Для более удобной навигации и больших возможностей, зарегистрируйтесь на сайте
  • Отчеты (20724)
    Всё интересное и новое
  • Видео (52)
    Видео из путешествий
  • Места (3228)
    Куда можно поехать
  • Люди (2557)
    Пользователи и рейтинги
   
    
Южная Корея
(86 постов)
 
Всего постов

20724

Автостопом по Северному Кавказу. Часть 1. Каспийский берег

0
03 Октября 2007
Solskjaer
0
0

Автостопом по Северному Кавказу: заметки туриста
Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket
Долгожданный отчет о путешествии по Северному Кавказу. Пожалуй, вышло немного сумбурно и чересчур перенасыщено исторической информацией. Но зато все правда, потому что увидено собственными глазами. Комментарии - в последнюю из восьми частей.

В бою докажем мы не раз:
Свободным будешь ты, Кавказ!
Тимур Муцураев

Поникни снежною главой,
Смирись, Кавказ: идет Ермолов!
Александр Пушкин

Северный Кавказ знаком нам в основном по военным сводкам и новостям о террористических актах. Этот регион – в некотором роде «пороховая бочка России» (подобно тому, как Балканы считаются пороховой бочкой Европы). У всех в памяти события последних двадцати лет: осетино-ингушский конфликт, первая и вторая войны в Чечне, волна ваххабизма и терроризма, захватившая почти весь регион – от Кабардино-Балкарии на западе до Дагестана на востоке.
Однако с жизнью Кавказа мы знакомы разве что по произведениям Лермонтова и Толстова. Классики, правда, писали о Кавказской войне 19 века, гремевшей тридцать лет в горах Адыгеи, Чечни и Дагестана. Поэтому обычный кавказец для нас – это либо горец с саблей, гордо гарцующий на коне, либо бородатый ваххабит, лазающий по горным ущельям и обстреливающий колонны российских БТРов.
Между тем, северокавказский регион велик и насчитывает несколько миллионов жителей – представителей народов с разными языками, религиями, культурой и жизненным укладом. Так уж сложилось, что эта местность, где издавна сплетались и сталкивались интересы разных народов, остается беспокойной и не до конца понятой чужими людьми.
В советские годы здесь пролегало множество туристических маршрутов – на Кавказ со всего Союза приезжали любители альпинизма, сплава по рекам и прогулок по древним развалинам. Теперь туристов – в группе не менее десяти человек – увидишь разве что в относительно спокойных Северной Осетии и Кабардино-Балкарии. Дагестан, Чечня и Ингушетия манит только очень экстремальных путешественников.
Что же ныне представляет собой Северный Кавказ – вечно непокоренная и воюющая зона или обычный российский регион, лишь некоторыми специфическими чертами отличающийся от других областей и республик. Пытаясь найти ответ на этот вопрос, я отправился в путешествие по этому беспокойному месту.
Въезд в Дагестан. Дербент

Вот разговор о старине
В палатке ближней слышен мне;
Как при Ермолове ходили
В Чечню, в Аварию, к горам;
Как там дрались, как мы их били,
Как доставалося и нам.
Михаил Лермонтов



Первая часть моего путешествия пролегала по Дагестану – краю, в котором живут несколько десятков разных народов. По легенде, когда-то давно всадник вез народам мира языки. Где-то на восточных склонах Кавказа конь споткнулся, а из мешка посыпались языки, которые достались местным жителям – свое наречие чуть ли не каждому аулу. В результате народы Дагестана говорят на множестве языков, относящихся к трем разным языковым группам.
Дагестан по площади больше, чем Швейцария, Бельгия или Молдавия. Население составляет более двух миллионов человек – и, как по всему Кавказу, беспрерывно увеличивается за счет высокой рождаемости. На востоке республика омывается Каспийским морем, на юге граничит с Азербайджаном и Грузией, на западе – с Чечней и Ставропольем, на севере – с Калмыкией. Южную часть республики занимают горы, на севере начинается Прикаспийская низменность. Главное же, чем интересна республика в историческом плане – именно здесь происходили основные события Кавказской войны 19 века.
Нынешние чеченские войны кажутся логическим продолжением того тридцатилетнего военного конфликта. Однако есть и существенные отличия. Прежде всего, сопротивление России началось в Дагестане, а не в Чечне. И сам имам Шамиль, чье имя так удачно перекликается с именем Шамиля Басаева, был не чеченцем, а аварцем. Именно аварцы до последнего сопротивлялись русским войскам. Однако те же аварцы спустя сто пятьдесят лет оказали решительный отпор пришедшим из Чечни боевикам и стали первыми бойцами начавшейся в 1999 году контртеррористической операции.
Кавказская война продолжалась почти полвека – с 1817 по 1864 годы. Начало ей положило присоединение Грузии к России – чтобы обеспечить надежную связь с Закавказьем, царское правительство вынуждено было начать завоевание северокавказских территорий. В 1816 году царским наместником на Кавказе был назначен знаменитый генерал Ермолов, начавший жестокую войну с горцами. В ответ народы Кавказа объединились и даже создали единое исламское государство – Имамат. Первым его главой – имамом – стал Гази-Магомед, затем Гамзат-бек, потом Шамиль.
Последний правил на Северном Кавказе четверть века и создал настоящее исламское государство, способное вести непрерывную войну. Шамиль реформировал традиционный горский уклад, заменил старинные местные законы на шариатское правосудие. Вместо ханов элитой сделались назначенные им наибы – наместники и командиры отрядов. Горцам удалось наладить производство холодного и огнестрельного оружия, пороха и даже пушек.
В состав Имамата входила большая часть Чечни, южного Дагестана и Адыгеи. Население государства составляло до 1 млн человек. Столицей при Шамиле была крепость на горе Ахульго в Дагестане, затем селение Дарго в Чечне, а после его разрушения русскими – аул Ведено.
Тридцать лет это государственное образование вело войну против России. Царские войска последовательно брали под контроль аулы, входящие в состав Имамата, а в 1859 году захватили последний оплот Шамиля – крепость Гуниб – и взяли в плен предводителя мятежников…
...Основной автомагистралью Дагестана является проходящая через республику трасса Ростов-Баку. Она идет через главные города республики – Дербент, Махачкалу, Хасавюрт. И поскольку заезжал я в республику с юга, после поездки по Азербайджану, то неизбежно следовал по этой трассе. Первым пунктом моего путешествия должен был стать Дербент.
В Дагестане вполне можно путешествовать автостопом, в том числе и на попутных маршрутках. Спрашиваешь у водителя автобуса «Добросите до города?», потом уточняешь «Только я без денег», и он, скорее всего, махнет рукой – мол, залезай. Таким образом, я и доехал от российско-азербайджанской границы до Дербента.
По пути разговорился с одним парнем, сидевшим рядом. Он рассказал немного про Дербент и про то, что интересного там можно посмотреть. Когда мы проезжали через какую-то речку по свежепостроенному мосту, я увидел рядом два других, полуразвалившихся. Один был старым, еще с каменной кладкой, другой – чуть поновее, с проржавевшими металлическими конструкциями.
- Смотри, видишь три моста, - сказал мне парень. – Тот крайний был построен при царе, не помню каком. Следующий – при Сталине. А новый, по которому мы проехали, только недавно. Так мы и называем эти мосты – царский, сталинский и путинский.
Вскоре автобус остановился на главном рынке Дербента. Старейший город на территории России встретил меня людскими толпами, жарой и криками уличных торговок. Главный рынок Дербента напоминает все восточные базары, что в Турции, что в Азербайджане. Есть, правда, одно существенное отличие: здесь, как и по всей России, почти большинство торговцев – женщины. Местные мужчины, в отличие от турок, не считают торговлю престижным занятием и отдают эту привилегию (как и уход за домом и детьми) своим женам.
Дербент – одновременно самый южный и самый древний город России. Первые поселения возникли здесь пять тысяч лет назад. А древнее название Дербента «Каспийские ворота» упоминается в трудах греческих ученых в 6 веке до нашей эры. Стратегическое значение города переоценить трудно. Дербент расположен на узкой равнинной полосе между Кавказскими горами и берегом Каспия. Таким образом, он, по сути, закрывает собой один из главных путей, соединяющих Европу и Азию. Поэтому Дербент часто переходил из рук в руки – им владели и арабы, и турки, и монголы, и персы. Петр Первый взял город во время персидского похода, но окончательно Дербент был присоединен к России в начале 19 века.
Рядом с рынком находилась старинная армянская церковь, превращенная в советские годы в музей. Ничего особенного там не было – обычный краеведческий набор из национальной одежды, оружия и утвари. Зато другой объект, находящийся чуть выше, на горе, заслуживает отдельного упоминания, так как внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО.
Крепость «Нарын-кала» была сооружена полторы тысячи лет назад по повелению иранских шахов. Ее площадь – около четырех с половиной гектар. Здесь сохранились сооружения различных эпох – античных, средневековых и нового времени. Есть руины дворца дербентского хана, бани, гауптвахта русских войск.
Как и во многих других городах, главная достопримечательность является местом паломничества молодоженов. Очередная свадебная процессия фотографировалась на фоне древних стен. Сама же крепость сохранилась на удивление неплохо – впрочем, видны следы реставрационных работ. Стены сложены из ровных прямоугольных булыжников, из бойниц виден весь город, а по многочисленным развалинам внутри крепости, заросшими травой и деревьями, можно бродить целый час. Помимо собственно крепости здесь есть парочка музеев и кафе для туристов.
Старая часть города, находящаяся рядом с крепостью, имеет крутой подъем, поэтому тротуары здесь сделаны в виде лестницы. Этот район похож на обычный мусульманский средневековый город – узкие и кривые улицы, частные дома, мечети. Здесь сохранился настоящий восточный колорит. Разве что в лавках продают не традиционные кушанья и наряды, а вполне современные напитки и еду. Но в остальном – чистый восток. Женщины ходят в платках, мужчины сидят на улицах за философской беседой, а чумазые дети бегают друг за другом и удивленно смотрят на заезжего туриста.
Махачкала: новая столица

12 августа 1722 года Петр I остановился лагерем в пяти верстах от резиденции шамхала. На третий день царь отслужил литургию в походной церкви Преображенского полка и положил возле нее камень, то же самое он предложил сделать своим приближенным. Вырос холм на месте будущего Порт-Петровска.
В. Марковин «Дорогами и тропами Дагестана»


Проехав на автобусе до конца города, я «проголосовал» минут десять и остановил машину до Каспийска. Водитель попался молчаливый и мало что рассказал о родном регионе, но зато провез меня на большую часть пути. Вслед за ним я остановил маршрутку и через некоторое время уже был в Махачкале.
Остановился я у парня по имени Багдат, с которым познакомился по Интернету. Он работал журналистом и фотографом, ныне снимал экспонаты главного махачкалинского музея, куда и повел меня на следующее утро.
Дагестанский государственный объединенный музей, находящийся на главной площади города, подробно рассказывает о народах республики с древнейших времен. Хранит личные вещи многих исторических деятелей, в том числе подушку имама Шамиля, саблю Тамерлана и так далее. А в расположенном неподалеку от него музее изобразительных искусств можно увидеть картины живописцев Теодора Горшельта и Франца Рубо, которые ярко и красочно передают все своеобразие Кавказской войны. Русские солдаты в форме идут в штыковую атаку, а навстречу им бегут чеченцы и дагестанцы в черкесках и с саблями наголо. Осмотрев экспозицию, я пошел прогуляться по городу.
Махачкала – удивительно молодой город по дагестанским меркам. Здесь каждый аул имеет многовековую историю, а столице республике всего чуть больше полтораста лет. Впрочем, свою родословную город ведет еще с петровских времен – по время персидского похода на этом месте был лагерь войск Петра Первого. Потом, в 1844 году здесь было построено военное укрепление, а в 1857 году оно получило статус города и название Порт-Петровск. Махачкалой город назвали в 1919 году в честь революционера Махача Дахадаева, расстрелянного белогвардейцами («кала» - «город, крепость»).
Может быть, как раз в силу своего возраста Махачкала выглядит очень неплохо. У меня, как и у многих россиян, представления о северокавказских республиках раньше сливались в единый образ – бедные регионы, исламский терроризм и так далее. Что касается бедности, то Дагестан сразу опровергает привычные стереотипы. В Махачкале, Дербенте и по дороге между ними можно увидеть множество магазинов, рынков, ресторанов и автосервисов. Сама столица Дагестана, даже ее спальные районы, пестрит различными вывесками, информирующими, что за ними скрывается баня, стоматология, парикмахерская, магазин или прачечная. Каждый делает какой-то свой маленький бизнес и получает с него более или менее приличный доход.
Кроме того, в центре города расположились роскошные особняки в несколько этажей с внушительной оградой. Местные бизнесмены и чиновники ни в чем себе не отказывают. Как говорят жители Махачкалы, дотации, которые приходят из федерального бюджета в Дагестан, в основном и трансформируются в это элитное жилье. В остальном город состоит из кирпичных частных домов и немногочисленных многоэтажек.
Правда, благоустройство в Махачкале оставляет желать лучшего. Чем ближе к окраинам, тем больше мусора разбросано во дворах и на улице. Некоторые кварталы трудно пройти, не зажав нос от зловония, доносящегося со двора. А рядом с домом Багдата находился район, который в народе любовно именуют Шанхаем. Сразу за особняками, выходящими на улицу, расположились хибарки, наспех сколоченные сараи и сооружения из кирпича. Все это смешивается без всякой планировки, а по узким переулкам можно проехать разве что на велосипеде. Здесь, кажется, на сто квадратных метров приходится сто жителей. "Бульдозер по этому району плачет", - замечают изредка заходящие сюда соседи.
Вообще же Махачкала, как и любой крупный город, сочетает в себе черты Востока и Запада. Новые мечети соседствуют с барами и дискотеками. Местные люди, несмотря на всю свою религиозность, любят выпить не меньше, чем русские. На пляже у Каспийского моря рядом с водой может сидеть женщина, закутанная в черное с ног до головы, но возле нее будут лежать несколько девушек в обыкновенных – то есть достаточно откровенном по мусульманским меркам – купальниках. Вечером же Махачкала вообще превращается в обитель разврата. По улицам проносятся машины с включенной на всю мощь музыкой, из ресторанов гремят звуки шансона, молодежь, в том числе юные девушки, гуляют по улицам. Словом, все это совершенно не походит на восточную страну.
Но в целом город производит будничное и мирное впечатление. А ведь всего несколько лет назад Дагестан считался в России одним из центров исламского терроризма, едва не обогнав по этому показателю соседнюю Чечню. В 2005 году чуть ли не каждую неделю из Махачкалы приходили сообщения о взрывах, перестрелках, убийствах министров и милиционеров.
- На этой улице два года назад был взрыв, - рассказал Багдат, когда мы шли вечером в прачечную. – Подорвался милицейский уазик. Погибли водитель и милиционер. Вот этот салон красоты тоже был почти разрушен, но его потом восстановили. А вон за той многоэтажкой, в частном секторе в одном из домов засели террористы. Туда пригнали несколько БТРов. В общем, полдня там что-то грохотало. Потом я узнал, что уничтожили трех террористов. Причем один из них был сыном профессора, сам аспирант. Увлекся, видимо, всей этой исламской пропагандой.
Сейчас эта улица была тиха и спокойна. Огни из окон домов, пару магазинов, редкие прохожие – все так мирно. Ни за что нельзя сказать, что здесь все несколько лет назад происходили такие кровавые бои. Последний раз события такого рода произошли в январе 2007 года. Тогда была крупная перестрелка с террористами, правоохранительные органы опять взяли штурмом дом, но после этого наступило временное затишье.
- В 2005 году в республике погибло больше полусотни милиционеров, в 2006 году – около тридцати, в этом году – только восемь, причем несколько из них – явно по криминальным причинам, - добавил Багдат. - Раньше любой убийство милиционера было событием. В основном потому, что, убив его, ты сразу становился его кровником. С этим, наверно, и связана нынешняя волна похищений людей. Милиция занялась родственниками этих террористов. Несколько раз приходили сообщения о пытках в милиции – там с ними не церемонятся. Но вообще народу совершенно пофигу – что те, что эти. Это уже их собственная война между собой, и нас она не касается.
Многие улицы названы в честь жертв терактов. Улица Гамидова – в честь министра финансов Дагестана, взорванного в 1996 году. Улица Абубакарова – в честь муфтия, убитого террористами в 1998 году. Улица Гусаева - в честь министра республики по национальной политике, убитого в 2003 году. Во всех случаях схема действий террористов была одинакова – в машинах жертв были заложены взрывные устройства.
И хотя волна терроризма спала, эта тема постоянно на слуху и не выходит из разговоров. Дагестанцы даже любят пошутить на эту тему. Однако цели и намерения ваххабитов для большинства остаются загадкой. И даже слово «ваххабит» многие произносят неправильно – говорят «ваххабист».
Ваххабизм, принесший столько несчастий Дагестану, - одно из ортодоксальных течений в исламе, возникшее еще в Средние века. Главные черты ваххабизма – вера в безусловно единого Бога и очищение ислама от различных чуждых ему примесей. Ваххабиты отвергают различные нововведения, не дозволенные исламом, и отрицают необходимость посредничества между Аллахом и человеком. Они пропагандировали необходимость вооружённой борьбы (газавата или джихада) против «неверных» и «лицемеров-вероотступников», в число которых записывали всех несогласных с их идеологией (в том числе муфтия Абубакарова).
Однако столь радикальные взгляды не находят массовой поддержки на Северном Кавказе. Большинство дагестанцев все-таки предпочитает ислам традиционного толка. А народ здесь, надо сказать, очень религиозный. Так, за несколько дней до моего приезда в республике стартовала акция "Дорога в рай". Поводом к ней стал тот факт, что главная мечеть Махачкалы – Джума-мечеть – уже не вмещает всех желающих помолиться. Чтобы провести ее реконструкцию, по телевидению объявили о сборе пожертвований. За три дня от дагестанцев на это святое дело поступило 25 миллионов рублей.
О том, что главная мечеть города, построенная десять лет назад, слишком мала для такой религиозной республики, я воочию убедился в пятницу. В этот день в Махачкале большой праздник. Тысячи горожан собираются на пятничную молитву. Студентов отпускают с лекций, людей постарше – с работы, и к часу пополудни все мечети постепенно заполняются людьми. Ближайшие улицы и переулки заставлены машинами – причем паркуются они в несколько рядов, и проехать автобусу становится уже очень трудно.
Джума-мечеть построена турецкими строителями и поэтому сильно напоминает Голубую мечеть в Стамбуле. Однако если в Стамбуле мечеть в основном посещают иностранные туристы и немногочисленные старые мусульмане, то здесь туристов вообще не сыскать, а приходят сюда представители всех поколений, социальных слоев и национальностей: рабочие и бизнесмены, школьники и студенты, обувные мастера и стоматологи, водители и милиционеры.
У входа толпятся несколько цыганок и выпрашивают милостыню. Впрочем, мусульмане подают им редко. В основном, все сразу устремляются к сооружению во дворе мечети, где производят ритуальное омовение – моют лицо, руки, ноги, и с чистой душой и телом идут в мечеть. Еще несколько женщин и детей торгуют кусками бумаги, чтобы можно подложить их на пол во время молитвы. Это кстати, вещь нужная – как я уже сказал, народу набирается много, и сотни верующих вынуждены молиться на улице.
За двадцать минут до начала молитвы один парень, заметив, что я фотографирую мечеть, спросил, кто я и откуда. Я рассказал, что путешествую по их республике, и спросил в свою очередь, что он думает по поводу ислама и распространения ваххабизма в Дагестане. Парень, которого звали Магорам, ответил мне так, как будут отвечать многие другие дагестанцы:
- Да, была у нас вспышка насилия два года назад, но она ни к чему не привела. Эти ваххабиты хотели жить по законам шариата. И пусть бы жили. На самом деле, шариат и конституция не противоречат друг другу. Все мы живем по одним правилам - не убивай, не кради и все такое.
Именно ислам как-то сплачивает столь разнообразную в национальном отношении республику. Кажется, нет в мире другого места, где народы и языки смешивались на таком небольшом участке земли. Здесь живут аварцы, даргинцы, лезгины, лакцы, кумыки и множество других народов. Ни один из народов не может похвастаться численностью больше полумиллиона человек, однако каждый имеет свой исторический район проживания, язык и даже национальную литературу.
В Махачкале, естественно, смешиваются все народы Дагестана, и главным языком общения является русский. В целом на Северном Кавказе незнание русского языка почти не встречается. А многочисленные контакты разных народов приводят к тому, что вывески и уличная реклама в северокавказских республиках почти всегда сделаны на русском – чтобы чеченец, заехавший на рынок Хасавюрта, или аварец, прибывший в командировку в Назрань, могли понять все, что им нужно. Что уж говорить, если даже известный чеченский бард Тимур Муцураев, воспевавший идею священного джихада против России, вынужден был петь на русском. Видимо, по его замыслу, только таким образом можно было убедить кавказские народы подняться на борьбу с оккупантами – используя язык оккупантов.
Однако если удалиться вглубь республики, в районы исторического проживания дагестанских народностей, местные наречия будут слышаться все чаще и чаще. Между собой жители сельских районов предпочитают говорить на родном языке, и только в Махачкале – плавильном котле дагестанского народа – русский язык занял главные позиции.
На первый взгляд кажется, что национальный вопрос в республике стоит достаточно остро. Действительно, многие конфликты, возникающие в республике, так или иначе связаны с национальными противоречиями. Даже смена бывшего президента Магомедали Магомедова, даргинца по национальности, на аварца Муху Алиева была воспринята как смена эпох. Аварцы, самый многочисленный народ в Дагестане, жаловались на засилье даргинцев в руководстве республики. Сейчас, вроде, этот перекос устранен. Впрочем, может быть, настало время жаловаться на засилье аварцев.
- Дело в том, что у нас, когда кто-то получит важную должность, то начинает устраивать к себе на работу всех своих родственников и односельчан, - рассказал Багдат. – Поэтому получается, что представители одной нации контролируют какой-то бизнес и вступают в конфликт с представителями другой нации, контролирующими другой бизнес. В большинстве случаев причины чисто экономического характера, но их стараются представить как национальные - мол, нас, лезгинов, зажимают аварцы.
На бытовом же уровне подобные проблемы возникают нечасто. Впрочем, у многочисленных дагестанских наций сложились определенные полушутливые-полусерьезные стереотипы в отношении друг друга.
Так, например, аварцы – смелые, напористые, но немного туповатые. Анекдоты про них – как про чукчей. Отмечу при этом, что рассказала мне это журналистка Хадижа из газеты «Молодежь Дагестана», сама аварка по национальности. Кумыки считаются самовлюбленными и мелочными. Лакцы – самыми хитрыми ("хитрый лакец" – так могут сказать даже не про лакца). Даргинцы якобы самые меркантильные, но одновременно самые предприимчивые. В советские времена они были главными спекулянтами, а даргинки до сих пор носят украшений больше, чем представительница любого другого народа.
Кроме того, каждый народ имеет даже какую-то экономическую специализацию. Например, специализация кумыков – вождение маршруток и такси, а у лакцев главный бизнес – изготовление обуви.
Эти стереотипы, разумеется, нельзя применить к представителям всех народов, населяющих Дагестан, однако что-то правдивое в некоторых из них есть. Так, совершенно неожиданно для меня оказалось, что родственники Багдата, лакца по национальности, действительно занимаются изготовлением обуви. В нескольких кварталах от его дома находится мастерская, где они работают. Созданный на дому цех производит внушительное впечатление – серьезные машины, заготовки из кожи, многочисленные инструменты.
Дагестанцы в большинстве своем не любят чеченцев. По их мнению, это народ лицемерный, кровожадный, на который нельзя положиться. К русским относятся со сдержанным уважением – по крайней мере, так мне все говорили.
Хотя столица Дагестана и обладает многими чертами, присущими республике в целом, судить по ней о жизни горцев неправильно. Тем более, Махачкала расположена на равнине и никаких горцев здесь не может быть по определению. Настоящий Дагестан с настоящими горцами лежит к юго-западу от столицы республики, там, где заканчивается прикаспийская равнина и начинаются суровые горы, там, где когда-то шла Кавказская война.
Дальше

Photobucket - Video and Image Hosting

Дербент
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Цитадель
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Махачкала
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Багдат из Махачкалы
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Я и сотрудники Дагестанского государственного музея
Photobucket - Video and Image Hosting

Карта расселения народов Дагестана
Photobucket - Video and Image Hosting

Махачкала сто пятьдесят лет назад
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Памятник русской учительнице
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Джума-мечеть перед пятничной молитвой
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Обувные мастера Дагестана
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting


Автор: hitch-hikerhitch-hiker

Похожие темы

Хунзах: аул Хаджи-Мурата- …Ну, убили их, и Гамзат въехал в Хунзах и сел в ханском дворце, - начал Хаджи-Мурат. - Оставалась мать-ханша. Гамзат...
03 Октября 07
2
Лакцы в созвездии народов Дагестана Мне приятно еще раз констатировать, что самое большое богатство Дагестана - это его народы, которые...
05 Января 09
Lak
2
По основной версии название Кала-Курейш (встречаются также написания Калакурейш, Калакуреш, Кала-Курейшн, Кала-Корейш и т.д.) означает Крепость...
12 Июня 11
0
Первый вопрос который я задал когда увидел этот шпиль в центре Дублина:   - бывают ли здесь молнии? Но на моем пути повстречался...
23 Мая 09
1
20 января 1921 года была образована Республика Дагестан – край прекрасных каспийских пляжей, лучшего коньяка и сухих вин. Сегодня мы расскажем...
20 Января 14
7