эти очень хорошие только для вас по 160 юаней вместо 200. Если кто-то в такой ситуации сможет сказать что-то кроме «Да пошла ты на хуй», я не пойму этого человека.

После минут пяти интенсивной торговли, вызывавшей у меня уже физически неприятное ощущение, мы сговорились на 25 юаней. Достаю деньги, и что я вижу – бабка без тени зазрения закрыла пальцем цифру 25 (торговались мы, записывая свои ставки на картонке) и уверенно тычет в предыдущие 35. А вот и не угадали, я ей ничего не сказал, просто вырвал из ее рук картонку, ткнул пальцем в 25 и протянул бумажку в 50. Изобразив вселенскую скорбь, она поменяла ее на две футболки.

До Хайроу доехали без приключений, и также без приключений сели на уже не страшный минибас в Пекин, в котором мои промоченные ноги замерзли окончательно. Но как это почти всегда бывает, мы уже не жалели ни о чем, искренне гордясь тем, что за день успели посетить как аутентичную, так и отреставрированную Стену и чтобы, как это бывает не всегда, но довольно часто, понять, что большое видится на расстоянье, а вблизи ничего культового обнаружить в аккуратной или неаккуратной кирпичной кладке большой протяженности невозможно. Что, однако, ничуть не означает, что туда не следует ехать.

Источник: Hedinsei

Похожие темы

сотни фотографий проще посмотреть по ссылке 12 мая поздно вечером успешно завершилась поездка в Судан, начавшаяся 2 мая 2008г....
16 Августа 08
2
В журналистике "за кадром" остается очень много интересного. Причем это касается не только телевидения, но и толстых журналов. Истории...
15 Марта 10
0
Курилы всегда были важной стратегической точкой, ключом к Северной Пацифике. Недаром именно от острова Итуруп, из нынешнего залива Китовый, японские...
13 Ноября 09
0
Было воскресенье, было пасмурно и серо, зима и короткий световой день... В какой-нибудь другой день, солнечный и ясный, наша милая деревенька...
28 Января 07
0
Кроме того что оно официально закрыто для посещения вот уже какой десяток лет, и пойманному там туристу грозит штраф, конфискация снаряги (а по...
16 Октября 08
1