Для более удобной навигации и больших возможностей, зарегистрируйтесь на сайте
  • Отчеты (20725)
    Всё интересное и новое
  • Видео (52)
    Видео из путешествий
  • Места (3228)
    Куда можно поехать
  • Люди (2557)
    Пользователи и рейтинги
   
    
Финляндия
(220 постов)
 
Всего постов

20725

УДИВИТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ДВУХ ФАРАНГОВ В ПАТТАЙЮ ТАИЛАНД

0
16 Сентября 2007
Solskjaer
0
0



С 20 МАРТА ПО 4 АПРЕЛЯ 2007 ГОДА
Эпилоги

У меня их два. «У меня два варианта – Делчев и Крупский».

№ 1. В нем я хочу выразить огромную благодарность Пен (мой друг закатывает глаза и шепчет имя Джимми), Кхамон, Ван Чай и другим жителям прекрасной страны улыбок, соотечественнику Винскому и всем участникам собранной им инетской тусовки, объединенной любовью к Таиланду. Одной девчонке, которая ждала моего возвращения. И, конечно, моему другу, который все же пошел со мной в разведку в неизведанные края, терпел мое нытье и пьянство, и который все же не убил меня об отбойник по дороге на Джомтьен.

№ 2. В нем я хочу сказать о Евгении Гришковце. У меня была девушка. Пока мама не запретила ей встречаться со мной. Ну та, что тогда ждала. Она – его фанатка. А я только знал, что есть такой. И это все. А тут я прослушал кое что из раннего… Оно конечно, с той разницей в возрасте, девчонку вполне это может впечатлить. А я услышал зарисовки наблюдательного парня, к которым он приделывал глубокомысленные, философские и разные другие поучительные морали.

К чему это я? А, ну да… Если вы заметите, что я тоже приделываю к своим запискам такое же, долбаните мне по затылку. Ну или еще куда.

Все, лирические отступления окончены.

* * *

Новый аэропорт Бангкока. Циклопическое сооружение – пересекающиеся трубы из стали и стекла.

Нас встречают первые увиденные нами таечки в форме. Крохотныеее… Улыбаются, проверяют наши бумажки и тянут «Савади хаааа…»

Идем по одной из труб. Идем… Идем… Потом едем. На транспортерной ленте. Вот он – Вавилон! Народууу! Каких только лиц нет! Я бывал за границами, но такого разномастия не видел.

Визы отменят через 4 дня, но мы уже не заполняем декларации, только бумажки на въезд и выезд, которые пришивают в паспорта. 1000 бат, однако, все же платим L

Рекой всех наций течем к паспортному контролю, встаем в одну из очередей за невероятно хип-хоповским негритенком. Бейсболка, бандана, сережки, плеер, черная футболка, оранжевая рубаха, трусы с розовой резинкой и джинсы! Как могут держаться джинсы, если их пояс ниже пиков ягодиц? Ужасно хочется наступить на лежащую на полу штанину, чтоб посмотреть, что будет, когда он шагнет.

Короткие гляделки с таможенником, первая попытка блеснуть знанием языка – Са Ва Ди – точно как произносит интернетовский говорящий словарь, первое удивление от непонимания моего тайского.

Дальше куда? Досмотр.

Так, красный коридор, но нам нужен зеленый. Перочинный ножик и плоскогубчики на все случаи жизни уже изъяты в Екатеринбурге, теперь нам скрывать нечего. Ага вот он. Но закрыт. Как впрочем, и красный. Зато открыт настежь широкий проход посередине, и таможенник машет рукой, мол, валите уже отсель.

Река, разбитая паспортистами на ручьи, снова слилась и несет нас вниз. А тут… 1001 табличка встречающих и среди них родные нам – Ривьера, Тез и Натали. Выгребаем к берегу.

Кучкуемся. Удивительно, что можно везти в тропики в таких огромных сумарях и чемоданах?

Наконец, Натали-Тур нас всех выловил, налепил на майки по цветной бумажке, и мы выходим из аэропорта на стоянку.

Офигеть!

Словно вошли в парную. Не в сауну, а именно в парную. Тело обволокло горячим влажным воздухом. Мой друг вдохнул этого пара полной грудью, выдохнул и вынес вердикт: «Мне тут нравится».

Стоянка забита такси невероятных расцветок. В своем Челябинске я бы произвел фурор, если бы моя Лачетти была такого жизнеутверждающе-зелененького цвета. Нет, лучше розового, как губная помада блондинки. Расписные автобусы в яркости не уступают легковушкам, зато размерами превосходят все представления об автобусах J Вот наш. Очень симпатичный. Уж знаю-знаю про движение в Таиланде, все равно приперся к двери водителя. Прежде чем он успел привычно отреагировать, улыбнулся, буркнул «сам знаю» и полез наверх с другой стороны.

Из кондиционера дует не прохладой – морозом. Нет уж, греться, так греться.

Расселись, посчитались, поехали.

* * *

Первая остановка после часа пути к Паттайе. Покупка симок. А где Сингха?! Сингха вон в том магазине. Хорошо, идем. И тут происходит ЭТО!

Навстречу нам идет девушка, которую мы, разумеется, разглядываем. Поравнявшись она тоже смотрит на нас (справедливости ради признаюсь, что на моего друга повнимательней).

И тут она улыбнулась. Улыбнулась! Просто так.



Оставшуюся часть пути я успокаиваю своего попутчика и отпаиваю его Сингхой. Но безуспешно. Он все твердит: «Мне 40 лет, мне никогда не улыбались девушки на улице. Где мы живем? Зачем мы живем?»

P.S. Позже, по возвращении, я неоднократно буду рассказывать об этом случае. И слушающие девушки будут отвечать: «Да, у нас попробуй улыбнись – потом не отвяжешься: «Улыбнулась – значит должна дать».

Где мы живем? Зачем мы живем?

* * *

Мы въезжаем в Паттайю. Город оказывается больше, чем я ожидал. Море! Как же я его люблю! Какой может быть отпуск в Чехии или Париже? Да, там, наверное, красиво… Да точно красиво! Но море…

* * *

Камелот. Наш отель. Что расположен удачно, это мы уже знали с форума, но убеждаемся только еще подъезжая. Два шага от Вокинг Стрит. Он на самом краю ночной цивилизации. К примеру, Централ Паттайя хоть и рядом, рукой подать в сторону Джомтьена, но уже не в тусовке.

Опа! А наши два супериора заняты. Извините, может согласитесь на делюксы? Ах, ну хорошо, только в честь давней дружбы наших стран.

Упитанный гном в униформе все же отбирает у нас наши сумки и волочет их к лифту. 4 этаж. Фо-фо-сикс и фо-фо-севен. Открывает... Однако… «Это я удачно зашел». В делюксе жить можно. Номер просто здоровый, квадратная кровать размером с огород для моркови, отдельно зона отдыха – диван, столик, два кресла. Два окна выходят во дворик на бассейн. И чрезвычайно любезно, что номера рядом. Можно перестукиваться через стенку. Ну, если ночью облажаешься. Точка, точка, точка, тире, тире, тире, и снова три точки. И голым доскакать можно.

Гном демонстрирует работу сейфа, забирает свои чаевые и сваливает. Мы осматриваемся.

Холодильник с бутылочками и пакетиками. Позже выяснилось – наценка есть, конечно, но вполне терпимая. Не сравнить с турецкой.

На форуме предупреждали, что розетки вываливаются – она и болтается. Телевизионная. Но мы и без конфискованных плоскогубчиков ее зачиняем. Кому-то это могло испортить весь отдых. Но нам нечего больше желать.

Однако, Камелот еще преподнесет нам свой сюрприз…



* * *

А унитазы тут работают не как у нас. В них перманентно стоит вода. А когда смываешь, все это дело завораживающе закручивается и затем засасывается, после чего уже струей смывается и наполняется вновь.

* * *

Позади 18 часов пути. Вещи распакованы, сейф заперт, душ принят. Унитаз освоен. Пора сделать первую вылазку. Да и перекусить не мешало бы. Наш маршрут – Вокинг стрит и Ройал Гарден Плаза.

* * *

- Мяу-мяу! Кам он! Секси бойс! Кам он! Мяу-мяу!

- Это они нам? О, боже! У них есть вкус!

- Смотри какая!

- Эта? Да, класс! Тока сисек нету…

- Нет, вот, в розовой маечке. Сдохнуть!

- А вон на ту погляди. Она нам машет!

- Трансик, поди. Говорят же знающие, если хорошенькая, то трансик.

- Да ну? И вон та? Тот…

- Да не может быть. Видно же, что девка!

- Не верь глазам своим!

- А-А-А! Черт! Лебединский, я домой не поеду!

* * *

Верхний этаж Ройал Плазы. Барабанная дробь! Нам несут Его Величество Том Ям Кун! Сейчас состоится обряд посвящения!

На вид – ничего особенного. Много травы, креветочные хвостики выглядывают.

Одновременно запускаем ложки в порядочные по объему тарелки. Ну, с Буддой! Первую ложку проглатываю легко. Вторая идет хуже. Такое ощущение, что во вкусный суп из морепродуктов жахнули весь перец, что был. Но это бы ладно, перцем нас не испугаешь. Так они еще для колориту ливанули в него же какого-то дешевого одеколону. Еще пара ложек и я с грустью признаю, что завалил экзамен на тайство. Одеколонный вкус забил для меня все остальное.

Мой друг держится существенно дольше, посмеиваясь надо мной и объясняя, что то, что я по дикости принял за вкус одеколона – на самом деле благородный имбирь.

Ну что делать, значит не люблю я имбирь.

Однако и сам гурман не смог добить всю тарелку.

И решаем мы, что с Том Ям Куном покончено – не быть ему нашим любимым блюдом.

Справедливости ради надо отметить, что кроме Его Величества, есть на тайских кухнях и другие супы, которые мы впоследствии ели с большим удовольствием.

А еще ради той же справедливости – после этого случая мой друг все же закажет еще Том Ям Кун. Причем дважды! J

* * *

«Камелот. Этот отель выделяется из ряда прочих оригинальным дизайнерским решением экстерьера в средневековом английском стиле».

По средневековому английскому замку бродят голые русские туристы с полотенцами, оставляя лужи на полу лифта.

Нет, ну что уж вы так сразу! Я только имею ввиду, что когда идешь из бассейна мокрый…

* * *

Разговор двух парней у бассейна:

- …а я в дьюти-фри два блока взял. Так уже второй начал. Тут воздух такой… Так курится легко…

* * *

К сведению отправляющихся в Камелот. Если вы, выйдя со двора, повернете налево, то через пару шагов будет прачечная. Где совершенно задешево вам решат проблему грязного белья. Сегодня сдаете, завтра все получаете упакованным в пакетик.

* * *

- Смотри, какие шортики! У меня салфетка очки протирать – больше! О-фи-геть!

* * *

Бесплатная экскурсия. Змеиная и крокодиловая фермы, Сад миллионолетних камней, Ювелирная фабрика (как без этого).

Пока едем, наша гид Кхамон рассказывает, что можно жахнуть крови змеи и ей же, змеей в смысле, закусить. Я пускаю это мимо ушей, но мой попутчик загорается жаждой крови. Он слышал, что она здорово повышает потенцию. Потенцию? Потенция - такая вещь, что никогда не помешает. Даже нам. Тем более, говорит, что ее не в чистом виде пьют, не вампиры чай, а в водку добавляют. Это меняет дело. Дайте две! Закуски – не надо. Упс… Облом. Кровь – тока с закуской. Вы, мол, кровь выпьете, а куда нам тушку девать? А что, говорим, сразу убивать животное-то? Вы нацедите пару стаканчиков вон с той толстой. Ей-то что сделается, а если у нас после выпитого хоть отдаленно напоминать ее будут… Но нет. Ковырять змею тоже отказываются. Ну и ладно. Своей потенцией обойдемся.

Шоу со змеями. Таец-диктор свою нехитрую речь знает, наверное, на всех языках мира. Начав почему-то на французском (комплимент, наверное) по реакции публики переключается на русский. Коронная фраза: «Кобра очень опасна. Сорок минут – уммммирай».

Лохматый парень в это время ловко от одной такой уворачивается. Он, наверное, специально лохматый.

По ходу шоу почтенной публике демонстрируют пенис змеи. ЗмЕя. Их, вроде бы даже два. Если мы правильно поняли русский ведущего. В смысле, два пениса. Надо же. А также показывают ядовитые зубы и яд в них. Возят змеей по визжащим дамам, вываливают на арену целый мешок змей, швыряют в публику похожие на них веревки. Девчонки скачут с визгом по рядам, сверкая белыми трусиками. Все довольны.

Под занавес должен быть поединок змеи с мангустом. Вот змею вытряхивают в стеклянный ящик с маленьким зверьком. Она немедленно принимается искать выход из аквариума, а зверек начинает ее есть с хвоста. Нельзя сказать, что бой захватывающий. Змея шарашится по углам и лезет наверх, на хвосте ее болтался крохотный мангуст, пытаясь ее проглотить. Рефери решает прервать бой, и змею дисквалифицируют, еле стряхнув пожирателя с хвоста. Производится замена. Новой змее зверек вцепляется в бок, где было уже отодрано несколько роговых пластинок. Ей, наверное, весь этот шоу-бизнес порядком осточертел, и кусачего мангуста она ненавидит уже. Поэтому биться она тоже отказывается, стойко перенося мучения. Ну и ладно. Публика, и мы в том числе, довольна мирным исходом. Солнце, природа вокруг – все это не располагает к крови.

Кстати…

Экскьюз ми… А если мангуст змею уж все равно прокусил, можно пару стаканчиков..?

Сад древних камней и крокодиловая ферма нам просто очень понравились. Красиво. Тропические растения, окаменевшие деревья, все яркое, особенно монахи. Птицы кричат на незнакомом языке. Тут, наверное, пришло первое понимание того, что мы в отпуске и куда в этот отпуск нас занесло.



(Эта скульптурная группа - медведь, пристраивающийся к жирафу)

Захотелось присесть и выпить кокосу…

Кстати, если не пробовали еще, выбирайте кокосы маленькие, бежевые такие. Они вкусней больших зеленых.

А потом были крокодилы. Много крокодилов. Они лежат бревнами в бассейнах и рядом. Иногда на некоторых что-то находит, и они с шумом бросаются на несколько метров. И снова замирают. Крокодилы – это серьезно. Это существа из другого мира, каким-то чудом забравшиеся в чужое время. Умом крокодила не понять…

- А если ты туда спрыгнешь, они тебя укусят?

Мы гадаем, что за странные звуки слышатся периодически тут и там. Оказывается, что эти удары от схлопывающихся челюстей! Однако!

В ожидании шоу народ фотографируется с валяющимися тиграми и каким-то невероятно-раскормленным меланхоличным существом. Что-то напоминает в нем медведя, но я не уверен. Посмотрите сами – в фотоотчете он есть.

Наш парнишка тащит на животе невероятных размеров орех. Сделайте кольцо из двух рук - вот такой.

- Ух ты! Где ты такой надыбал?

- Сам упал. Рядом совсем, чуть не убил.

- А что это за орех?

- А хрен знает. Сказали только, что, вроде, несъедобный.

Потом он его бросил. Ясное дело. Тяжеленный. А жалко. Хороший орех.

Шоу с крокодилами. Описывать не буду, но все как полагается, с поцелуем в носик и засовыванием головы в пасть.

Я по ТВ видел в Очевидце, как крокодил чуть голову артисту не отъел. Объяснил артист потом это тем, что с лица упала капля пота монстру на язык, и тот рефлекторно схватил добычу. Ну не знаю. Наш был весь мокрый, и с него явно капало вовсю. Но крокодилы не кусались.

По завершении предлагают в ресторанчике попробовать артистов на вкус. Я уже крокодилов имею ввиду. Крокодил – не змея. Его попробовать интересно. Еще вот интересно, он потенции не способствует случайно?

Выбираем шашлычки «а-ля натурель», чтоб ничего не отвлекало от мяса. А знаете, вкусно! Нежирное, но мягкое. Сравнивать с чем-то бесполезно, я тут и цыпленка у макашницы не узнал. Но нет никакого ярко выраженного привкуса. Как телятина, наверное, но мягче.

Ювелирная фабрика. Бриллианты, рубины. Лучшие друзья девушек. Бесспорно- красиво. Мы знатоки ювелирного искусства те еще, но на наш взгляд – очень даже. Была у меня мыслишка… Но за то колечко мне пришлось бы отдать всю мою наличность. Чужие мы на этом празднике роскоши.

* * *

Едем на экскурсию в Бангкок. Сзади тетенька из Калининграда опускает мужика из Новосибирска, приехавшего с женой и дочерью. Пересчитав рубли в привычные ей деньги, ужасается тем, сколько он выложил за путевку и, аргументируя московской ценой тура, через фразу повторяет: «А Вас в турагентстве поимели. В буквальном смысле – по-и-ме-ли».

Тетеньке невдомек, что в России немного другие цены, чем в Москве.

А Калининград к Москве приравнивается, кстати?

- А вы приедете – идите в агентство и жалуйтесь. Что вам не понравилось, что море грязное, что питание плохое. Пусть хоть часть денег вернут!

Правда, признает, что и сама поимелась:

- Я до этого была в Египте, в Турции. Великолепно отдохнула! Просто великолепно! Отель, сервис, море чистое. А здесь! Паттайя. Это же помойка!

Эта ее фраза впоследствии стала у нас крылатой. «Вот в Турции, где мы великолепно отдохнули…». Кстати, мы на самом деле были в Турции. Плюс еще с моим сыном. В Мармарисе. И на самом деле хорошо отдохнули.

Но тетенька ведь права. На улицах Паттайи, действительно, воняет. Воняет ливневка, воняет какой-то задохлый ручеек возле Камелота. Там, где мы ждем заказ за железными столами, от горящего на грилях хитина креветок и крабов распространяется запах, как при сверлении зубов. С кухонь и макашниц тянет пряным. Конец 16-й сойки весь в сладком дыму кальянов. Сюда же - и запахи духов проходящих морковок, и пота толстых фарангов. И рома. Это, видимо, уже от меня. Извините.

Что верно, то верно. По части фешенебельности и благоухания Паттайя – помойка помойкой!

Поэтому мы сюда и приехали.

* * *

И что верно, то верно – зачастую наши отдыхающие не имеют ни малейшего представления о том, куда они едут.

Тетенька, которая «в Турции великолепно отдохнула», поиметый мужичок, вывезший семейство на курорт, озирающаяся ошалелая семья с дочкой-подростком на Вокинг Стрит, одиночные девушки с сосредоточенными лицами, семейные пары, знакомящиеся друг с другом ночными посиделками за столиками у бассейна.

Один из Го-Го баров. Напротив нас – две немолодые пары. Глаза – в стаканы. Мужская половина все же изредка подбрасывает взгляды. А куда ни подбрось – все равно попадешь под юбочку. И не факт, что под ней – трусики.

- И что, тебе это нравится?

- Да ничего хорошего…

Бангкок. Королевский дворец. Полдень. Солнце жарит с зенита. Марево. Пунцовая бабушка, которую дочка отправила с внуком «отдохнуть на море»: «Если живая вернусь, я наверное, до ста лет доживу».

* * *

Бангкок. Храм лежащего Будды. В воздухе висит непрекращающийся звон. Это звон от монеток, бросаемых в огромное количество чаш. 180, кажется. Нужно повторять самое заветное желание и бросать по монетке в каждую чашу. У меня есть такое желание. И у спутника, видимо, тоже. Мы прячем камеры, берем за 20 бат по чаше с монетами и шепчем каждый свое. Дзинь, дзинь, дзинь…

* * *

Еще немного о тетеньке. Кстати, она попала на фото – можете посмотреть: экскурсия в Бангкок. Она сзади нашего гида – девчушки Нади - в черной майке. С огромной грудью.

Увидев, что мы расплачиваемся с Кхамон за заказанные экскурсии, обращается ко мне:

- Скажите, а вы экскурсии у Натали берете?

- Да.

- А что, у них дешевле?

- Не знаю, мы не сравнивали.

- С кем?

- ???

* * *

Бангкок. Храм золотого Будды. При подходе под ногами вертятся фотографы, заглядывая объективами в лицо. При выходе один гордо демонстрирует нам значок с моим портретом. Типа, недорого.

- На кой черт нам эта рожа? Ну-ка покажи, кто у тебя еще есть?

В недоумении бочком-бочком от нас.

* * *

Бангкок. Ресторан на пришвартованной посудине. Толпа обедающих экскурсантов.

- Видишь вон ту хорошенькую?

- Да. Очень даже.

- И ведь наша, поди.

- Да вряд ли.

- Да точно. Бери аппарат, пойдем сфотографируемся.

- Прошу прощения, Вы русская?

- (Настороженно) Да.

- Вы очень красивы! Можно сфотографироваться с Вами?

- (Улыбка) Ну… не знаю. Если мой молодой человек не будет против…

Молодой человек с другой стороны шведского стола:

- Чё он хочет?

- Сфотографировать меня.

- А, не-не-не…

- Ну извините.

* * *

Идем на катере по каналам Бангкока. Оживление. По левому борту из воды на ступени одного из домов выполз здоровенный варан. Кхамон говорит, что увидеть варана – к удаче. Странная какая-то удача, если ее олицетворяет не синяя птица, а этакий ящер.

* * *

«Централ Фестивал Центр». Кто-то, наверное, всю голову сломал над названием. Центральный Центр – это звучит гордо.

Занимает добрый квартал на Секонд роуд. Немного севернее Альказара. Издалека уведите высокую стеллу с солнцем, больше похожим на корону. В нем – здоровенный магазин Биг Си. И шмотки, и провиант. Распродажи постоянны. Мы там покупали джинсы, майки, автомобильные манометры, Сэнг Сам, витамины и т.д.

На первом этаже – различные кафешки. Столь любимые нашими девушками суши особой популярностью не пользуются. Японское заведение пустует. Видимо, дороговато. В пиццерии – значительно веселей. Но мы держим путь в огромное заведение сразу слева от входа, где народу больше всего. Даже оказались занятыми все столики. Нас просят подождать на скамеечке. Ждем недолго, и вот нас уже проводят. На столе – в центре – электрическая плитка, на ней – кастрюлька. Красненькая. С прозрачной крышкой. Кипит. Меню с картинками. Это облегчает жизнь.

Одним глазом втыкая в меню, другим проводим рекогносцировку. За соседними столиками народ, где парами, где компаниями, болтая, достает ништяки из таких же кастрюлек и с аппетитом их точит. Непосредственно сзади одновременно с нами размещается компания парней. И с ними – одна морковка. Видать, парни опытные. Конечно, здорово устроились, она сейчас им тут королевский ужин сварганит. Эх… Ну ничего, мы оба привычны обходиться без женщин. Своими силами… Ладно, хорошо, без паники. Заказываем что-то на вид уже готовое и явно мясное (это окажется уткой, весьма вкусной) и еще всякой всячины – креветок, грибов, каких-то листьев, еще чего-то, уже забылось. А вернее, и сразу не зналось. Эту всячину нам приносят, как и ожидалось, в сыром виде в квадратных красных плошках, ставят штабелем на стол и…все. Типа, наслаждайтесь. Немного порядившись, чья сегодня очередь готовить, мы решаем все же прибегнуть к помощи официантки. Уж она хотя бы знает, чего это мы набрали. Ловим проходящую мимо. Девушка быстро поняла, что мы кулинары те еще, осмотрела наши ингредиенты, и, как мне показалось, была удовлетворена выбором. То есть, получаемое из всего этого варево не обещало стать средним между супом и компотом. Она свалила почти все в кастрюльку, велела остальное бросить через 5 минут и еще через 5 минут все будет готово. Мы все сделали по ее рецепту. А потом, как и все в этом зале, стали вылавливать свои ништяки. Если учесть, что мы готовили тайскую еду первый раз, получилось неплохо. Только большие зеленые листья все же разварились и стали мерзкими на вид.

* * *

Нонг Нуч. Парк описывать смысла нет. Лучше посмотреть фотографии. Очень красиво! Просто буйство зелени! Уж на что мы от парковых красот далеки, но тут погулять – одно удовольствие.

Как мураши тут и там копошатся тайцы, поддерживая все это великолепие. Есть, правда, в выстриженных геометрическими фигурами кустах и деревьях неестественность, но… Очень красиво. Кактусы огромные, орхидеи яркие, ананасы декоративные, чего тут только нет. На фоне всякой красоты фотографируются девушки. И наши, и азиатские. Мы тоже их снимаем втихомолочку J

Павильон бабочек. Но их самих немного. Не сезон, якобы. Из водоемчика пьет тайская кошка. Маленькая, облезлая, хвост каким-то кукишем (у них у всех тут такие хвосты зачем-то). Мой попутчик осматривается и, убедившись, что никто не увидит его выходку, спихивает ногой кощенку в воду. Та бодро выгребает обратно. «Жарко же, а сама она ни за что не прыгнет» - звучит логично.

На скамейке – видите? Два тайца в униформе, с ними два шимпанзе. Маленький и побольше. Сидят себе все четверо в тени. Беседуют. Друг с камерой подначивает – иди поздоровайся с обезьянкой. Подошел сзади, улыбнулись друг другу. Протягиваем руки. Боже мой! Я знал, что обезьяны очень сильные, но в его руках не чувствуется живой податливости! Отлитые из чугуна пальцы сгибаются ровно настолько, насколько хотят, даже не спружинив от давления моих.

Слоновье шоу. Сперва в павильоне, потом действие переносится на улицу. Все описывать тоже не буду. Смотрите фото и видео. Но шоу очень хорошее. Что мне нравится больше всего, так это то, что все это действо доставляет удовольствие и самим слонам. Ну, верней, слонихам. Улыбки под хоботом, маленькие жульства, трубный звук победы – теперь я сам убеждаюсь, что слоны – животные умные.

Один из номеров – перешагивание слонами ненормальных желающих. Последнюю в ряду желающую ждет сюрприз – слон шлепает ей по спине и пониже хоботом, а затем и вовсе ножищей мнет ей ягодицы. Наконец перешагнул. Довольная камикадзе встает и трусит к своему месту. Опаньки! А ведь это та наша девчушка, что с маленькой дочкой и мамой бродила по парку недалеко от нас (нас часто наши женщины-туристы выбирают за ориентиры, чтоб не потеряться). Вот так живешь и не знаешь, что в твоем селении рядом с тобой ходят женщины, которые слона на скаку остановят…

По выходу с шоу можно сфотографироваться с хорошенькими трансиками в ярких национальных одеждах. Ну, конечно, мой попутчик уже обнял одного. И тут, обратив внимание на прыщики на носу трансика, мой друг совершил важное открытие!

Неоднократно обсуждалось, как можно трансика отличить от девушки. Предлагался голос, кадык и т.д. Но голос еще услышать нужно, кадык – разглядеть… Но нос! Нос вот он – туточки! Его высматривать не нужно, он на самом видном месте. Как визитная карточка. Даже у самых хорошеньких таечек носик курносый и весьма широкий J А вот если с носа дама вашего сердца намахивает на Майкла Джексона, то и звать ее вполне могут Майклом. Грудь и нос входят в базовую комплектацию трансвестита. Остальное – опции.



* * *

Аквариум. Аквариум небольшой. Сразу при входе – бассейн, в котором всех обитателей можно потрогать руками. Если успеешь. Однако, публика все же остерегается хватать всех без разбору. Черт их знает…

Как все уже, наверное, знают, основная экспозиция аквариума – это подводный тоннель, проходящий по кругу. Идешь, а вокруг тебя всякие рыбы фиш плавают. Очень рекомендую перед походом в аквариум принять хорошенько. Тогда эффект от тоннеля многократно усиливается. Движущиеся рыбины, кривые стенки, преломления, искажения – и вот вы уже хватаетесь за поручень для утверждения своего вертикального положения. Жаль, меня об этом никто не предупредил, поэтому вместо подпития, я был в стеклянной трубе с похмелья. Эффект тоже усиливается, но… не рекомендую.

А по завершении тоннеля мы с живым интересом разглядываем несколько аквариумов с морскими коньками и удивительными рыбками – тонкими как игла (это не они, случайно, норовят забраться в мочеиспускательный канал?) - и другими всякими разными яркими.

* * *

Альказар. Знаменитое шоу трансвеститов. Кхамон говорит, что Натали-Тур бронирует для своих туристов лучшие места – и у нас нет оснований ей не верить. Идем!

В условленное время сидим в холле Камелота. Ждем-с… Заходит таец с табличкой Натали – карета подана. За нами с диванчиков подхватываются две наши соотечественницы и с ними еще одна – старая кошелка. Дамы явно рады случаю выйти в свет. А и то сказать – куда тут девушкам пойти? Они принарядились, макияж, все дела. Вполне привлекательны, одна черненькая симпатичная, другая тоже ничего, блондинка, с декольте. И с ними старая кошелка.

Мы выходим первыми и не можем не улыбнуться – прямо у дверей отеля стоит видавший виды тук-тук, в который жестом приглашает нас загрузиться водитель с табличкой. В тук-туке при этом уже торчат то ли два, то ли три пассажира-хачика.

А где же лимузин?

В дамских рядах начинается ропот, бубнение и кривление рта. Последнее весьма портит блондинку. Выход в свет начинается не как ожидалось. Но куда деваться. И они лезут за нами в кузов. И старая кошелка. Правда, чтоб не потерять дам в дороге, мы меняемся с ними местами, зажав по одной между собой и хачиком. И старой кошелкой. Мне досталась блондинка. Пахнееет… И декольте опять же. Дорога удалась. Если не считать выхода удивительной энергии и любознательности старой кошелки. Она бухтит всю дорогу.

Народу к Альказару стянулось порядочно. В основном, китайцы. Слоняемся, ждем начала, уворачиваемся от въезжающих автобусов. Внизу – бар. Думаю, жахнуть что ли, чтоб настроения повысилась. Но что-то бар вызывает подозрение – в нем сидит один единственный хмырь. И что-то крепко глушит.

Вдруг волна оживления. С левого боку из здания выходят участники шоу. На земле очерчена зона их расстановки, ее они и занимают. Теперь на них можно поглазеть вблизи, а бат за 50 можно сняться в обнимку с приглянувшимися. Публика, оживленно переговариваясь, втыкает в трансов. Особое удовольствие от зрелища получают почему-то китайцы. Веселятся, аж глаза круглые, галдят, щелкают камерами, просто счастливы. А мы сразу приклеиваемся к ангелу, одетому в белое платье с короной. Это что-то! Фигурка, глаза, улыбка, за которую можно отдать душу… Ангел, источая любовь и кротость, одаривает всех этой улыбкой и охотно снимается с желающими. Другие – тоже есть хорошенькие, но эта… Мы просто писаемся (зачеркнуто) любуемся.

Но потихоньку ловлю себя на мысли, что испытываю какой-то дискомфорт. Стыдно мне что-ли… Мы таращимся на этих людей как на зверушек в зоопарке. Только что клетки недостает. Что-то есть в этом обидное и жалкое. И фотографироваться с ними я уже не хочу, я лучше побреду ко входу. Тем более, что уж перевидал я таких фотографий – шикарная дама в роскошном платье с плюмажем, с лучезарной улыбкой, и обнимающий ее Вован с пупком из под гавайской рубахи, в шортах и босоножках с торчащими наверх большими пальцами, с заплывшими самодовольными глазками. Нет уж. Не мне с таким ангелом сниматься.

Места и вправду хорошие. Перед началом публику обносят подносами с напитками. Приятно. В это время на экранах мелькают всякие смешные видеофрагменты. Начинается шоу. Публика замигала вспышками – снимать не запрещают. Ну раз так, и мы достаем камеры.

Шоу хорошее, костюмированное, яркое. Поют, танцуют.

Вот звучит китайская музыка и зал рукоплещет. Следующему номеру радуются уже японцы. И закончится все выступлением под песню Валерии про перышко. Тут уже хлопаем мы. Впоследствии я дома уже услышу эту песню – и вспомню Альказар. Откуда Валерия знает тайские песни?

Оно конечно, в номерах ничего особенного. Главная фишка – это то, что все тут – урожденные мужики.

Мой друг старается выхватить объективом самые хорошенькие лица (кто-то из читателей это увидит), я тоже щелкаю своим аппаратом. Оба высматриваем ЕЕ.

Мы уже тертые фаранги и леди-боев немного-то различаем. Но на некоторых артистах мы бы прокололись. Посмотрите в фотоотчете на нашу протеже в белых шортиках. Женские движения, женские повадки. Вся фигура, строение скелета и мускулатуры – женское. Не видел я ни одного мужика, у которого бы так по-бабски гнулись коленки в другую сторону. Даже у балеринов.

И возникает у меня простая мысль о маленьком бесхитростном азиатском жульстве. Мы ведь идем удивиться на то, что бывшего мужчину не отличить от девушки. Особенно, если она девушка и есть J

Шоу длится не очень долго, и мы вытекаем наружу. Теперь уже встречать артистов как старых знакомых. Вот они выходят, и мой друг не выдерживает. Отобрав у меня все мелкие купюры и сунув в руки камеру, он пробирается к короне. По пути пообнимавшись с ее соседкой, добирается наконец до своего ангела. Я снимаю.

Впоследствии один знакомый, посмотрев эту запись, скажет: «Если бы я не увидел тебя на этом видео, никогда не поверил бы, что вы на самом деле тут были».

У нашего тук-тука нас уже ждут. Две дамы, старая кошелка и хачики. Домой.

Все равно, мне как-то не по себе от Альказара. Ну считайте меня консерватором.

На шоу Тиффани, которое тоже стоит в наших планах, было решено не ходить.

* * *

Джомтьен. Паттайя Парк.

На следующий же день по приезде мы перед экскурсией скачем на пляж. Времени у нас мало – и мы бодро шагаем к ближайшей воде. Начало (или конец) городского пляжа не вдохновляет. Кучи мусора – остатки веселой ночи, мутная вода с плавающими в ней стаканчиками. Но мы к этому готовы. Все же знают, что море на Бич Роуд не для купания. И мы тут чисто за ультрафиолетом. Ненадолго. А еще, сняв брюки, я обнаруживаю, что забыл надеть плавки. Провожал Дрим, волновался, вот и упустил из виду. Ничего, сойдут и трусы. Обещали же свободные нравы…

В последующие дни мы уже ездим на Джомтьен. Сразу после завтрака. Опять же спасибо мне за выбор отеля – мы живем у дороги на Джомтьен. Выходим, тук-тук останавливается – поехали. Ходят они непрерывно. 10 бат с носа. 7-50, 8 рублей то есть. Как у нас в автобусе. Ехать, наверное, минут 10, даже затрудняюсь сказать точно. Не засекали, а точное значение неважно, поскольку мне нравится и сама поездка. Сидишь себе, обдуваешься ветерком, смотришь, как оживает улица. Тут одно, там другое. Вот по правому борту – за стеклянной витриной – байки напрокат. Нет, не те, что сдаются на каждом шагу. Эти байки – которые надо байки! Монстры! Как в кино. Но на таких тут частенько гарцуют. Фаранги, разумеется. А вот тут разводят всякие растения и бансаи, за которые кое-кто отдаст душу. Но не переть же отсюда дерево. Пусть даже и маленькое. Помимо окружающего вида, любопытно потихоньку рассмотреть и попутчиков. Обычно наши соплеменники в это время еще с бодуна, поэтому компанию нам составляют импортные фаранги преклонного возраста, немолодые тайки, едущие на работу (я все думаю, в специальных они носках или нет, если на носки надеты сланцы с ремешком между пальцами), тайские парни. Девчонок что-то не видно утрами. Вот и сейчас наш тук-тук подбирает трех веселых парнишек. Вернее, веселеньких. Молодые совсем. И в такую рань набрались. Хотя, тут время другое. Видимо, это не начало, а окончание банкета. Туземный хоббит-полурослик с недопитой 0,7-й бутылью Сэнг Сома в детской ручке выглядит смешно и нелепо. Все равно, как я бы гулял с четвертью самогона. Хихикают на тайском, но ведут себя прилично, с остальными пассажирами своими взглядами на жизнь поделиться не пытаются. И вскоре сходят. Везде пишут, что тайцы почти не пьют, и это похоже на правду, судя по тому благоговейному ужасу, с которым местные девчонки смотрят на мой стакан. А это уже, видимо, следствие проникновения культуры в молодежь. В том числе – и нашей культуры.

Дорога проходит не по берегу, моря не видно. Но оно недалеко. Вот справа по курсу за пустырем торчит высоченная башня Паттайя-Парка – ареал обитания руссо-туристо. Сворачиваем направо – это уже к морю. Доехав до воды, тук-тук поворачивает налево, на финишную прямую, теперь выбирай, где приземлиться. Первый раз мы отъехали подальше, и я отправился посмотреть названия отелей, чтобы потом по карте определить место нашей высадки.

Джомтьен похож, наверное, на все пляжные районы: отели с барами и магазинчиками – по одну сторону дороги, пляж с шезлонгами и море – по другую. По пляжу ходят продавцы всякой фигни – мороженого, крабов, кокосового масла, солнцезащитных очков, татуировок. И каждый считает священным долгом подвалить к нам. Ну разумеется, у нас на лбу написана неизбывная тоска по пирожным, и одной пары очков на носу мне совершенно недостаточно. Продавцы знают, что мы ничего не купим, но не подойти не могут – долг.

С удовольствием наблюдаем, как таец с альбомом незамысловатых тату пристал к сильно-татуированному парню, сидящему с девушкой. Парень, зная в этом деле толк, даже не удостаивает взглядом предлагаемые узоры. Но таец не отстает и канючит что-то типа: «Ну купите тату. Одной больше – на Вас все равно незаметно будет, а мне – рис».

В одно из утр подходит невероятно-печальная женщина и предлагает массаж. Нет, спасибо, массаж мы делаем евридей у своих массажистов. Тогда, может маникюр? Да что Вы?! Мы ж не педики. А педикюр? Упаси господи! И пошла она в тоске еще глубже дальше…

Так вот, в тот первый раз мы, оказалось, высадились у печально-известного отеля Драгон Бич, где застрелили двух наших туристок. Сегодня и на последующие дни мы выбираем местечко поближе – у пляжной футбольной площадки. Во-первых, утром здесь не загораживают солнце деревья, во-вторых, шезлонгами и пивом тут ведает улыбчивая любезная женщина, в-третьих, на площадке почти каждое утро – футбольные баталии местного значения. Но все как полагается – с формой, счетом на табло и комментатором. Я хоть и ленив по натуре, но не до такой степени, чтоб лежать медузой под солнцем. Мне процесс загорания быстро осточертевает, если нет девчонок топлесс, ну или хотя бы этого футбола.

А какая тут вода! Нет, чистотой она тоже не отличается. И пластиковый стаканчик и тут качается на волнах. Но какая же теплая! Я нигде такой не видел. Всем, наверное, знакомо ощущение, когда подходишь босиком к кромке прибоя, и что-то внутри замирает перед тем, как ног коснется прохладная волна. Вот и сейчас это что-то замерло и… А ноги вдруг обдает теплом. И когда выходишь на берег, тем же теплом тебе еще поддает в поясницу. Удивительно! Жаль, нигде не видели термометров, показывающих состояние воздуха и воды. А здорово интересно. А еще море-океан - соленое. Пусть не как Средиземное, но и не как Черное.

Вот оно - счастье. Мы кайфуем в шезлонгах, пьем пиво, смотрим урывками футбол, наговариваем на диктофон впечатления вчерашнего дня, слоняемся по кромке прибоя, выбираем ракушки и красивые камешки…

Что это блестит? Опа - очки. В песке. Совсем целые. Только в тине. И уже немного поцарапаны стекла песком. Споласкиваю, показываю другу. Тот в неге никак не реагирует на мою находку. Ну и ладно, кладу очки на пустой соседний столик.

Не поверите, но как только возвращаюсь на то же место, нахожу вторые очки. Уже, правда, сломанные. Половинка только. На этот раз лицо моего коллеги мрачнеет. Он серьезен. Встает:

– Ну что, полезли в воду! Тут явно затонул автобус с очкариками.

А сегодня он и вовсе не в духе. Он провел эту ночь в одиночестве. Я не хочу сказать, что все остальные он провел не один, просто именно в эту ночь все порядочные фаранги в Паттайе жарили морковок. Кроме него. И поэтому сегодня он стоит гордо и независимо, как будто ему и не хотелось, на перевернутой шлюпке и втыкает с видом знатока в играющих в футбол пацанов. И поэтому, увидев и поймав в прибое совсем крохотного и страшненького детеныша краба, я, зажав в кулаке находку, иду отвлечь его от самобичевания:

- Смотри, что у меня!

- Круто! В трусах поймал?

А вот две девчонки-китаянки. Зигзагами движутся по пляжу в нашу сторону, высматривая все интересное. Пляж еще пуст, и мы в своем районе – единственная достопримечательность. Но, видимо, еще какая! Девчонки останавливаются на почтительном расстоянии, разглядывая нас, как будто мы всамделишные Халк и Шрек. Одна девчушка постарше (не спрашивайте, сколько ей лет – я в азиатских годах ничего не смыслю, молоденькая, но уже можно), а вторая – совсем маленькая. Лет 10, наверное.

Поглазев, юные дамы устраивают совет. Старшая что-то щебечет и тянет младшую (сестренку? Хотя, какая может быть у китаянки сестренка…) за руку. Та болтает головой и зарывается пятками в песок. Приближаться к нам ей явно не светит.

Мы во все свои чеширские улыбки изображаем дружелюбие, машем руками, только что не приседаем и не чмокаем губами.

Осторожно приближаясь, старшая что-то мяукает, показывая на фотоаппарат.

Хоть бы одна собака за всю нашу жизнь по собственной инициативе сфотографировалась бы с нами, так неужели мы будем против?

- Ну конечно! Мы же для этого здесь и стоим!

Обрадованная устанавливает таки младшую на нужном расстоянии, сует ей в руки камеру, уже смело идет к нам и нагло встает между. Облапываем девчонку, улыбаемся… Вот и птичка!

Аппетит приходит во время еды. Отобрав у подружки аппарат (при этом та быстро перемещается на безопасное расстояние), она протягивает его моему другу. А сама прижимается к моему боку.

Что ни говори – славный народ эти китайцы. Добрые, открытые, непосредственные люди. Умеющие по-детски радоваться жизни, и в то же время – мудрые, философские, способные увидеть и оценить истинную красоту.

До талии ее мне нужно наклоняться, поэтому обнимаю уж как могу. Она тоже пытается меня обхватить, насколько ручки хватит. Мой друг смахивает слезу, любуясь на нас – какая красивая пара. Щелк. Девчонка бежит посмотреть, как вышло. Разумеется, вышло отлично! Моя подружка в полном восторге. И вдруг… Протягивает аппарат мне, а сама тянет этого негодяя на то самое место, где только что прижималась ко мне.

Подозрительные все же эти азиаты. Китайцы особенно. Хитрые, скрытные, коварные. Никогда нельзя доверять китайцам. Как, впрочем, и остальным…

Эти двое уже потеряли всякий стыд – он подхватывает ее на руки! У меня от обиды трясутся руки и я жму куда-то не туда: «Готово!». Девчушка соскочила с держащих ее грабель и порхнула ко мне. Но на просмотре – только наши счастливые лица. Ладно, давайте снова.

Уже привычно лезет на руки. Теперь все нормально.

Отобрав у меня аппарат, счастливое создание благодарит нас на ходу и бежит к подружке. Восхищенные своей смелостью, они тараторят, обсуждая приключение, и быстро удаляются.

Мы провожаем их взглядом и молчим.

- Хорошие девчонки. Хороший народ все же эти китайцы…

- Да. Хорошие…

Впоследствии снимки круто изменят жизнь этой девушки. Увидев, как ее обнимают и носят на руках почтенные фаранги, самый красивый парень школы бросит свою девушку и предложит ей встречаться. Но это продлится недолго, поскольку ее руки попросит у родителей молодой предприниматель, начинающий торговлю с Россией. А наши фото будут ночами рассматривать на мониторах и телефонах три сотни девчонок – ее одноклассниц. И бог знает, что мы могли бы увидеть с этих мониторов. Начинаешь завидовать себе электронному.

«Остапа несло…»

* * *

Смотровая площадка Паттайя Парка. Просто площадка и все. Солнце вжаривает. Мы ходим по кругу, таращимся на море, на небо, на красивый город, на несуразно-огромные строящиеся отели. Мне кажется, что это строится смерть Паттайи. Той, которую многие знают уже давно и давно любят. В любой из этих отелей можно заселить всех фарангов с окрестностей Вокинг Стрит. И что от Вокинга останется? Конечно, эти фаранги в них не заселятся. Им и там хорошо. В эти отели с сервисом въедут сонмища тех тетенек, которые «в Турции великолепно отдохнули». Поглотят, затопчут, задавят грудями крохотных морковок. И морковки падут в неравной борьбе. И перестанут в Сиамский залив приплывать на нерест фаранги…

Пока нарезаем круги по площадке, проводим разведку. Спуститься с нее можно четырьмя способами. Первый – на лифте башни. Не рассматривается. Второй – оплаченный, в вагончике, в котором нас сюда и подняли. Третий – в двухместной стоячей люльке. И четвертый – на парашютной сбруе.

Нихрена в нас романтики не осталось – вместо того, чтобы оценивать предстоящие ощущения парения с высоты, смотрим, куда ведут натянутые троса. Ну, чтоб приземлиться поближе к Пратумнак Роад и меньше шлепать пешком. Выгодней всего – на парашютных лямках. Невыгодней – назад на вагончике.

На площадке, кроме нас только две немецкие перечницы. Служивые тайцы приглашают их спуститься на лямках: «Давай-давай!». Перечницы дразнят тайцев: «Тафай-тафай!» и смеются, мол, мы не русиш.

- Что, басурман, не видишь – немцы мы. Давай свою сбрую. – мы купили билеты вниз (жульство сплошное. У нас ведь уже есть билеты. Но – в вагон) и намерены сигануть с бортика прям в пропасть.

Нас упаковывают и для пробы цепляют как свиные туши на крючок. Все в порядке.

Поднимаемся на стапель. Процедура старта немного нелепая. Тебя пристегивают, ты хватаешься за ручки над головой, садишься, а потом должен сам спихнуть свою задницу и повиснуть на сбруе, проехавшись поясницей по краю. Вот мой друг уже болтается за бортом. Потихоньку его отводят от края и… Поехали.

Я следующий. Немки лопочут, ахают, фотографируют меня на память. То ли в восхищении от моей храбрости, то ли просто от меня. А и то – на моей груди застегнулась только вторая сбруя. Выбрали побольше.

Вот я сижу на краю на офигительной высоте. Вниз глядеть нельзя! Гляжу. Высоко. Самое время бояться, а я что-то не боюсь. Занят. Надо и немкам попозировать, и подумать, как бы хребтом не сильно проехаться по краю, и решить, что если даже вся сбруя оторвется, я доеду без потерь, просто держась за ручки, и пожалеть, что мой лидер еще не доехал до земли, а значит, не сможет заснять моего сошествия с небес. Повис… Немки в восторге. Бжжжж… и ах… Лечу вдогонку. Стараюсь – элегантно. Снимают же.

Чего-то острых ощущений нету. Болтаю ножками. Пытаюсь орать другу, чтоб как только сел – камеру вынул. Но тот уже далеко внизу – не слышит явно. Вон его уже отстегивают. И я тоже готовлюсь приземляться. Посадка.

- Ну ты что меня не снимал?! Давай хоть кого-нибудь снимем, а потом скажем, что это мы. Отсюда все равно не разглядеть.

Но наверху только две немецкие головы торчат. Смотрят, как мы приземлились. Вот дурынды. Сами-то как спускаться будете?

Ладно, нам пора. Маршрут сверху мы уже приметили – пошли.

Дорога – одна улочка с маленькими ресторанчиками и магазинчиками. Надписи на русском. Все, что нужно – есть. Живи себе в отеле, ходи сюда ужинать. Красота! Тоска…

* * *

В один из дней возвращаемся с пляжа. Сперва едем в тук-туке одни, потом подсаживаются два парня. Один худенький, чернявый. Второй побольше – рыжий, похож на одного из «разрушителей легенд». Типичный такой англичанин. Некоторое время едем молча, затем улыбаемся друг другу. Беседу начинает улыбчивый чернявый. Знакомства тут завязываются просто. И несколько фраз на английском для такого знакомства должны быть выучены каждым. «Привет. Вы откуда? Давно ли здесь, и сколько еще собираетесь пробыть? Да, отличное место». Этого достаточно. Для общения с лицами своего пола, разумеется. Для лиц противоположного необходимо иметь в лексиконе еще пару фраз.

Диалог идет на смеси английского и русского языков. Чернявый оказался из Словении, и немного знает русский. Он более разговорчив и переводит то, что говорил его друг либо на русский, либо на понятный нам английский J Парни приехали сюда отдохнуть на недельку каникул из Сингапура, где они вместе учатся. И судя по белому цвету кожи – действительно учатся. В Сингапуре, насколько я понимаю, трудно остаться белым, если изредка хотя бы выходить на улицу.

Обидно. Ну англичанин – ладно, понятно, но словак – такой же, как мы, свой, а вот поди ж ты, учится в Малайзии, ездит на недельку в Таиланд. А вот моему сыну в этой Малайзии не учиться. А вашим? Обидно. Весь мир живет одним миром. У нас по прежнему свой путь.

* * *

По телевизору – милые такие передачи. Конкурсы, концерты. В основном, народного направления. На английском языке не поют. Все целомудренно до крайности, юбки – ниже колена, в кино – никаких поцелуйчиков. Однажды, услышав стоны, даже выскочил из душа поглядеть – неужели?! Да, как же… Женщина не то болела, не то рожала – не стал вникать.

* * *

Если смотреть с башни Паттайя Парка в сторону нашего Камелота, то на холме, который мы объезжаем каждый день по дороге на пляж Джомтьена, виден храм Большого Будды.

Это пара шагов от нашего отеля.

И что бы нам его не посетить? Как уже почти принявшим буддизм. Тем более – самое время. Мы вернулись с пляжа, на улице – разгар дня, спать что-то не хочется. Почему бы не пройтись пешочком? Только панамку взять. Солнышко, знаете ли.

Не спрашивайте, почему мы решили, что идти нужно не по знакомой дороге, ведущей к холму, а по берегу моря. А выйти на берег не справа – по 16-й сойке, а отыскать кратчайший проход слева.

Ну, положим, проход мы отыскали, и вот, пробравшись по задворкам и помойке, мы выходим к набережной и оказываемся почему-то на территории автостоянки. Но это ничего. Стоянка огорожена символическим плетнем, за которым свобода. Найдя дыру пошире, мой друг проскакивает в нее. Лезу и я. Но застреваю. И под поганенький смех этого негодяя с треском переламываю жердину плетня, наподобие волка из мультфильма «Жил был пес». Быстро удаляемся и осматриваемся. С одной парковки да на другую. Мы оказались на стоянке катеров. Держим заданный курс, обходя таскаемые тягачами посудины и черные пятна на асфальте.

Наконец, выходим на цивильную дорогу к маяку. Маяк – всегда красиво и романтично. Снимаем друг друга на его фоне и забираем влево. На холм.

Дорожка вымощена плиткой, слева – холм и лестницы, ведущие, как мы понимаем, на смотровую площадку на вершине, справа – новостройка отеля.

Идем.

Идем.

Идем довольно долго.

Что-то слишком долго. Для такой жары. И что интересно – за все время не встречаем ни одного человека! Наверное, тут не ступала его нога. Если не считать таджиков, которые укладывали плитку. Периодически – скамеечки, фонари. Для кого??? Тут никого нет!

А пекло… Пот не капает. Он стекает… Промокшие трусы трут ляжки.

А вчера в магазинчике рядом с отелем, в том, перед которым стоит бочка с бензином, и в котором над нами всегда смеется почему-то старая беззубая тайка, была распродажа пива Чанг. По 28 бат. Я взял пару бутылок – видел, как его тайцы пили. Ну и Сингхи пару. Для сравнения. И Лео. Для сравнения. В холодильнике сейчас мерзнут…

А идти все время в гору и в гору.

Наша мощеная тропка вышла к дороге. Люди! Надо же. В одной из беседок расположилось китайское семейство. Ни машины, ни байка. Откуда они здесь? Если когда-нибудь люди высадятся на Марсе…

Теперь море от нас слева. А это что внизу? Опа! А это – огромные буквы Pattaya city, которые видны из наших окон и со всего побережья вообще. Сил уже нет, но мы не можем не спуститься к ним. Перед буквами – тоже площадка, подразумевающая наличие отдыхающих. Которые сидят в тени, смотрят на море и город и пьют пиво. Вот только нет ни отдыхающих (поскольку наш вид уже не наводит на мысли об отдыхе), ни тени, ни пива. Пиво есть у меня в холодильнике. Только, наверное, нельзя его такое холодное пить разгоряченному. Но и ждать возможности не будет. В глотке высохло еще в начале подъема. Но помнится, что не все бутылки у меня вошли. Пара стоит рядом с холодильником. Как кстати.

Дорожка стала спускаться. Ну и отлично. Храм посмотрим в другой раз. Может быть. Живыми бы вернуться.

И тут из кустов вылетает просто огромная бабочка черного цвета (или у меня уже темнеет в шарах?). С ладонь величиной. Бабочка вовсе не делает «бяк-бяк-бяк», а взмахнув пару раз крыльями, парит над раскаленной дорожкой как гриф-стервятник. И всё вокруг нас. Прикидывает, насекомое, кто первым из нас свалится… Теперь нас трое. Мы, одуревшие от жары, еле ползем, а вокруг нас черная бабочка парит. Картина!

Но дорожка все спускается, и вот уже слышен шум машин. Обломавшийся стервятник соскальзывает с теплой волны воздуха назад в свои кусты. Не на тех напал! А мы прибавляем ходу.

Впереди – дорога, жизнь, холодильник! Хорошо, что тут бутылки не по 0,5, а по 0,6. Одну, теплую, я засажу сразу, а вторую выну из холодильника, чтоб немного согрелась пока я буду в душе.

Вот и все. Дорожка, вымощенная желтой плиткой, кончилась. Как раз рядом с началом дорожки, ведущей чуть левей вверх к храму.

По пути заворачиваем на экскурс к полицейскому участку, знакомимся с тайским вариантом Шевроле Лачетти и все. Домой. Там в холодильнике… ну вы уже в курсе.

* * *

Камелот. Который раз видим маленькую тайку, возящую по полу огромную швабру. Униформа – серый пиджачек, юбочка. Черные ботиночки и белые носочки усиливают впечатление того, что лицом она смахивает на Майкла Джексона. Который раз проходим мимо, а она даже ни разу не посмотрела на нас. И который раз на нее смотрит мой спутник. Какие-то планы явно зреют в его голове. А когда они созреют окончательно, Джексон куда-то исчезнет. Вот так всегда…

* * *

- А не поехать ли нам сегодня вечером в Мини-Сиам? Говорят, там красиво вечером, подсветка, все дела…

- А что, есть повод не ездить?

- Заметано!

Осталось решить вопрос транспорта. Хотя, что его решать, вон через дорогу у 16-й сойки бездельничают мототаксисты в жилетах. Подваливаем к ближайшим.

Через несколько минут наконец-то удается втолковать им, куда мы хотим попасть. Начало переговоров успешное, только такими темпами мы можем сегодня туда не успеть. Теперь о главном. Сколько? Тайцы чешут репы, переглядываются и загибают уже не помню какую цену. Смело отмахиваем половину. Но водилы что-то вовсе не хотят торговаться. А ну и ладно. Зато у нас теперь есть точка отсчета для настоящей торговли с другими. Уходим. Вслед окликает тетенька-таксистка. Типа, она согласна за нашу цену. Оно конечно, приятно ехать на байке, держась за сиськи. Но, во-первых, нас все же двое, и попасть туда нам тоже нужно бы вдвоем, а главное – так себе тетенька, да и сисек тут нет ни у кого. Сорри.

Заворачиваем за угол. Теперь мы опытные переговорщики, да и тайцы сообразительней - с лету понимают, куда нам нужно.

- Вот прайс (англ.) доехать туда?

- Столько-то. (Уже лучше предыдущего первоначального предложения конкурентов).

- Нет, дорого. Вот столько. Окей?

Улыбаемся…

- Окей.

- А за двоих – вот столько. (Умножаем всяко не на два).

Снова улыбаемся… Переглядываются.

- Окей.

- А если мы еще и вернемся, то… (Опять умножаем не на два).

Тайцы уже хохочут над нашей наглостью и отказать не могут. Договорились! 250 бат за двоих. Поездка туда и обратно, с ожиданием нас там, обходится дешевле, чем запрошенная конкурентами дорога только туда. Обратный трансфер нам важен, поскольку в одном из форумских отчетов говорилось о проблеме уехать от Мини-Сиама поздно вечером. Может, проблемы и нет, но когда тебя ждут – это привносит душевное спокойствие.

Мне достается пухленький водитель. Напялив шлем, пристраиваюсь к нему сзади, обнимаю. От него пахнет хорошим парфюмом. Профессионал! Устроился. Табуретка основательно просела. Поехали.

Едем по Секонду. Первое время сижу напряженно. Меня сильно смущают мои колени, порядочно так выступающие габаритами в стороны. А ну как решит мой шкипер протиснуться в щелку между машинами. Успокаивает то, что белые штаны светятся как катафоты, а коленки торчат так далеко, что он не может их не видеть. Да и едет он уверенно и спокойно, поэтому уже через минуту я ослабляю хват на пузике и начинаю получать удовольствие. Второй наш экипаж идет параллельным курсом то обгоняя нас, то отставая. Компаньон, вижу, тоже освоился и уже ерзает на своем сиденье, только что не перевернулся задом наперед. А вон что! Он достал камеру и теперь снимает меня, летящего в обнимку с упитанным тайцем по ночной Паттайе. Ветер треплет мои локоны, а уличные огни раскрашивают разными цветами мое мужественное и одновременно романтическое лицо. (Если кто увидит эти кадры, то это дурацкий шлем во всем виноват).

Черт! До чего хорошо! И какие мы молодцы, что сразу отбросили идею ехать на нормальном такси – четырехколесном! Я, например, никогда не мог считать корабли (суда по-нашему, по-морскому) транспортным средством. Транспортное средство – это самолет, поезд, машина (хотя, уже не так). Их цель – доставить побыстрей ваше тело из пункта А в пункт В. А теплоход, яхта, катер или какая другая посудина - это совсем другое дело. И доставка в пункт назначения здесь уже не самоцель, а просто логическое завершение замечательного процесса путешествия. К тому же разряду относится и эта поездка. Это уже аттракцион. Мы то разгоняемся так, что ветром норовит сдернуть шлем, то ловко маневрируем меж пикапов. До чего хорошо! Через плечо тайца любопытствую, с какой же скоростью мы летим? Ну конечно! Спидометр не работает. Ну и ладно. Так спокойнее J

Вот мы сворачиваем и выезжаем на Сухумвит Роад. Сухумвит – уже не так интересно. Широкая. Оживленное движение. Мы дергаемся, перестраиваясь – предстоит пересечь встречные полосы. Маневр удачно завершен, и мы подкатываемся ко входу. Припарковав байки, парни проводят нас к кассам, просят в окошечко билеты и объясняют нам, сколько нужно заплатить. Мы благодарим и обещаем быть недолго.

Да, Мини-Сиам явно выигрывает в ночном освещении. Мы, правда, его днем не видели, но я уверен. Днем он будет не таким ярким, вылезут огрехи моделей. Описывать тоже не буду, вы уже знаете, что там. Поезжайте сами – посмотрите. Интересно. Да и вообще, нужно же куда-то вам пойти. Не все же в Го-Го торчать.

Наши пилоты довольны – мы недолго. Едем назад. Теперь по Сухумвиту почти всю дорогу. Когда сворачиваем в какую-то улочку, становится интересней. Мы с водителем пытаемся вести беседу, обсуждая обгоняемых девчонок на табуретках. Оказывается, по женской части у нас с ним одинаковые вкусы.

Расстаемся практически друзьями.

Тут мне приходит в голову мысль. Пока коллега рассчитывается, я срываю с телефонной будки афишу, на которую мы давно обратили внимание. 26 марта в каком-то боксерском центре будут бои Муайтай. Нам туда надо.

Несу афишу парням, показываю. Те совещаются, затем кивают. Да, они знают, где это. И охотно отвезут нас в нужное время. Тут, в принципе, недалеко. Только ждать обратно не будут. Боксерские поединки – дело долгое, а много они с нас взять не могут, поскольку, как уже сказано – недалеко. Ну и ладно. Годится. На этот раз мы не торгуемся, цена нас и так устраивает. Да и парни хорошие. Даем им по двадцатке сверх условленных. Довольны. До встречи.

- Ла кон…

* * *

В баре «Койот» ваш покорный слуга поцеловал чью-то морковкину попочку. Нет, не скажите! Одно дело, когда ты с девушкой в постели, а другое – незнакомую тетку в баре.

* * *

Сегодня – бокс! Муайтай. На деревянной панели над кроватью в моем номере висит афиша боев. Боксинг стадиум, 26 марта 2007 года, старт 08:00 послеполудни, 4 пары.

Афишу я тиснул с одной из телефонных будок. Привезу Мелкому показать. А пока снимаю ее – возьмем на всякий случай с собой как путеводитель.

С боксом тут вообще какая-то запутанная история.

Понятное дело, что побывать в Таиланде и не посмотреть тайский бокс мы не могли. Мы его и увидели уже на следующий день после прибытия. В скопище баров на Вокинг Стрит. Зашли-то мы туда не за этим, конечно, но вдруг обнаружили ринг. Опять «удачно зашли». Как мы могли не заметить его сразу, тут же нет стен, все просматривается? Вот как раз и бойцы выходят. Один молодой, другой уже ветеран. Мои симпатии, конечно, на стороне последнего. Только я успел устроиться у стойки поближе к углу своего боксера, перемигнуться с ним, заказать билет-выпивку - гонг. Мой друг занял позицию подальше, чтоб держать все происходящее в видоискателе.

Начало боя за молодым. Во втором раунде мы даже попадаем в нокдаун. Но держимся. Тут какой-то жучок выныривает с деньгами в руке, предлагая мне сделать ставку. Мне кажется, машет пятисотенной. Нет уж, я тут не в курсах, от ставок воздержусь. Молодой продолжает ломить, но в очередном раунде мой подлавливает его на удар. Не помню уже – рукой или ногой – в кино это должно быть. Нокаут. Ура! Поздравляю ветерана, дергаем друг друга за руки, сую ему какую-то денежку.

Я понимаю, что это все не по настоящему, какой уж бой в баре, но тем не менее, парни на самом деле – бойцы. Профессиональные движения, растяжка. Да и звуки ударов, хоть и приходящихся, по большей части, по защите, впечатляют.

На фоне этого боя то шоу, которое нам демонстрируется перед выступлением слонов в Нонг Нуче – детский лепет и пызорство.

Но мы же ищем нормальные, спортивные бои. Пусть не звезд, но и не выходящих каждый день барных боксеров.

Разумеется, первым делом мы обращаемся к нашей гидихе Кхамон. Где мы можем это увидеть, и может ли Натали-Тур нам это дело сорганизовать? Та трется-мнется и заявляет, что бои тут плохие (?), это надо бы в Бангкок ехать, что билеты на бокс ОЧЕНЬ дорогие (??), что туристы не проявляют интереса (???), поэтому де Натали не предлагает походов на бои. Но, мол, она узнает у знакомых, может где-то что-то…

Офигеть! Как будто мы спрашиваем о подпольных боях с Ван Даммом в главной роли.

Ладно, вторая попытка. В отеле у выхода к бассейну – стенды туроператоров. Один из них среди прочих экскурсий предлагает как раз то, что нам нужно. Звоним. На том конце тоже сразу какое-то смятение. «Ну да.., в принципе, мы предлагаем. Ну да.., можем устроить. Только сейчас, к сожалению, боев нет. Будут тогда-то. Может быть. Наверное». Ага, еще в сентябре предложите!

Может, закон какой вышел в Тае против бокса? Что за заговор молчания?

И в один из дней просто видим расклеенные афиши Муайтай. Я снял одну такую с телефонной будки, и сейчас мы по этому адресу и двинем.

В условленное время приходим к месту дислокации своих байкеров. Те на месте, ждут.

Оказалось, и на самом деле недалеко, только сами мы это место искали бы долго. Прощаемся с таксистами, покупаем билеты на ВИП-места. Да, увесисто. 1000 бат. Простые места – 800. За эти деньги можно… ну вы в курсе. У входа – маленький магазинчик, торгующий боксерскими причиндалами – трусами, майками, перчатками и этими тайскими штуками, напоминающими ракетки с кисточками, с которыми на голове тайцы выходят на ринг. Стоят эти штуки, кстати, неслабо. А то б купил.

Небольшой зал. Вокруг ринга под вентиляторами особо-важные места, на которые немного желающих. Выбираем себе место в первом ряду. Публика собирается не торопясь. Вот рядом устраивается фаранг с юным смуглым другом. Напротив компания парней – аккуратные прически, рубашки забиты в брюки – наши, сто пудов. Надо же, тоже нашли это тайное место. Вот вам и «не проявляют интереса». Сзади устраивается тоже веселая компания из парней и девчонок. Эти уже явно не наши. Выделяется один фактурный парень – здоровый, с какой-то дикой прической, не пойми кто по национальности, араб, может быть. Хоть сейчас в кино снимай. Этакий типичный воин какой-то экзотической страны. Только улыбка до ушей все портит. Что-то травит девчонкам. Официантка предлагает выпить-закусить. Местные рассаживаются на трибуне справа от нас.

Начинается действо, как обычно, с опозданием. С детских боев. Ну все цивильно, конечно. Рефери следят строго, мальчишки показывают, что умеют. В драку все не превращается.

Наконец, появляется первая заявленная пара. Ну а дальше пошел бокс. Тайский.

Публики немного, но эмоций и шуму от нее куда больше, чем от почти полного нашего челябинского Дворца спорта на Кубке Николая Валуева. И тут тоже жучки предлагают сделать ставки.

Среди заявленных участников - наш. Иван Паттайя Комкомбат.

В какой-то из легких категорий. Против тайца. На афише он есть, выделяясь белой кожей. Мы болеем и орем: И-ван Ком-ком-бат! И-ван Ком-ком-бат! Не помогает, Иван проигрывает.

Опа! А в дальнем от нас углу ринга появляется воин экзотической страны. Я обернулся – точно, его нет, а девки втыкают в ринг. А он еще даже улыбаться не перестал. Против него –таец, размерами, правда, уступающий. Уступает он и по ходу. Бой заканчивается довольно быстро. Лоу-киком наш сосед отправляет тайца в нокаут. После остановки боя сам же и помогает противнику встать и спуститься с ринга.

Пока идет следующий поединок, замечаю их компанию во главе с победителем поодаль уже на диванчике. И он опять что-то впаривает девчонкам. Я беру свою афишу и иду к ним. Подхожу, говорю Хэллоу и Плиз, протягиваю ему афишу с его фотографией и ручку. Он умолкает на секунду, просияв, слегка кланяется и что-то царапает у себя на животе. Письмена намахивают на греческие, но могут быть и кхмерскими - мы те еще полиглоты…

Теперь эта афиша с автографом висит у нас в кабинете. Потом снимем. А пока пусть будет.

* * *

Все! Это случится сегодня! Решено! Оказывается, все эти дни мой попутчик приглядывался к дорогам, местному движению, и вот теперь он почувствовал в себе готовность стать полноправным участником этого движения. Нам нужен байк! Благодаря форуму, даже знаем какой именно. Конечно, Ямаха Нуово.

Откровенно говоря, мне эта идея не очень нравится. Тук-тук или пухлый мототаксист вполне меня устраивают. На велосипеде последний раз я катался в глубокой юности, байкером никогда не был, и двух колес мне явно недостаточно. Кроме этого, незнание правил местного движения, вероятность провести остаток жизни в долговой тайской тюрьме за поцарапанный джип – весомые аргументы против этой затеи. И еще я где-то слышал, что за руль нельзя пьяным – и зачем мне тогда, скажите на милость, байк? Но, вместе с тем, не могу не согласиться с доводами компаньона – свобода перемещения, ветер в лицо, все такое, и я могу быть просто балластом – пассажиром. И оказывается, он ходил в детстве в гонщицкую секцию. Правда недолго, и на мотоцикле прокатиться не успел. Но все же видел, как это делают другие. А главное – ну хочется ему! А мы все ж на отдыхе, значит делаем то, что хочется. А значит, побоку все аргументы против, и мы узнаем у охранника отеля, где ближайшая к нам прокатная контора.

Машет рукой – нам прямо за угол. Правый. Идем по узкой улочке и слева видим выставленные табуретки. Выглядят все отлично. Я думал, как всё прокатное, байки будут потертые и подвязанные веревочками. Нет. Очень даже вполне.

Среди остальных размерами и злобным видом выделяются две синие Нуовы. Новые. Не предыдущие модели с корзинкой на руле, столь ценимые Прожабом. Да что возить в корзинке двум мужикам?

Видя наш интерес, из «офиса» выходит «менеджер». Офис, вероятно, работает круглосуточно, судя по количеству свежевыпитых бутылок пива и чего-то покрепче. Пока мой Шумахер под руководством местного Шумахера знакомится с аппаратом и алгоритмом езды на нем, я наблюдаю, как следом за нами к выбору средства передвижения приступает упитанный смуглый мужичек – классический индус. Ну куда ему до русских фарангов – присматривает крохотный бабский мотороллер.

Так, нам вроде бы все ясно с техникой – наступил момент торговли. Сошлись на 300 батах за 3 дня. Мы решили пока ими ограничится. Если уж полюбим Ямаху всей душой – продлим.

Теперь самая интересная часть – тест-драйв.

Мы выбираем машину с минимальным пробегом – 8000. Но она, будучи заведенной, норовит заглохнуть. Не держит холостые обороты – нужно газом помогать. Бракуем. Без проблем. Вторая пробежала побольше, но ведет себя послушно. Последний инструктаж, таец вцепляется в корму и придерживает байк, чтоб седок с непривычки не упустил скакуна или не скакнул с ним вместе в соседнюю палатку. Я, первым делом напялив шлем цвета Ямахи, наблюдаю со стороны. Отпустил. Поехал. Следом второй таец запускает в том же направлении индуса. И не зря держит, потому как тот, взвыв моторчиком, норовит рвануть за лидером. Вот тоже поехал. Тайцы веселятся, переговариваются. Нифига себе, юмористы! Не страшно им самим отпускать таких седоков в большой мир? Черт с ними, с фарангами. А байки?

Томительные минуты ожидания.

Ну вот. Нас сделали… Первым возвращается индус, тарахтя и виляя по всей ширине улочки. Глядя на его траекторию, сразу вспоминаю все те противобайковые аргументы, которые приводил выше. Что любопытно, индус в восхищении от своего виртуозного вождения. Или он просто радуется, что научился ездить на двух колесах? Его ловят, он сияет и хлопает тайцев по плечам. «Беру»! Ненормальный.

Вот и аутсайдер приближается. Но едет вполне нормально. По прямой. И двигатель урчит солидно. Даже тормозит перед нами сам. Все это вселяет некоторые надежды. Тоже доволен. Он успел слетать на пол-дороги к Джомтьену.

Далее оба новоиспеченных байкера уходят в конуру подписывать договоры, содержание которых они никогда не узнают, оставляют залоги по 1000 бат. И вот мы готовы ехать.

Решено заехать в отель и двигать в Джомтьен. Неплохо было бы еще заправиться. Указатель почти на нуле, а байк хоть и небольшой, но под мышкой не унесешь.

Заправляет нас девчушка прямо перед отелем из бочки с помпой. Наверху - стеклянная банка с делениями. Причем деления в батах. А кто его знает, сколько лить. Льем понемногу да поглядываем в бак, благо дырка широкая – видно. Ну, наверное, хватит. Тут наверняка бензин дороже, чем на нормальной заправке, но нам надо-то…

Остановка у отеля, пляжные вещички собраны. Старт!

Определенно, мой друг ехал значительно уверенней один, чем со мной. В отличие от байка мототаксиста, на котором я ездил в Мини-Сиам, на нашем я сижу как-то высоко, выше водителя. Выше же задраны и мои колени. Подножки высоко, попробуй тут быстро встать на землю, если что. В результате, пассажир здорово поднимает вверх центр тяжести всей системы. А значит, нарушает ее остойчивость.

Кроме этого, автоматический вариатор с большим трудом разгоняет табуретку. Может быть, среди собратьев Нуово и выделяется мощёй, но все же суммарные 180 кил для нее – многовато.

Кстати, просто так, к сведению. Самая популярная у местных модель табуретки – полуавтомат Хонда Вэйв. Внешне похожа на нашу.

Но мы едем. Встроились в поток, держим баланс, следим оба за обстановкой. Известный каждому водителю прием «гонки за лидером» очень помогает. Едем как все. Все пропускают – мы пропускаем, всех пропускают - и мы прошмыгиваем.

И вот мы уже миновали перекресток под виадуком – дальше будет проще. Сейчас подъем возле полицейского участка, затем долго по прямой, потом, правда, еще поворот направо. И все – дальше налево и Джомтьен.

Подъем. Мы входим в поворот, держась левой обочины. И тут силы оставляют нашу Ямаху, скорость падает, мы начинаем вилять. Стараясь выровнять машину, водитель поворачивает руль, колесо проваливается в канаву обочины, и мы боком врезаемся в отбойник.

- ……….!!!

Стоим. Первая мысль о долговой тюрьме. Оцениваем ситуацию. Скорость у нас упала почти до нуля, поэтому удар был не сильный. Так, притерлись. И вроде, даже байк не поцарапан. Его спасли наши ноги. Повезло.

Проезжающие мимо на табуретке тайцы смотрят на нас тревожно и внимательно. Уверен, подай мы повод – они остановятся помочь. Но повода мы не подаем, а вытаскиваем наш агрегат из канавы.

Тут самый крутой подъем, стартовать вдвоем тут проблематично, поэтому я бреду пешочком. Вот теперь можно. Едем дальше. Если статистика – это наука, то следующая авария должна быть очень нескоро.

Без приключений доезжаем до набережной и решаем проехать до конца Джомтьена, где делаем привал и обнаруживаем рекомендуемую на форуме кафешку с сифудом. Затем возвращаемся примерно до половины и паркуемся у пляжа. Идя к шезлонгам, еще оглядываемся. Ярко-синяя Ямаха хороша!

Не любящий пиво компаньон первым делом его и заказывает – залить стресс. Ну и мне залить. Осматриваемся. Ерунда. Две ссадины на двух ногах, испачканная и надорванная штанина – на одной. Могло быть хуже. Разбор полета. Ошибка в неумении пользования автоматом в тяжелом режиме. Впоследствии мы будем давать Ямахе газку от души, и она, хоть и пыжась, но будет затаскивать нас наверх без происшествий.

За три дня мой байкер освоит аппарат достаточно для того, чтобы я сидел сзади вполне спокойно. Подножки я, кстати, закрою, а ноги буду ставить на края его подножек. Тоже не слишком удобно, но все же лучше, чем с торчащими наверх коленками.

Без меня табуретка бегает значительно резвей, и он иногда будет оттягиваться, катаясь в одиночестве.

Ездить нам, по большому счету, некуда, а если только в Джомтьен, то получается нерентабельно. Поэтому, сфотографировавшись в последний раз на нашей красавице и дав по кружку во дворике отеля, в означенный срок мы возвращаем ее.

Домой мой друг вернется с мыслью завести такое же чудо. Однако, оценив дорожную обстановку глазом опытного байкера, все же откажется от этой затеи.

Во-первых, на тайских дорогах достаточно строго соблюдается разметка, и автомобили едут с интервалом (шириной между рядами движения), достаточным для байка. Во вторых, водители спокойны в движении и лояльны к мотоциклистам. Кстати сказать, за две недели Тая мы видели только одну аварию. Нашу. У нас же на разметку никто внимания не обращает, и если можно втиснуться, не ударив зеркало о зеркало, то будьте уверены... Аварий я насчитываю несколько только по пути на работу и с нее. Про спокойствие водителей и лояльность их к кому-либо говорить нужно?

* * *

Стал собирать подстаканные картонные кружочки из баров. Прошу принести новый кружок, я, мол, коллекционер. Приносят. Каких, типа, идиотов не бывает.

* * *

В магазине.

- Энд уан боттл таи виски, плиз (снова англ.) – киваю головой в сторону чебурашек с жестяными пробками.

Продавец привычно тянется за Сэнг Самом.

- Но. Таи виски.

Продавец замирает с вытянутой рукой, недоверчиво косясь на меня:

- Это???

- Да.

С нескрываемым удивлением протягивает бутылку. На белой этикетке – фазан. Очень мило. Очевидно, что я – первый фаранг на его памяти, который покупает это пойло стоимостью ниже пива. Но уж вот такой я естествоиспытатель. Испытатель своего естества. Я должен попробовать. С кровью змеиной обломали, так хоть народного бухла отведаю.

В номере под присмотром волнующегося ассистента, разложив фрукты, готовлюсь к дегустации.

Срываю жестяную «бескозырку». Запаааах! Ассистент зажимает нос рукой и бубнит что-то о возможных претензиях со стороны администрации. Глупости. Щедрой рукой плещу в стакан. На вид – вполне. По крайней мере – прозрачное, и ничего не плавает. А запах… Ну что ж запах. Подумаешь… У дуриана тоже запах. Традиции.

- Ну! За Таиланд!

- Бррр! Пробират! Отличное дерьмо! – я люблю жуткие крепкие напитки, но от этого передернуло.

Крепкая сивуха со вкусом почему-то не фазана, а чернослива. Может быть, она коньяк напоминает или виски – я ничего в них не смыслю. Но на мой взгляд – пить совершенно невозможно!

По второй!

Для чистоты эксперимента!

Предлагаю присоединиться и наблюдателю, но тот отклоняет приглашение, объясняя это необходимостью наличия «контрольной группы», а также человека, способного вызвать врача. Ну и ладно.

- За короля!

Приняв мою естественную дрожь после приема второй за начало конвульсий, ассистент решает прервать эксперимент и отправляет оставшееся содержимое бутылки в унитаз. Варвар.

Но рекорд зафиксирован.

Прием антидота – Сэнг Сама и фруктины.

Все. Я жив и в форме.

Пора собираться на вечерний променад.

Интересно, чем это горничная так унитаз надраила?

* * *

Кстати о напитках… В магазинах продаются небольшие стеклянные бутылочки с разноцветными этикетками. Написано на них, кажется «Cool Wine». Это не сухое вино, это слабоалкогольные коктейли с различным вкусом. Весьма приятные в жару. С соломинкой. Мой друг подсел на такой с Изабеллой (это сорт винограда такой). И вам желает того же.

* * *

Храмовый комплекс на Южной, неподалеку от Секонда. Небольшой островок красоты и спокойствия в самом сердце Паттайи. Одна из часовен стоит посреди пруда, поросшего лотосом. В воде плавают рыбы, а в лотосе копошится масса небольших черепах.

В нерешительности топчемся у ворот храма. Из него выходит эээ… трансвестит, надевает свои шлепки и, видя наше замешательство, улыбкой и жестами приглашает нас пройти внутрь. Показываем ему камеру – можно? Улыбается, кивает головой – да, машет рукой – нет проблем. Любезный такой. Такая.

Разуваемся, входим. Храм как храм. Небольшой. Внутри – Будда и несколько сидящих человек на ковре. Входит высокий фаранг средних лет, привычно садится, прикрывает глаза. Не фаранг, значит. Уже, практически, местный. Обжившийся. Я сажусь рядом. Сидим. Он – неизвестно откуда, я и вовсе из России, сидим рядом на одном ковре в маленьком храме на Южной улице Паттайи.

И уже привычное для Паттайи сочетание несочетаемого – через дорогу шум и суета рынка.

У входа – фрукты, глубже - сладости и компакт-диски, глубже… А глубже! АААА!!! Нервных просим не смотреть!

На прилавках – тазики с рыбой, креветками, кальмарами, ракушками, крабами, снова креветками, снова рыбой. Все это засыпано льдом, лед тает, стекает на пол, над всем этим сифудным богатством вьются мухи, которых продавцы гоняют пакетиками, привязанными к палкам. А запах, я вам скажу! Запах! Снимаем это все на камеру – продавцы не возражают, только активнее машут своими палками с пакетиками. А это что?! О, боже! В ведерках внучата черепахи Тортиллы разных возрастов, рядом не то молодые угри, не то пиявки-переростки, на подносе - удивительно-жалкие тушки каких-то маленьких несчастных птичек. Голубей? И куча здоровенных жуков. Слава богу – дохлых. Ну, верней – забитых.

Просто слюнки текут. Бэ-э-э-э….. Извините.

А еще подальше сидит злобная тайская тетка. За мешками различной сушеной живности. Экзотично смотрятся вяленые каракатицы, но на вкус лучше всего все равно креветки.

Теперь можно немного отдышаться – пошли различные шмотки, обувь, сувениры и все подряд. Отдельчик с кокетливыми трусиками для местных модниц. Ну взяли мы по штучке на сувениры. И что такого?

Вот только они так и лежат у нас дома. Подарить их любой нашей девушке – все равно, что обозвать ее толстозадой коровой.

* * *

Дело мастера Бо.

Благодаря отчету уважаемого Прожаба, который, посетив ряд массажных салонов, сделал свой выбор, мы уже знали куда нам идти. Тем более, что, судя по описанию, салон должен располагаться рядом с Камелотом. Так оно и вышло. Вышли из отеля направо и … Совсем рядом. В районе выхода 16 сойки.

Вот знакомая по фото дверь и вывеска. Входим.

«Тайский массаж», который произносится с подмигиванием, для нас ценности не представляет. Почему - тема отдельного разговора. А пока просто аксиома – эротический массаж, ойл и фут нас не интересуют. Мы хотим именно тайского массажа. Профессионального и недорогого J Размять мышцы, поднять тонус в целом. Ну и у кого нет остеохондроза – пусть бросит в меня камень. Остальные – поймут.

Две тайки, одна на стуле, другая валяется в пустующем кресле для массажа ног – втыкают в маленький телевизор в углу. По-моему, даже несколько обескуражены видом двух ввалившихся мужиков. Сориентировались, заулыбались, но смотрят с подозрением. Ну да, мы еще пахнем русским духом. Сейчас потребуем выпивки и массажисток десяток.

- Савади Кхап! Кэн ви си Бо? – далее мы планируем сказать, что мы из далекой холодной страны, узнали о Бо от соотечественника – ее клиента посредством интернета.

Но нас прерывает взрыв хохота, восклицаний и криков: «Бо!».

Из глубины к прилавку выходит еще одна женщина. Улыбается, машет на товарок рукой.

Насколько мы понимаем тайский – после выхода в свет отчета Прожаба, этот салон стал Меккой руссо-туристо (продвинутой части), а Бо – кем-то вроде Иоанна Крестителя. (Надеюсь, я не позволил себе ничего религиозно-лишнего?).

Теперь другое дело. Мяукают, веселятся.

Пытаемся объяснить, что хотим массаж оба, но им и так все ясно. Нас проводят по коридорчику, в который выходят двери каморок.

Мой попутчик любезно уступает мне Бо, а сам ведом тоже немолодой тайкой повыше. Зовут ее Мун.

Бо открывает дверку и кивает. Мол, проходи, готовься. Сама уходит.

Кабинка маленькая. Обстановка в стиле студента Иванопуло. На полу – застеленный матрас с подушкой. На матрасе что-то свернуто-тряпочное. В углу тоже на полу – настольная лампа, на стенке вешалка. Все. Переборки не доходят до потолка. Явно для вентиляции. Зато мы можем переговариваться. Между нашими каморками – одна пустая.

- И что нам делать?

- Думаю, раздеваться.

Ок. Раздеваемся. До трусов. Стою. Фиг знает. Ложиться что-то не хочется.

Слышно – одна идет. К нему. Открывает дверь. Дальше хихиканье, оживление.

- Черт! Оказывается, надо было одеваться. У тебя есть шмотки?

Ага, значит это – шмотки. Раскрываю широченные штаны и впрыгиваю в них. Намотав их на животе, надеваю рубаху-распашонку. Эх, жаль зеркала нет. Сам себе нравлюсь. В таком виде – натуральный самурай. Они в кино Акиры Куросавы точь такие – в таких же штанах, с пузиками, лысенькие. Вот только без очков. Ну не было тогда очков.

Бо, наученная опытом коллеги, стукнув в дверь, осторожно заглядывает. Но я уже при параде и по-самурайски ей кланяюсь.

Про способность таек улыбаться уже много сказано, и Бо не исключение. Рот сразу до ушей от моего вида и поклона. Показывает на матрац, и я ложусь на спину.

Лежу. Бо вытирает мне ноги горячим мокрым полотенцем, немного мнет ступни и начинает один за другим отрывать мне пальцы. Но, видимо, пальцы держатся крепко, и хоть я и дергаюсь, выскальзывают из рук массажистки. При этом раздается громкий щелчок.

Из второй кабинки доносятся те же звуки. Перещелкиваемся.

Моя реакция веселит мучительницу. Как же много у меня пальцев, когда же это кончится?

Слава богу, все на месте. Теперь очередь икр. Я сразу вспоминаю руки того шимпанзе, с которым познакомился в Нонг-Нуче. Как будто клещами давит!

Мы переговариваемся периодически – докладываем друг другу о происходящем. Они нас не понимают, поэтому особо в переговорах не стесняемся. Наши дамы тоже - обсуждают наши реакции. Ситуация веселит и их, и нас.

Размяты ноги, руки. Видя, что я не сдаюсь, Бо переходит от массажа к борьбе. Перевернув меня на живот, встает мне на бедра, потом на ягодицы, потом бродит по спине. И я очень подозреваю, что при этом упирается в потолочную балку руками, чтоб добавить себе веса. Я не сдаюсь, хотя мысли такие возникают, когда противник топчется по хондрозному участку груди.

Но Бо еще не исчерпала своего арсенала. Она крутит меня, сгибает и пытается выдернуть мои члены из суставов. Ну те, где эти суставы есть. И наконец, коронный прием – вариация «Бостонского краба» - садится мне, лежащему на животе, на бедра, цепляется в запястья и требует, чтобы я так же ухватил ее. После чего упирается в спину ногами, и тянет за руки всем телом, выгибая меня назад. Этакая «дыба лежа» получается. Чуть позже будет ее сидячий вариант. Так что вам понравится J

Разговор двух туристок в экскурсионном автобусе:

- … а больно так! Я ей говорю, что больно, а она, главно, не реагирует. Говорит, что это нормально. Какой нормально?! Я деньги заплатила и еще терпеть должна? Я отказалась потом от нее. Говорю, дайте другую. Ну, правда, дали. Вот она хорошо делает. Не больно.

Если в первую встречу Бо была сдержана, то сейчас мы подружились. Насколько можно подружиться, не понимая ни слова друг друга. Она, уже не смущаясь, хихикает надо мной – над моим кряхтеньем, моими гимнастическими способностями и моими титьками, за которые она периодически хватает меня как школьницу.

Но в этот вечер Бо веселится что-то пуще обычного. Постоянно куда-то убегает, болтает через стенку с Мун, пару раз поцеловала меня сжатыми губами в висок и один раз конкретно ухватила за немассируемый орган. Я удивленно комментирую происходящее своему компаньону, который выясняет у своей Мун, что у них сегодня тут какой-то междусобойчик. И моя Бо уже начала его отмечать. Не могу сказать, что меня это радует. До сих пор я держался и смог сохранить свой позвоночник нехрустнувшим, но кто знает, устоит ли мой кун-фу против стиля «пьяницы». Но все проходит благополучно.

Уходя, видим, что женщины уже приготовили какие-то блюда, сами порхают радостные. Мы поздравляем их с праздником, не зная каким. Но разве важно? В ответ сияющие улыбки, Коб кун хааа. Ла кон.

Если позволите, дам совет новичкам. Отдыхая в Тае, обязательно походите на массаж. Причем к одному массажисту. Почитайте отзывы, рекомендации и идите как мы – уже прицельно. Если ничего не читали – идите наугад в небольшой салон к немолодой массажистке. Я читал хорошие отзывы о пляжных массажистах, но ни разу не видел на пляже «бостонского краба» или «дыбу лежа». А жаль. С удовольствием бы посмотрел со стороны.

Если вы постоянный клиент, мастер будет варьировать работу с вами, не ограничиваясь стандартно-пропускной процедурой. К примеру, в третий сеанс мы получили такую не сравнимую с первым-ознакомительным трепку, что потом разглядывали синяки и ощупывали свои ноги – куда еще можно прикоснуться? В следующий вечер мы еле заставили себя пойти снова. Но были вознаграждены легко-приятным массажем, во время которого я раза три отъезжал. И впоследствии нагрузка и приемы менялись в зависимости от нашего состояния. Даже если мастер в один сеанс выявит ваши проблемные зоны – что толку, если вы в следующий раз пойдете к другому.

Удивительно, но после всех этих издевательств мы выходим на улицу посвежевшими. На часах девять вечера, мы идем ужинать в наш гадюшник. Ну и дальше…

* * *

Утро. Лезу в душ. Беру бутылочку с шампунем и роняю ее в ванну. В руке остается только пробочка, которая была завернута не по резьбе. Женщины везде одинаковы.

* * *

Мы вернулись с пляжа Джомтьена и сидим за столом как Кутузов и Наполеон друг напротив друга, втыкая каждый в свою карту, периодически сверяясь еще с третьей – из бесплатной отельной газетки. Планируется наступление на Лукдод.

Мой коллега сказал, что мы должны помнить о друзьях, родных и близких. И сегодня решено вдарить по сувенирам. Тогда уж со спокойной душой можно будет и забыть.

Космические карты запихнуты в планшеты, маршрут проложен, Ямаха под окном бьет копытом – мы выступаем.

Выезжаем на Сухумвит, по ней долетаем до перекрестка с Северной, нам налево, еще один левый поворот и мы на месте. Судя по указателю. Только магазина не видно. Слева – жилые дома, справа какие-то гаражи. Тут один таец у этих гаражей указывает нам место для парковки. Спрашиваем: Лукдод? Кивает – все верно. Ладно, спешиваемся, идем.

- Да мы, видимо, просто заехали сзади, с черного хода. Все нормально.

Проходим мимо разных павильончиков и мастерских в какие-то ворота.

Опа!

А это и есть Лукдод!

Никто ж на форуме не упоминал, как он выглядит сам. И мы ждем нормального магазина типа Майк Шопинг Молла. А оказываемся в каком-то ангаре.

Берем по корзинке и, как обычно, решаем обойти все против часовой, выбирая самое понравившееся. А там видно будет.

Кроме нас – еще всего несколько человек. Не наши.

Сразу справа – шмотки. Халаты, платья, майки, шорты… Кто тут большими размерами интересовался? На стене распахнута футболка – для всей команды. Целиком.

Дальше идут большие сувенирные формы. Пропускаем. Маловероятно, что мы попрем отсюда стол или клумбу.

Ну и начинаются россыпи всякой всячины. Лягушки, слоники, слоны, слонищи, вееры, маски, фигурки пузатых людей, плошки, тарелки, что там еще было? Ракушки, изделия из этих ракушек, то ли мыла, то ли свечки, кошельки из змеи, неприятные на ощупь, и из ската, словно усыпанные бисером, чучела крокодилов, платки, коврики...

Мы, конечно, не знатоки народного творчества, но на наш взгляд – барахло полное. Все сделано топорно-грубо и, что-то подозреваем, слабо относится к Таиланду. Ну как веера с кимоно, например. Или вот эти статуэтки с наклеенными снизу золотыми ярлычками «Мэйд ин Чайна».

А вот коробка полная фаллосов. Жуть! Я с трудом представляю, как поставил бы такой у себя на рабочий стол. Или подарил какой-нибудь знакомой. Не из-за пуританского воспитания, а из-за эстетического. Даже то, что это обрубыш самого подходящего дерева – ебенового, лучше его не делает.

Итак, мы описали круг, и все, что появилось у нас в корзинках, это два маленьких тиковых массажера - люблю что-то в руках катать, когда думаю J Так дело не пойдет! Решено зайти на второй круг и выбирать уже то, что хоть как-то МОЖНО подарить.

С таким прицелом дело пошло веселей. Халаты, платья, сумки, сумочки, кошелечки, ракушки, кожаная барсетка, тиковые палочки для еды и тиковая же ложка для обуви, еще какая-то ерунда и всем парням – по шелковым трусам. Пусть побалуют свои фаллосы.

Кое-как затарились, имея виды что-то прикупить потом по ходу. Например, я уже решил, что мне нужен крокодиловый портфельчик. И в комплект к нему – дамский кошелек. Но это дорого, тут такого нет.

Но пора сваливать. Число посетителей за это время геометрически выросло. И вот еще заваливает партия соотечественников. Позже мы узнаем, что посещение Лукдода обычно предлагается нашим туристам в конце экскурсий.

Только выйдя с пакетами из ангара, увидели знакомых по фото монстров – Хищников и Чужого в натуральную величину J В полтора роста, сваренных из всякого железного папье-маше. Вот они впечатляют! На них мы полюбовались, замечая знакомые автозапчасти.

Рядом с монстрами – деревянный мотоцикл тоже реального размера. Как памятник кичу и бесполезно потраченному времени. Если скульптору все же удастся толкануть свое творение, то следующим, наверное, будет деревянный компьютер. Надо идти в ногу со временем.

* * *

А какая-то зараза с форума обещала, что в Паттайе воздух такой, что похмелья не бывает… Убью… Если жив буду…

* * *

А знаете, я никогда до недавнего времени не пробовал суши. Никогда не был в суши-баре. По ряду причин.

Во-первых, я не дурак покушать, и вы представляете, сколько нужно сушек, чтобы накормить половозрелого мужчину? И во что это выльется?

Во-вторых, сушами полагается закусывать сакэ. Это японская водка такая. А вы знаете, сколько градусов в этой сакэ? 18, прости господи!

В-третьих, однажды мой друг, бывавший в таком баре, спросил официанта, первой ли свежести тот кусочек сырой рыбы, который он собирался съесть. «Разумеется – обиделся гейш – мы ее получаем самолетом из Москвы»! Москва – известный морской порт, у друга отлегло на сердце.

Вертелась в голове еще какая-то причина, да забыл. Ну и неважно.

А вскоре по возвращении из Таиланда мы с девчонкой зайдем в суши-бар и закажем этих японских бутериков. И она не поймет моего смеха над ними. Над тем, что в завернутую в какой-то листок щепотку риса, как изюминка в женщину, водружен крооохотный кусочек сифуда – креветки, рыбки… Того сифуда, который мы только что с корешком рубали руками, запивая Сингхой и Сэнг Самом.

Если вы бывали на форуме, то не миновали темы ресторанов Паттайи. Там их упоминается множество. И дорогих, и подешевле. Гурманам тут раздолье. У одних одно заведение любимое, у других – другое. Появилось свое и у нас. О нем позже.

Часто упоминается ресторанчик (даже фото есть) в самом конце Джомтьена, в который упирается набережная. Типа, вкусно и недорого. Мы не могли там не побывать. Тем более, что приметили его знакомую вывеску еще когда делали свой первый заезд на байке.

Было решено не завтракая, отправиться на пляж, а потом перекусить в нем.

Посетителей немного. В – основном – китайцы. У подошедшего парнишки с налетом голубизны мой друг заказал тот самый супец – Том Ям Кун – который что-то не пошел у нас с первой попытки, а я прошу креветок гриль. Упс… Парнишка не въезжает. «Шримс» - говорю и страшно шевелю пальцами. Так, что любой житель пустыни узнал бы во мне креветку. А этот только вопросительно болтает башкой! Черт! В глубине зала ресторанчика находятся бассейны с этими самыми креветками. Тащить этого полиглота туда что-ли? Мой друг открывает меню и тычет в ПЕРВОЕ (!!!) из напечатанных блюд. Педик просиял: «Слииимс». Ну а я тебе что толкую?

Так себе показались мне их слимс, хоть и украшенные зеленью. А Том Ям Кун ничего, по отзыву коллеги. Только ему приходилось запивать его водой со льдом.

Неплохо бы помыть руки. Мне показывают, где туалет – нужно выйти на улицу и справа – и я шлепаю туда. Туалет неподалеку от кухни, куда подошла машина с продуктами. Ящики с рыбой стаскивают с грузовика и ставят на весы. Только взвесить никак не удается – здоровые рыбины бьются и прыгают, стрелка весов скачет вместе с ними, тайцы лопочут каждый свое, спорят. Веселье хоть куда. Тоже, наверное, самолетом из Москвы. Ну или Бангкока.

Но любимое заведение у нас другое.

Названия его мы не знали, поэтому дали свое – «Гадюшник».

Гадюшник находится на сойке Марина Плаза, идущей с Секонда от ВиСи-отеля к Вокингу по другую сторону отеля Марина. С Вокинга в наш Гадюшник можно попасть, свернув в проход, загороженный от транспорта тремя П-образными трубами и пройдя мимо бара одиноких музыкантов.

Вы легко узнаете этот ресторан по изысканной обстановке – железным столам и пластиковым стульям, запаху – горящего на гриле хитина, одному из официантов – с прической Анджелы Девис и по публике – местной, китайской и фаранговой немецкого и арабского происхождения.

Здесь мы ужинали, практически, каждый день, устраиваясь за средним столом в первом ряду и разглядывая публику, проходящую перед нами.

Порционных судачков «А-ля натурель» в меню здесь нет. И не надо. Мы берем по супчику, рис и креветок-гриль. Пиво. Ром в маленькой бутылке принесен с собой. Что еще нужно? Мы едим и наблюдаем…

В обе стороны мимо нас проходят люди всех мастей. Гуляющие – медленно, работающие – быстро.

Замечаем, что стремительно двигающиеся морковки проходят мимо нас периодически. Фрилансерши нарезают круги. Протралив по Секонду и никого не поймав, они переходят по нашему проулку на Вокинг и тралят в обратную сторону, по какой-то из соек снова поднимаясь на Секонд. Другие движутся им навстречу.

Вот наш(а) старый знакомый – трансик. От других отличается тем, что помимо офигенных сисек вылепил себе и офигенные ягодицы, которые и демонстрирует, обтянув шортиками. Но все равно, на эти удивительные булки фаранг клюет плохо, и транс все проходит и проходит мимо…

А до чего здоровы арабы! Настоящие быки. Я примерно представляю, во что выливается выкормить супертяжа-культуриста. Видимо, неплохо живут эти арабы. Вряд ли им приходится работать. Так отчего бы не заняться собой? Мне, в своей праздничной майке World Gym стыдно перед ними.

Но зато в магазине «7/11» передо мной такой араб покупал презервативы. Презервативы, которые только на палец и налезут. Хе… Вот такой я злорадный.

За столиком слева кругленький старичок хохоча делится с новым знакомым своим открытием – трансвеститами. То ли его собеседник плохо понимает английский, то ли дедушка просто эмоционален – ему уже не сидится, он вскакивает, жестами и телодвижениями демонстрируя какие формы те себе наращивают, и что с трансами полагается делать. Дедушка в детском восторге! Но тут подходит тайка и уводит его слушателя. Разочарованный он садится доедать.

А справа тоже каждый день – немцы. Крупные мужики средних лет. То с тайками, то без. Тоже в нирване – ведут беседы, дуют пиво, наблюдают за проходящими.

Вот к Вокингу проходит хорошенькая морковочка и, не выдержав, мой попутчик срывается за ней. Вскоре он возвращается и рассказывает, что догнал ее только уже на Вокинге, где она сбавила ход.

- Только шот тайм.

- Нет - говорит мой друг - что я – пионер? Я ж за любовью здесь - только ночь.

- Никак невозможно - говорит фрилансерша - я за ночь-то сколько шот-таймов наберу…

И вжарила дальше.

Из благодушия периодически выводят грустные продавцы всякой светящейся хрени. Хоть бы раз увидеть, как кто-то у них это купит.

Из-за столика слева встала пара, оставив на столе почти полную тарелку ракушек. А что такого? Я тырю из их объедков несколько штук. Попробовать. Ерунда.

За соседним столом, тем же самым – пара. Молодой фаранг, может даже – наш. И морковка. Сидят напротив друг друга. Разговор не клеится, и парень с завистью посматривает на правый столик, за которым болтают, как-то понимая друг друга, и ржут две пары. Одна из таечек учит своего слегка набравшегося фаранга разделывать краба и кормит его с рук.

Эх… Верните меня обратно!

* * *

Вокинг-стрит. К нам пристает подвыпившая страшненькая коротенькая и толстенькая тайка. Деликатно отклоняем ее соблазнительное предложение:

- Руссо туристо – облико моралес!

Но та преграждает нам дорогу, не давая пройти, всеми своими гримасами и жестами обещая неземное блаженство. Окружающая публика притормаживает, наблюдая бесплатный цирк. Гражданка, делая томное лицо, оглаживает себя руками по бедрам и животу и концентрируется на груди.

Я не выдерживаю и, передразнивая ее, тискаю себя за грудь и вдруг задираю майку. Для убедительности подергиваю то левой, то правой титькой.

Прелестница сгоряча тоже задирает майку и публика любуется на ее лифчик, скорей напоминающий повязку поперек туловища. 3:0. Я выиграл. Публика ржет, тайка одергивает футболку и бормоча что-то удаляется. Мы тоже продолжаем свой путь.

* * *

Ко-Лан. Ближайший пляжный остров. Называемый нашими соотечественниками Коралловым. Просто так. Из созвучия.

Посещение его мы оставили на потом, чтобы немного уже привыкнуть к солнцу и не сгореть на пляже вусмерть. Но сейчас уже можно.

Рассматривался вариант поездки с морковками. Ну, для романтизьму и чтоб не скучно было. Но потом он был отклонен – слишком хлопотно.

И вот мы утром идем на пристань (еще раз мерси мне за выбор отеля Wink и берем билеты туда и обратно. Нам сообщают номер причала, и мы идем искать наш кораблик.

Мы – одни из первых. Устраиваемся наверху, на ветерке. Рядом с пожилым фарангом и обнимающим его тайским юношей.

За нами поднимается китайская компашка – две девчонки, три парня, кажется. Рассаживаются перед нами, и я влюбляюсь в китаяночку. Вы это, наверное, уже заметили по фотографиям J

Время в пути пролетает незаметно и вот мы подходим к острову. Никакого причала не наблюдается. К нашей посудине причаливает длинная джонка и мы пересаживаемся на нее.

По пути капитан командует нам подобрать ноги и сдвинуть доски, лежащие на дне лодки. Под ними – стеклянное дно, а под ним – под слоем прозрачной воды песчаное дно с водорослями и морскими ежами. Честно говоря, вид последних в месте нашего будущего купания меня не обрадовал. Ладно, значит на дно не встаем без необходимости.

Джонка уткнулась носом в песок и мы попрыгали на берег.

Наша китайская компания весело побежала занимать шезлонги. А мы осматриваемся. Прямо перед нами – ресторан, тут же прилавки с водой и пивом, дальше что-то еще. В воде – катера, гидроциклы, джонки. Движение оживленное. Пляж густо населен. Надо полагать, большинство приехавших тут и остаются. Но наша цель – сказочный Даяй, расписанный в отчетах.

Кстати, в соответствии с теми же отчетами, нас должны атаковать таксисты. Но что-то их не видно, хотя куда уж легче добыча, чем два озирающихся фаранга.

Наконец, нарисовался один задохлый таксмен с картой острова в руках, сватая нам самый дальний его уголок. Мы отклоняем его предложение и тычем в Даяй. Он, оказывается, не так далеко от нас.

Таец кивает – Даяй так Даяй. Дальше мы проигрываем в торговле – монополия знаете ли – и он ведет нас через ресторан на его задний двор.

Мы оказываемся в каком-то до нельзя захламленном закутке, забитом кучами мусора. Проводник велит ждать, а сам исчезает.

Видимо, мусор никуда не вывозят. А куда ему деться с острова? Зрелище удручает.

А вон из той кучки выглядывает дивной красоты орхидея. Символично.

- Никуда он нас не повезет – говорю - он за подмогой побег. Щас они нас убьют, ограбят и что сами съедят, а что в ресторане скормят.

Нет, идет один и машет следовать за ним. Лезем по тропке, по камням наверх. И вылазим на тропку пошире. Под навесом – байки.

Как же ты нас повезешь один? Пусть веса в тебе как в сушеной мухе, но тропка подымается круто наверх, и троих нас Хонде не затащить.

Но байкер велит садиться только одному. Уезжают. А я один стою брошенный на острове в далекой стране. И ничего не понимаю – как долго мне ждать?

Но вот и таец. Быстро. Видимо, он уже сбросил одного седока в пропасть и едет за вторым.

Ползем наверх и выползаем на дорогу. Мой друг стоит живой. Ага, дальше, значит, легче будет. И мы усаживаемся все. Двинули.

Хонде очень несладко, но ничего, кое-как ползет. Заглядываю через плечо тайца на спидометр – любопытно, что он на такой скорости кажет. Ну конечно! На все стекло – наклейка с картинкой храма. Так оно надежней!

Наш путь пролегает мимо поселка, строящихся симпатичных домиков и заканчивается на площадке над морем. Таец тычет вниз, кивает: «Даяй, Даяй». Договариваемся, во сколько он нас заберет отсюда и спускаемся на сказочный пляж.

«Никогда не думал, что Поле Чудес так похоже на помойку». Ну пляжик и пляжик. Небольшой очень. Ограничен выступающими с флангов берегами. Два-три строения, из коих один – магазин-веранда, два ряда шезлонгов под зонтиками. Пара-тройка скутеров, на которые у нас виды, и несколько отдыхающих. На Баунти не похоже J

Ну и ладно. Мы размещаемся и идем в магазинчик. Один за традиционным пивом, другой – выпендриться – за холодным арбузом. Один берет свою Сингху, другой фигеет от запрошенных двухсот бат за крохотный арбуз. Снова монополия. Ну и обойдемся без арбуза.

Первым делом – водные байки. Цены, конечно, повыше, чем упоминаемые на форуме, но все же и не как на юге Родины. И торговаться не хотят. Платим за пол-часа по 750 бат, на нас напяливают жилеты, и я забираюсь в первый раз в жизни на гидроцикл. Таец захлестывает петлей мне на руке ключ, показывая жестами, как я полечу с его скакуна. Обнадежил. Затем любовно гладит борта, демонстрируя их блеск и отсутствие царапин. Я все прекрасно понимаю. «И где, по-твоему, я могу их поцарапать?» - спрашиваю. Теперь он прекрасно понимает и показывает в сторону торчащих из воды камней у правой границы пляжа. Оптимист. Я искренне уверяю инструктора, что приложу все усилия, чтобы не поцарапать скутер о скалы и не разбить о них себе вдрызг башку.

Все! Я не могу ударить в грязь лицом и жму на гашетку! Лечу в сторону открытого моря! Прикольно! Но, усевшись поудобнее, как в своем Линкоре имени Айка Ибеабучи, я тут же подбираюсь, перенеся вес на ноги – удары о волны для копчика тяжеловаты.

Заметив, что я пикирую, как истребитель на бомбардировщик, на проходящий катер, машинально сбрасываю скорость и сворачиваю. Ну, типа, пытаюсь свернуть. Поворачивать мой истребитель не собирается. Что за дела?! Таран не входит в мои планы! Собираюсь с мозгами и вспоминаю, что у этой посудины нет руля. А есть поворотное сопло. Нет газа – нет поворота! Скутер взревел, и я закладываю дивной красоты разворот перед самыми восхищенными пассажирками катера. Они что-то кричат мне, машут руками, бюстгальтерами и трусиками… Ну, наверное машут, я уже не вижу – пру в другую сторону.

Все, теперь освоился.

Мой друг, который имеет некоторый опыт скутеровождения, носится как черт рядом, накрывая меня с головой веером брызг. И я ему отомщу!

В один из моментов я вижу, как в брызгах от байка взлетают вверх ноги горе-водителя, и вхожу в разворот, чтоб выловить несчастного из воды. Однако, он в седле. Цепкий!

Все же по волнам кататься затруднительно – уже ноют руки, вцепившиеся в руль, устали от ударов ноги. Самое приятное – это надавить до упора курок вблизи от берега, где волна сменяется мелкой рябью и скутер несется над ней, только что не взлетая.

Скутер – это вещь! Но когда время заканчивается, мы причаливаем без сожаления. Надо отдохнуть. Наверное, это сейчас мы пойдем за пивом и арбузом, а не раньше, как я думал.

Теперь мы пьем пиво и вертим головами.

Слева и справа на лежаках – по паре фаранг+морковка. Тайки в пуританских купальниках (понятное дело, кто бы удивлялся Wink, заходят по попу в воду и приседают. Все попытки бледнолицых хоть в какой-то мере воспользоваться своими правами, пресекаются. Вот и вези сюда тайку!

Пристает большой катер. На берег высаживается китайский десант под командованием их старшины. Организованно проходят в магазин, накупают цветастых одежд, которые никогда не наденут, рассаживаются по шезлонгам. Самые отчаянные едут на гидроциклах. Пассажирами. Водилы явно поотбивали им все задницы, но зато их, мокрых но довольных, оставшиеся китайцы встречают как героев. Все. Время. Быстро сворачиваются и отбывают на катере дальше. Куда, интересно?

Вот приплыли на катере две эстонские пары. И парни тоже гоняют на скутерах то по одиночке, то со своими пассажирками.

Больше смотреть некуда. Я периодически купаюсь, плюхаясь в воду, зайдя по колено и выходя из воды, когда коленками упрусь в песок. Что-то вид у тех морских ежей был недобрый.

Мой коллега валяется на брюхе в тени неподалеку от валяющейся также на брюхе собаки.

Жара, штиль, прибой…все…

Условленное для забора нас с пляжа время наступает как раз когда нам уже все осточертевает.

Наш водитель пунктуален – вон он тарахтит. Загружаемся и ползем обратно. На финальном отрезке пути – снова по одному – теперь уже спускаемся. Все заканчивается благополучно и вот мы уже в ресторанчике у причала с пивом ждем прихода нашей джонки.

Шезлонги, к которым побежала китайская компания по прибытии, пусты. А..., вон они и сами - бродят по берегу в ожидании.

Вот и лодка. Уехать желающих оказывается достаточно много, и мы все не помещаемся. Капитан обещает не бросать нас, а вернуться второй раз. Снова ждем.

Точно, не соврал. Джонка опять уткнулась носом в песок.

Пляж пологий, причала нет. И чтобы добраться до лестницы на ее носу, нужно зайти по колено в воду. Я уже не озадачиваюсь закатыванием штанин, и мы бредем в очереди на посадку перед моей китаяночкой и ее подружкой. По мере того, как народ набивается в лодку, та соскальзывает все глубже и дальше от берега. С живым интересом наблюдаю, как девчонки подбирают свои юбочки выше и выше. Я сам стою уже по самое небалуйся в воде и, как фаранг-джентльмен, пропускаю дам вперед. Моя уже задрала подол почти по трусики - Черт! Так и не увидел, какие! – и сверкает толстыми белыми ляжками. Она что – в юбке загорает? Вцепляется передо мной в трап и заклинивает. Вот колода! Первое желание опять же джентльмена – подсадить за попку, подсунув руку под подол. Но вокруг – остальные пассажиры. Только международного скандала не хватало! Эх… Беру Чио-Чио-Сан за талию и забрасываю наверх. На воде остается розовый сланец. Ловлю. О, еще один. И третий! Держи, Золушка-Сороконожка. «Сенькю вери мяч» - щебечут хором с подружкой.

Нас доставляют на катер. Наверху уже все занято, проходим в просторный салон. И набираем ход обратно в Паттайю. По правому борту рядом с моей китаянкой устроился парень из их компании. И слегка клеится к ней. Но верная учению Мао, она блюдет свою китайскую честь. Молодец! Только вот в сторону спасителя своего и своих сланцев за всю дорогу так ни разу и не взглянет.

* * *

- Что это на ней за шорты?! Ягодиц не видно… Хоть и подвернула снизу. Ну вообще!

* * *

Сойка в районе Вокинга кончается тупиком, в трех сторонах которого – яркие вывески. Мы ныряем под одну из них.

- Хелло. Разрешите?

- Конечно! Присаживайтесь. Вы откуда?

- Россия. Нет, не Москва. Chelyabinsk. А Вы?

- Ингланд (далее произносится город – никогда не слышал и не вспомню). Давно в Паттайя? Нравится?

- Одну неделю. Да, очень нравится.

- Мне тоже очень нравится. Я в Паттайя уже 20 лет. Приехал и остался. Хорошие девушки!

- Да, очень.

- А в баре напротив – еще лучше. Я знаю. Пойдемте туда.

- Конечно.

* * *

Фаранги, водящие за ручку своих морковок как мамы детишек в детский сад – это понятно.

Но очень много смешанных семейных пар. Белый фаранг, уже не молодая тайка, один ребенок – за руку, второй в коляске. «Русские девушки ценятся во всем мире как жены». Да, я вижу.

Мой друг:

- Потом продам квартиру и приеду сюда доживать. Поедешь со мной?

- Да. Поеду.

* * *

Отдых – дело трудное. Силы кончаются быстро. Тем более, в кардинально и координально другой обстановке. И поэтому нужно быть готовым к различным сюрпризам со стороны своего организма. И поэтому мой попутчик не поддается панике, когда, после заплыва в море, выходит похожим на ихтиандра. В смысле не жабрами, а в смысле кожей.

Не нужно быть врачом, чтоб поставить диагноз – аллергия. Вот только на что? То ли на овсяное печенье, то ли на витамин М-150, упаковку которого, купленную в Биг Си, он засадил в рекордный срок – за пару дней, вроде.

С такой шкурой – прощай теперь морковки! Нужно что-то делать. И несчастный, согласно инструкции, звонит по горячей линии в Москву.

Москва направляет нас в Паттайя Интернешенел Хоспитал, обещает туда перезвонить, и проблем у нас не будет. Отлично. Мы заводим байк и двигаем.

Паттайя Интернешенел Хоспитал находится примерно напротив Альказара.

23:05 – Мы входим в просторный холл, заставленный диванами, проходим к стойке регистрации, и мой друг пытается объяснить причину своего появления. Как раз в это время звонит телефон – это Москва. Предупреждает, что вскоре явится один шелудивый тип, и что неплохо бы полечить его как-нибудь. Если не удастся – тогда прикончить. Мы обогнали звонок. Байк – это круто!

23:14 – Формальности улажены, девушка-регистратор выдает номерок 7 и велит ждать на диванчике.

23-20 – Прибегает таечка-сестричка и утаскивает за руку больного в кабинет к врачу. А я осматриваюсь. Больница несколько отличается от наших. Больше всего походит на гостиницу. В холле на диванах сидят пациенты, которых время от времени медсестры провожают по разным кабинетам. Обнаруживаю, что несмотря на то, что занедуживших в холле сидит немного, пропускная способность больницы весьма велика. Народ подходит и подходит. И рассиживаться ему не приходится. Сестры шустренько так бегают за новыми пациентами, передают их друг другу. У врачей за дверями кабинетов простоя нет. И не думаю, что они там подолгу заполняют карточки пациентов. Только раз видел, как из кабинета вышел молодой таец-врач, потянулся, пошутил с сестричками – и назад.

На диванчике – семья азиатов. Родители и два пацана. Один скачет вокруг, а второй лежит, положив голову на колени отцу. Его вырвало. Хорошо, медсестра уже снабдила маму пакетом. Их вообще никуда не водят. Сестра измерила парню температуру и давление, теперь подошел врач, тоже мужчина. Осматривает пацана, сидя перед диваном на корточках. Что дальше не вижу – выходит мой пациент. И отправляется в другую сторону. Догоняю. Оказывается – на укол.

Ждем приглашения минут пять.

Теперь показывают на аптечное окошко. Ждите там.

00:05 – Нам маячит аптекарша. Подходим. Улыбается, выдает пару бутылочек с мазью и несколько упаковок с отрезанными в нужном количестве таблетками. Везде вложены или наклеены распечатки с фамилией и порядком приема этого лекарства. Все ясно и понятно. Теперь кивает в сторону кассы. Ну конечно…

00:08 – Кассирша, тоже сияя, протягивает счет на две с лишним штуки бат и интересуется, как мы будем платить? Как можем, объясняем ей про страховку. Она втыкает в свой комп, а затем ляпает на счета штампик «Кредит». Улыбка на посошок. Все. Свободны.

Итого потрачен один час три минуты. На объяснения, прием, укол и изготовление болтушки. Денег и нервов потрачено не было совсем.

Черт возьми! Ну почему у нас-то…?!

* * *

«Хэппи Го-Го». Хорошенькая девчонка на стойке в фирменных белых сапогах на чудовищной платформе. Приглашаю ее присесть, отдохнуть. Угощаю леди-дринком и предлагаю 50 бат за то, что она снимет эти сапожищи и продолжит свой танец босичком. Огорчается. Лифчик, трусики – пожалуйста. А сапоги – нельзя. Бренд.

* * *

Мне 40 лет. У меня никогда не было китаянки.

Китайцев – больше миллиарда. Примерно половина – женщины. У ПЯТИСТА МИЛЛИОНОВ китаянок никогда не было меня.

Чего-то я не понимаю в этом мире.

* * *

Все. Всему приходит конец. Все когда-то уезжают. И мы забираемся в еще пустой автобус, которые повезет нас в Бангкок. В аэропорт. Домой.

Последняя экскурсия по Паттайе. От отеля к отелю. Что-то изменилось в наших лицах, или мне это только кажется? Они стали темней, но в то же время – просветлели. Входящие у очередного отеля в автобус улыбаются и приветствуют незнакомых им людей, чувствуя какую-то общность.

Автобус-монстр задом выползает из дворика Беверли. Вон там сегодня вечером мы уже не увидим Джимми, и за нашим столом в гадюшнике, слева от немцев, другие фаранги будут есть креветок и смотреть на проходящих морковок. Уезжать грустно… Очень грустно… Грустно было еще вчера вечером. И вчера вечером мы ушли с Вокинга и бродили по темной Бич Роуд. Неторопливо, глядя уже спокойными глазами на проходящих девчонок, на пары, сидящие тут и там, вдыхая запах Паттайи, делая последние снимки – самые неудачные – с грустными лицами – и вчера я не заметил как напился… Может быть поэтому мне не хочется сейчас разговаривать. Да и остальные если и переговариваются, то шепотом. Едем почти в тишине.

А мы и наших теток-массажисток не предупредили, что уезжаем. Хотели это сделать – уж подружились как-то, да не пошли на последний запланированный сеанс. Догадаются. Все уезжают.

Жалко, Пен не увидел перед отъездом. Интересно, как долго она меня будет помнить? Меня, «но» и «сэпокойной ночи». Ну не может же сразу забыть! Ведь и СМС прислала…Не может. Забудет, конечно, но позже… Всех разве упомнишь? Все уезжают…

В Наклуа набивается много женщин. Вроде, у Гарден Си Вью. Все, всех собрали. Взлетает энергичный и шумный гид и начинает тараторить – представляться, объяснять, что он будет сопровождать нас в аэропорт, что нужно приготовить для таможни, что аэропортный сбор уже оплачен, спрашивать, понравилось ли в Таиланде, хорошо ли отдохнули и не омрачило ли что, не дай бог, счастливый отдых. А вот это ты зря спросил, парень!

Автобус моментально наполнился жалобами, нытьем и стенаниями.

- Отель – просто кошмар какой-то…

- Сколько я отдыхала, такого никогда не было…

- Кран течет…

- Мошки какие-то…

- У вас тоже там море было грязное?

- Что это за завтраки? Одно и то же…

- А нас вообще всех отравили…

Бедолага еще пытается отстреливаться своими идиотскими вопросами, типа «А вы говорили администрации отеля?», «А вы обращались к врачу?», «А что вам сказал ваш представитель туроператора?», но только подливает этим масла в огонь. Зеленый еще. Кто же это решает проблемы, если их можно обныть? Уступая превосходящим силам противника, таец прячется за спинкой кресла и принимает правильное решение помалкивать оставшуюся часть пути. Впрочем, он никого и не интересует…

- … вечером тут делать совершенно нечего. Ни анимации, ничего. И мы с мужем позагораем, а потом и сидим в номере. Так он не просыхал у меня. И кому нужен такой отдых?

- … а больно так! Я ей говорю, что больно, а она, главно, не реагирует. Говорит, что это нормально. Какой нормально?! Я у себя регулярно массаж принимаю, знаю, как должно быть. Я деньги заплатила и еще терпеть должна? Я отказалась потом от нее. Говорю, дайте другую. Ну, правда, дали. Вот она хорошо делает. Не больно.

- … всех отравили. Вода у них такая, что-ли? Вот сколько нас тут женщин познакомились – и у всех с животами проблемы. Нам гид дал каких-то таблеток, вот все их и пили.

- Так а Вы разве не знаете? Мне и раньше говорили, а сейчас я и сама убедилась – тут специально женщинам что-то такое подсыпают, чтоб у них расстройство желудков было. Как зачем? Чтоб они в гостинице сидели, а мужья в эти Гоу-Гоу бары шли. Поэтому, если что-то заказали – пиво там… или еду - не оставляйте без присмотра. Или пейте сразу, или, если Вы с кем-то – присматривайте за тарелками друг друга, чтоб вам не подсыпали чего.

- А что – говорю уже я своему спутнику – я верю! Мы ж видели, как тайки одним местом из духового ружья за несколько метров летящие шарики бьют. А вчера, когда они над моей кружкой танцевали… Да любой из них плюнуть таблеткой из под юбочки в кружку – все равно, что Тилю Уленшпигелю в корову попасть.

Грустно и обидно…

- А вот скажи – это снова я - мы эти стоны слышим не в первый раз. Это нам всегда везет, или это мы с тобой просто такие… нетребовательные, не привыкшие к хорошему?

Едем…

Женщины понемногу стихают…

За окном знакомый уже многим опаленный солнцем пейзаж…

Последний раз…

Всегда, когда вижу из окна, проезжая, стоящие одиноко дома – думаю, как тут живут люди? Вдалеке от других… Пытаюсь представить себя на их месте и поглядеть на проезжающий мимо автобус или поезд. Подумал бы я о том, кто едет в этом автобусе? Сейчас я проеду мимо, а я останусь. И мы никогда не встретимся больше.

Бангкок…

Аэропорт.

Улыбается и прощается наша гидиха Кхамон, поджидавшая нас тут и показывающая, куда нам двигаться дальше. Знаю, вы не одобряете прикосновений, но мне все равно. Говорю спасибо и пожимаю ей почему-то руку в плече.

Нам – в самый конец.

Выгребаются из всех карманов и меняются на Сэнг Сам в дьюти-фри последние деньги, за исключением купюры в 20 бат и нескольких монет, которые привезу показать сыну.

У соседних терминалов регистрация одновременно на два рейса. Екатеринбург и Сингапур. Два терминала. Несколько метров. Екатеринбург, Сингапур.

Все уезжают…

* * *

Но иногда они возвращаются…

* * *

Зря что-ли набросали столько монет в море?

* * *

(Нижеследующая глава публикуется не всегда Wink

Ну вы что? Это еще не конец. О главном не поговорили. Что мы – загорать что ли ездили?

Задачка для первоклассника.

Два мужика средних лет едут в Паттайю на 14 дней и ночей. Если звезды будут благоприятны, а ветра не будет, у одного из них за ночь может получиться пару раз. У второго вряд ли, но он в этом не признается. Вопрос: сколько презервативов нужно взять каждому с учетом возможных осечек в их надевании и всяких случаев, ну, типа, как дополнительная ложка чая на заварник?

Видимо, мы уже не слишком молодые, раз половину нашего багажа занимают аптечки. Но, видимо, и не слишком старые, если наши аптечки состоят из презервативов, мирамистинов и смазок.

Первый день. Первый вечер. Первая ночь. Больше суток прошло только с того момента, как мы бросили сумки в багажник автомобиля чтобы ехать в аэропорт. А когда спали последний раз? А вы видели кровать в моем номере? Вот о ней я и мечтаю. Но не таков мой попутчик! Он полон решимости провести первую ночь в Таиланде с таиландкой! И хотя уже слишком позднее время для морковкиного выбора, отправляется в одиночестве на промысел.

И что ж вы думаете? «Судьба ласкает молодых и рьяных»! Еще как промыслил! Хорошая девчушка Нуи. Улыбчивая (мы еще не привыкли к этому). Может быть, вы ее увидите на видео. Это та – в нелепых шортах, надутых как панталоны. Правда, когда он ее видел в баре, она была одета очень даже сексуально – юбочка, блузочка, каблучки. Наутро они навсегда расстанутся, но именно ее он будет потом вспоминать. И задаваться вопросом, почему он не пробыл с ней подольше. И сам же и ответит – во-первых, «гон новичка», а во-вторых – Джимми…

Ну теперь он эксперт. И сегодня выводит ученика охотника, меня то бишь, в морковкин лес. Мы бредем по Вокингу, разглядывая дикими еще шарами девчонок в барах. Непростая задача! Нам надо двух. Причем хорошеньких! Причем сразу! Причем срочно! Да тут еще темно, да красный свет всех делает лучше, да они еще скачут и орут. Офигеть!

Бывалый ведет меня дальше от Вокинга по Бичу, в ту сторону, где ему сфартило вчера. Сворачиваем в сойку потише и сразу как корабли в иле завязаем в стайке девчонок-зазывалок. Привал так привал. Вокруг моего спутника увивается одна морковка, но он уже приметил другую – молоденькую смешную девчонку с челюстью, как у защитника канадской сборной. И пока первая поскакала ему за выпивкой, он подло подкатывает ко второй. Никаких проблем – первая приносит стакан и отваливает. Так, один пристроен. А я? А я тоже определился. Симпатичная таечка несколько сдержанней своих мяукающих подружек. Приглашаю сесть и заказать нам по выпивке. Улыбается.

Я второй день в Тае и еще плохо понимаю чужие языки, поэтому честь вести переговоры достается Бывалому. Пользуясь тем, что я слабо понимаю и английский, злодей что-то этакое говорит девчонкам по меня. Из знакомых слов только «вирджин». Девчонки смеются. Я - не против. А затем делает какой-то странный жест, соединив ладони, а потом разведя их на пол-метра. Девчонки ахают. О чем это он, интересно?

Мы пьем, знакомимся, болтаем, пока к нам четверым не подваливает продавец мягких игрушек. Девчонки начинают охать, ахать и сюсюкать, и мы, как джентльмены, покупаем им каких-то кукол. Интересно, им все игрушек покупают? И куда им столько? Или они их обратно потом сдают торговцам? Ну все, значит. Ближе к делу. «Скажи – говорю - мол, у вас товар, у нас купец. Ну поинтересуйся то есть, мне моя даст?» Он спрашивает, согласна ли она уйти с этим джентльменом? Дрим (Мечта… Сама она произносит это как Длиим) улыбается мне и кивает. Ну вот и посватались. Договариваемся по 1000 бат, платим по 300 барфайна и забираем свою добычу.

Ситуация веселит. Едем вчетвером в тук-туке, разглядываем друг друга и пытаемся вести беседу. Получается туго. Куда легче идет обсуждение девчонок на русском – раз уж они не понимают. Но хоть возраст выяснили. Конечно, коллега меня перещеголял в педофильстве. Дрим аж 26, а его свиристелке Бай – 18! А еще сделайте скидку на то, насколько тайки выглядят моложе. Да сдохнуть просто! Он когда услышал это – чуть из трусов не выпрыгнул:

- Ты когда-нибудь жарил 18-летнюю?

- Нет. Тебе повезло!

- А как думаешь, у меня получится?

- Почем я знаю? Сам волнуюсь…

Высаживаемся на перекрестке 16-й и Секонда, берем фруктов. Раз уж с нами аборигенки – надо этим воспользоваться. А то мы еще только Том Ям Кун успели попробовать.

Входим в отель, девчонки сдают свои карточки администратору.

И тут…

- Сорри! 18 лет – нельзя. Только с 20.

- Почему с 20???

- С 20 - И в доказательство предъявляется журнал регистрации с надписью и цифрой 20.

Мой друг в шоке и ступоре.

Конечно, можно было попробовать дать денег, или провести морковку без регистрации через дверь у бассейна, или снять номер в отеле рядышком. Но это все мы узнаем потом. А тогда…

А тогда он проводил девчонку…

А потом побрел по глубоконочной Паттайе. Пытался заклеить фрилансершу у МакДональда рядом с Роял Плазой, но та признавала только шот-тайм. И сама же пояснила, что он приносит больше выручки. Затем была девушка в баре Токио, оказавшаяся в апогее месячных. И надежда его умерла только часа в 4 утра, когда его самого стали клеить 3 трансика, при этом стараясь тут же залезть к нему… нет, вовсе не в штаны, а в сумку. И он рыкнув на педрил, вернулся в свою одинокую горячую постель.

Утро. Пора расставания. А как принято расставаться? Звоню Бывалому. «Не бери в голову. Возьмете на ресепшене ее карточку, проводишь до улицы и все. Чмокни за меня на прощание».

Все так и делаю. Но какое-то тягостное чувство. Дрим ничего, подставила щечку, и пошла. Привыкла уже. А вот я не привык…

Джимми…

Мы увидели ее в последнем баре на 16-й по дороге от Вокинга к отелю. «Топ-Тотти», кажется. Ну, честно сказать, это я ее первый увидел, когда мой попутчик загляделся на другую зазывалочку. Но он быстро ориентируется и уже угощает ее коктейлем. А я снимаю на фото и видео доказательства того, что это не сон.

Маленькая, хорошенькая, глазастенькая. Про улыбку вообще молчу. Сдохнуть просто! Мой друг предпочитает тощеньких, но тут легко себе изменил. Я облизываю объективом ее кругленькие ножки, ручки, грудь… Конфетка!

- А как думаешь, она не трансик? – отлипает он от девчонки в мою сторону.

- Не боись. Трансики должны быть высокими, а эта – кнопка.

Мне немного завидно (типа, это же я таких люблю) и грустно – только что приехали, а я потерял спутника. Я уже знаю, как он проведет весь отпуск. Вот только интересно, что делать, если он и возвращаться откажется – у нас весь бизнес на нем держится…

- Да, мы первый раз.

- Мы из России. Нет, не из Москвы.

- Я живу в Бангкоке с родителями. Приехала на каникулы к сестре помочь в ее баре. Скоро уже назад.

Молодые болтают и смеются, рассматривают себя на фото, что я наделал. Приходит пора главного вопроса: «Хау олд а ю?». И мой друг скрещивает пальцы: пусть тебе вчера исполнилось 20! Или 40!

- 19.

- … L

Мой друг принимает удары судьбы уже не ропща.

- Так жаль. Мне бы очень хотелось пригласить тебя к себе, но в отель не пускают девушек моложе 20 лет…

- Да, мне тоже очень жаль.

Он прощается и сомнабулой движется к дому.

Я должен ему помочь! Я ж читал отчет Прожаба. Это же где-то здесь, где-то здесь, где-то… Вот она! Вывеска Мэри Ин отеля. Запихиваю его внутрь: «Поживешь тут немного». К сожалению, переговоры вести языка не хватает, но он ничего – оценил ситуацию, взял себя в руки.

- Да, Вы можете снять номер. 400 бат.

- Нет. Ограничения у нас нет.

- Да. За гостей мы плату не берем.

- Отлично! Я скоро!

Жизнь возвращается в тело моего спутника. Взмахнув крыльями, он устремляется обратно. Я тащусь следом с чувством исполненного долга.

- Дорогая Джимми, я все уладил! Совсем рядышком в отеле нас ждет милая комната, где мы с тобой проведем райские часы, дни, месяцы и годы…

- Типа, спасибо. Но я еще так молода и с мужчинами в отели не хожу. Я тут чисто для красоты. Помогаю сестре с бизнесом. Так что обломайся. Извините.

Соображать мой спутник стал только к вечеру следующего дня. За ужином в гадюшнике.

И когда его глаза зажглись мыслью, он тут же приступил к ее воплощению – едва дав закончить с ужином, он тащит меня к продавцу игрушек и покупает какого-то медведя с розовым сердечком, на котором было написано «Фо ю». С ума все посходили с этими игрушками!

Джимми в баре не оказалось, и мы оставляем подарок ее товаркам с наказом передать его вместе с разбитым сердцем.

Если фраза «скажи мне, кто твой друг…» - не пустые слова, то я не конченный еще человек!

Мы впоследствии увидим Джимми еще несколько раз по дороге к отелю, болтающую с очередным несчастным, даже сами немного поболтаем, она поблагодарит за подарок…

А сердце-то разбито!

Пен…

Вокинг стрит.

- Смотри, как тебе вон та?

- Занятная.

Девчонка за краем длинной череды барных стоек, уходящих к воде, под вывеской «Саймон бар», не похожа на остальных таек. Скорей, на нашу таджичку. Не кричит прохожим, не танцует – сама скромность. Болтает что-то в своем шейкере.

Мы уже сидим за стойкой, горе-любовник заказывает что-то таджичке, а я ловлю на себе взгляд ее коллеги - тайки постарше. Что-то сразу подкупает меня в ее улыбке. Нет, вовсе не Мона Лиза. Улыбается криво – ехидно, но в то же время доброжелательно. Прям как я. Я тоже улыбаюсь и машу рукой. Подходит, протягивает через стойку руку. Зовут ее Пен. А меня Ваа- Дим. Ну вот, а говорят у нас имена трудные.

Прошу Пен выпить со мной, она благодарит, наливает что-то себе и Сэнг Сама мне. Что-то лопочет и достает игру. Хорошо, поиграем. Игра – помесь тетриса и крестиков-ноликов. Я продуваю, конечно, пару-тройку партий, но затем собираюсь. А может, просто она поддается.

Рядом тоже идет баталия – мой друг сражается с таджичкой. Но они быстро приходят к мировой, и вот уже она сидит рядышком по нашу сторону стойки. Пора капитулировать и мне. Говорю, что я старый солдат и не знаю слов любви. Получив предварительное согласие, продолжаю диалог с помощью переводчика – калькулятора. Аналогичная беседа протекает рядом. Не оборачиваясь ведем на непонятном остальным языке сепаратные переговоры:

- Моя полторы просит.

- Нефиг. Мы сговорились на 1200.

- Понял.

- Про возраст спросил?

- 21.

- А моей 26. (Наврала, конечно, я потом узнаю. Но это ничего).

Девчонки пошли за вещичками. Таджичку зовут Надя. Надо же.

Вот они возвращаются, и мы вливаемся в реку Вокинга.

- Снимай, снимай! Никто ведь не поверит! Так пусть смотрят! Это – я!

В городе, имя которого не принято произносить в приличном обществе, по самой его развратной улице иду я. Покачиваясь от рома и ведя за ручки двух крохотных морковочек. СНИМАЙ!!!

И мой друг пишет на видео наш королевский проход.

Пен как ребенок дергает меня за руку. Наклоняюсь.

- Уан мен, ту леди?

- Но. Онли ю май леди.

Просияла.

Как дети, честное слово. И уже жду второго вопроса, который будет задан позже – в одном ли номере мы живем? Не переживай. Сегодня – все хорошо.

Пока бредем, снимаемся и болтаем на разных языках, морковки осваиваются, расслабляются и уже намекают всем словарным запасом и жестами, что неплохо бы было перекусить. Хорошая мысль. Ведите. И они ведут нас в наш же гадюшник. Отлично!

И это на нас из-за соседнего столика смотрит с завистью тот парень, грустно сидящий напротив своей морквы.

Заправившись, мы идем к отелю, по пути снова закупая фрукты. В том числе и упакованный кусок дуриана – гулять так гулять. Когда-то нужно приобщаться. Придя в мой «штабной» номер, спутник ныкает дуриан за окном – ароматная сволочь.

Пьем, едим фрукты, причем на дуриан сами девчонки что-то не накинулись. Пен кормит им меня. Где меня еще дурианом накормят? Записываем на диктофон «родные» названия, показывая фрукты на картинках из газетки. Указывая на один из них, вроде, папайю, Пен осторожно показывает затем и на нас:

- Фаланг.

- Это фаранг?

- Да. Фаланг.

- И я – фаранг?

- Да. Фаланг.

- Да, мы – фаранги, а вы – морковки!

Хлопает глазами. Не понимает. Мы ржем.

Щедрость, с коей я плещу ром в свой стакан, вызывает искренний ужас. Русских не видели что-ли?

И мы снова пьем, болтаем, смеемся… Дуриан едим. Наверное, это наш лучший вечер в Таиланде.

Но не ночь…

Телефон звонит как раз вовремя. Если бы несколькими минутами раньше – я вряд ли бы стал отвечать. У коллеги возникли какие-то трудности с Надей и он просит помощи. Не моей, к сожалению Wink, а Пен.

- Встаем – говорю – какие-то проблемы. Нужна наша помощь.

- Можно? – спрашивает, показывая на мою брошенную на стул белую футболку.

- Можно, только на подол не наступай.

Стала похожа на медсестру. Как раз то, что нужно.

- Тук-тук. Скорую вызывали?

Открывает. Заходим. Эти ненормальные одеты. Надя мечется по номеру и что-то резко чирикает. Мы вопросительно смотрим на Пен. Та ехидно кривится: «Он слишком лонг тайм ее бум-бум». Во дела! Это что, нормативы какие установили?

Но угрозы для жизни и здоровья нет. Надя уходит, невезучий джентльмен тащится ее провожать, а мы возвращаемся к себе.

- И что все это значит?

- А… - Пен машет и вертит международным жестом рукой возле виска.

- Получается, что я тоже туу лонг тайм бум-бум?

- Да, тоже – футболка снимается – и еще лонг тайм.

Расставание утром уже привычно. Кривая ее улыбка на прощание, бай – помахала ладошкой, повернулась и пошла. Чтоб никогда меня больше не увидеть. А вот это зря ты так думаешь! Потому что через вечер мы снова нарисуемся в Саймон-баре. И уйдем втроем – Надя будет воротить морду от нас, не узнавая.

* * *

Пен учит меня тайскому. «Савади кхап». «Лаа Кон». Еще что-то. Как звучит «я тебя люблю» - уже не помню. Снова названия фруктов. «Манкут». Родное название рамбутана мне никак не дается. «Но». Я твержу это «Но» на все интонации, но Пен мотает головой: «Но». Я не вижу никакой разницы: «Но». Нет, мотает головой. Не годится. Кстати, потом торговки фруктами мое «Но» будут понимать на ура. Но Пен так и останется недовольна – строгая.

Перед сном уже я учитель: «Спокойной ночи». Старается, глядит на мои губы, шевелит своими, но сочетание СП для их языка, видимо, вещь невозможная.

- Спокойной ночи

- Сэпокойной ночи.

* * *

Верчусь перед зеркалом в купленной только что по пути из гадюшника домой билдерской майке:

- Пен. Посмотри, хорошо?

Пен устроилась под торшером на диване, листает журнал и грызет какой-то фрукт:

- Да. Хорошо. – и снова уткнулась в журнал.

Просто семейная идиллия. Ну, кому чего не хватает J

* * *

А потом Пен исчезнет. И пришлет мне СМС, что по семейным обстоятельствам не может сейчас работать и видеться со мной. Что я ей очень понравился, и что она будет меня помнить.

И я тебя тоже. Видишь?

* * *

Последний вечер в Паттайе. Все деньги потрачены, остатки рассчитаны. Го-Го-бар. Не помню уж какой. Сперва сели за стойкой, но девчонки лазят на нее по нашим табуретам, поэтому пересели к стене на диванчик. Морковки почти все в юбочках, без трусиков. Периодически приседают перед фарангами, демонстрируя им свои сокровища. Особенно хороша одна, энергичная такая.

- Будешь такую? – спрашиваю.

- Ну да! Она меня вусмерть укатает. Домой один полетишь.

- Фигня, пока долетим – отойдешь.

- Да все равно денег нет. А по любви она…

Тут его взгляд ловит совершенно-юного заморыша. Заморыш стоит на стойке в уголке и, типа, танцует - совершает умильно-неуклюжие движения. Моего друга очень трогают такие морковочки. И КоникА его этим подкупила, и сейчас он не может остаться равнодушным – подзывает девчонку, просит выпить с нами. Кукла усаживается между нами с некоторой опаской. Да я бы вообще на ее месте описался. Это как мне втиснуться между двумя женщинами-Валуевыми, имеющими при том на меня самые грязные виды.

Извращенец заводит разговор, интересуется возрастом. 20 лет. Наш любимый возраст. Ей не дать и 16ти.

Готов поделиться:

- Ты только потрогай, какая она…

- Дааа….

Сидим, трогаем.

Рядом та, энергичная морковка присела перед парнем, показывая ему свою лысинку, а сама улыбается нам.

- А у тебя тоже там голенько?

Наша невинным жестом поднимает подол юбочки… Ааааа!!! Представьте щелку для монетки в автомате…

- И что, неужели ты ее не заберешь?

- Во-первых, денег нет, а во-вторых, как я потом жить стану?

- Да есть на крайний случай. А жить будешь воспоминаниями.

Но он почему-то хлыздит. Может быть, и правильно. Если вам в руки попала ваша мечта, не торопитесь ее …это. Счастье мимолетно, а как вы будете дальше без мечты?

Теперь мы уговариваем ее сфотографироваться.

- Здесь нельзя фотографировать.

- А мы выйдем на улицу и там.

- Мне нельзя выходить так на улицу.

- Так на минуточку же.

- Мне нельзя.

Девчонка выглядит как котенок, который хочет убежать, но боится. И он отпускает ее: «Ладно, лети. Вот приеду еще раз, тогда берегись!»

* * *

То, что я написал выше, я написал только потому, что хотелось написать J Мне кажется, в этой главе все же лучше делать обобщения. Иначе получится что-то вроде «и он вогнал своего красноголового скакуна…»

Что же мы хотели бы сказать на основании нашего небольшого опыта:

§ В Тае хорошо в любом возрасте. Но само идеально – либо совсем молодым, либо совсем постарше J И в том, и в другом возрасте открываются небывалые возможности.

§ Если вы – мужчина лет где-то посередине, то лучше подружиться с одной понравившейся вам морковкой. Покупая девчонку на раз, вы получаете куклу. Мы с коллегой все вспоминали отчеты, в которых авторы писали, как приводили девчонок и слету получали лучший в их жизни секс. Может быть, конечно, им очень везло, а нам – очень наоборот… Мы даже обсуждали вопрос – спят ли девчонки ночью, или просто лежат затаившись? Потому что находили их утром точно так же лежащими, как видели последний раз ночью. И только подружившись с вами, она будет спихивать с себя вашу ногу и забрасывать на вас свою, чавкать во сне, прижиматься к вам, если замерзнет или отпихивать вас, если вы не включили кондиционер. А то и приставать начнет…

Мне кажется, что продавая свое тельце, тайка сама при этом прячется куда-то внутрь и вовсе не участвует в происходящем. Но уж очень они открыты и доброжелательны, и такое состояние для них неестественно. Поэтому при малейшей возможности, она вылазит как улитка из раковины, и вот уже мы сидим с Пен голыми на кровати и, вместо того, чтоб заняться делом, рассматриваем на экране мобилки фотографии ее двух пацанов. Я вру, что хорошенькие, она сияет от счастья.

§ Культура, конечно, проникает везде. И вот в Хэппи Го-Го просят деньги вперед, а в Койоте мне безапелляционно и безразлично называется сумма, и ни малейшего интереса ни ко мне, ни к торговле: «Мне кажется, торг здесь неуместен»..

Фрилансершам-многостаночницам на вас тоже наплевать – главное побольше замесов в смену.

Культура проникает, но еще не проникла. И наши девчонки в то посещение гадюшника отказываются от предложения заказать то же, что и мы. Креветки для них – слишком дорого. Даже если и за наш счет.

Поэтому, если хотите девчонку, не пораженную еще привычным нам на Родине глотательным рефлексом, обратите внимание на барных девушек-зазывалок. Или новичков в Го-Го. Это конек моего спутника. Он их легко определяет по трогательно-неуклюжим движениям.

Кстати, перед отъездом, чисто с познавательной точки зрения, я, наоборот, выбрал в Го-Го баре опытную волчицу. И дорогую. Так она между делом навела порядок в моем холостяцком номере.

§ Теперь скажите мне, что морковки – это просто проститутки. J

§ И вообще, делать вам нефиг кроме как отчеты читать? Собирайтесь и поезжайте сами! Каждый мужчина, помимо занятий воспитанием, озеленением и строительством, должен побывать в Паттайе! Я так думаю…

Источник: Олаф, awd.ru

Похожие темы

    До поездки в Thulagiri, я предполагала, основываясь на немногие отзывы по этому отелю...
25 Сентября 10
0
河北 正定 Hebei, Zhengding, Хэбэй, ЧжэндинТрасса 107 (Пекин - Гонг-Конг)40 тыс. чел. всего 15 км на северо-восток от...
24 Февраля 08
Гость (не проверено)
1
Много говорится о том, что есть "хорошее" гражданство, а есть не очень хорошее. Имеется в виду в плане путешествий по миру. Три дня назад...
23 Ноября 08
3
Название темы - это утверждение, а не вопрос. Вопросом я был мучим еще две недели назад, когда вылетал в Сербию, и думал, что же мне делать во время...
13 Августа 08
0
Кроме того что оно официально закрыто для посещения вот уже какой десяток лет, и пойманному там туристу грозит штраф, конфискация снаряги (а по...
16 Октября 08
1