Для более удобной навигации и больших возможностей, зарегистрируйтесь на сайте
  • Отчеты (20786)
    Всё интересное и новое
  • Видео (52)
    Видео из путешествий
  • Места (3228)
    Куда можно поехать
  • Люди (2495)
    Пользователи и рейтинги
   
    
Украина
(727 постов)
 
Всего постов

20786

Зимбабвийские макорокоза: их ремесло, их женщины и дети

0
22 Мая 2012
Morning_star
1
0





Зимбабве – бывшая британская колония, а затем непризнанное независимое государство Родезия – к последней трети ХХ столетия имела одну из самых высокоразвитых экономик в Африке. "Ветер перемен", повеявший над континентом в 1960-е, принёс в страну многолетнюю Чимуренгу – кровавую партизанскую войну между чёрными повстанцами и правительством белого меньшинства (белые родезийцы называли её "Войной в буше", The Bush War). Среди ведущих мировых держав в то время наблюдалась редкая близость позиций по отношению к происходящему, крайне необычная для эпохи холодной войны: коммунистические режимы – СССР, Китай, Северная Корея – впрямую поддерживали чёрных партизан, а западные страны имне мешали и отнюдь не помогали белому правительству, но, напротив, всячески давили на него, склоняя к передаче власти в руки большинства, то есть, фактически, чёрного населения. В результате родезийские армия и спецслужбы, по сути, воевали в одиночку с целым миром. Положение усугубляла международная изоляция, сопровождавшаяся внешнеторговыми санкциями. Передовая, но всё же маленькая аграрная страна не могла выдержать такого напряжения, и правительство в итоге пошло на мировую с повстанцами. В 1980-м году на выборах к власти пришёл один из вождей чёрных националистов Роберт Мугабе, правящий и по сей день.



Массовое бегство белого населения, неуклюжая экономическая политика и всеобщая коррупция привели к тому, что некогда процветавшая страна быстро деградировала, и сегодня Зимбабве прочно занимает место в списке самых неблагополучных стран мира. При всеобщей безработице (около 95% по независимым оценкам) нелегальная добыча полезных ископаемых – одна из немногих реальных возможностей выжить для огромного количества зимбабвийцев. Численность макорокоза – десятки тысяч. Нет сомнений в том, что большинство их "крышуют" полиция и армия, имеющие свою долю в доходах. Они же устраивают регулярные масштабные рейды, громя поселения старателей и изгоняя их с мест промысла. Как пишут в газетах, счёт арестованных в ходе таких операций идёт на тысячи, при этом силы правопорядка не стесняются в средствах, и гибель макорокоза от пуль, дубинок и зубов полицейских собак – далеко не редкость. Акции против нелегалов устраивают и частные охранные фирмы, работающие на официальные горнодобывающие компании. От них уж тем более не приходится ждать гуманности и милосердия.



Добывают, в основном, то, что можно взять самым примитивным способом – ручной промывкой. Это россыпное золото и алмазы. Крупинки жёлтого металла и сверкающие камушки попадают в руки нелегальных же скупщиков, чьи сети раскинуты вокруг любого сколько-нибудь крупного скопления макорокоза. После того, как свою часть выручки заберёт "крыша" силовиков и скупщик, сам старатель получит от силы половину стоимости добытого.



Любопытный факт: несмотря на опасность, подчас смертельную, и весьма спорную экономическую отдачу, блеск зимбабвийского золота и алмазов привлекает не только местных жителей. В прошлом году, к примеру, сообщалось об аресте в Зимбабве пятерых наших соотечественников, которые, приехав в страну по туристическим визам, влились в ряды макорокоза и занялись нелегальной добычей золота. Чем, кстати, немало подпортили репутацию российских граждан в целом, и примерно с полгода после этого случая визы приезжим из России зимбабвийцы выдавали "со страшным скрипом".



Альфа и омега промывки – вода. И потому макорокоза концентрируются преимущественно по берегам рек и ручьёв. Один из старейших районов незаконной (впрочем, и законной тоже) золотодобычи на северо-западе Зимбабве – долина реки Ангвы (Angwa). Местные жители, ещё задолго до прихода в конце XIX века первопоселенцев Сесила Родса, мыли здесь золото, но как давно – неизвестно. Первыми "цивилизованными" золотодобытчиками в регионе стали бывшие члены отряда "D" ("D Troop") расформированной родсовской "Колонны пионеров": в 1890 году они создали синдикат и застолбили участок на месте старых золотых выработок в районе Брокен Хилла вдоль западного берега Ангвы. Эти разработки, впоследствии названные просто "Рудником отряда "D"" ("D Troop Mine"), по сей день остаются самыми крупными и долгоживущими в долине Ангвы: добыча велась на здешних шахтах с перерывами с 1909 года и принесла в общей сложности больше 550 килограмм золота, как значится в официальных отчётах. Какой объём добытого металла в документы не вошёл, неизвестно.



Параллельно с формально зарегистрированными золотодобытчиками, в долине с самого начала вовсю работали нелегалы. В их числе была и некая, как выразился родезийский краевед Тейлор, "безбашенная банда" выходцев из Европы, известная как "Пираты Ангвы", в первой четверти ХХ века активно промышлявшая разработкой золотых россыпей. Да и многие легальные компании создавались здесь лишь для прикрытия незаконной добычи. Так что ремесло макорокоза на берегах Ангвы имеет давнюю, вековую историю. Точных или хотя бы приблизительных объёмов золота, реально добытого здесь за столетие, не знает никто: нелегалы не утруждали себя составлением подробных отчётов. По самым приблизительным оценкам, это десятки тонн.



До начала "Войны в буше" долину Ангвы осваивали промышленные добытчики: вели геологоразведку, бурение, выясняли морфологию золотых жил и россыпей, проходили подземные горные выработки. Насколько активны в период правления белого меньшинства были чёрные макорокоза, неизвестно. Но можно предполагать, что их нелегальный бизнес не прекращался, ведь к каждому метру реки не приставишь солдата или полицейского. Чимуренга смелá и тех, и других: и партизаны, и правительственные части очень быстро перешли к неслыханным жестокостям в отношении мирного населения, первые – чтобы запугать и рекрутировать новых людей в свои ряды, вторые – чтобы отвратить от этого. В буше стало смертельно опасно просто жить и находиться, не говоря уже о добыче золота. Золотодобывающие компании бежали, побросав всё. С тех времён по берегам Ангвы остались зияющие дыры незаконсервированных шахт, по краям поросшие густой травой, в которые рискует провалиться случайный визитёр, да остовы брошенных построек, разграбленных местными жителями.



Посмотрим, как живут и трудятся в долине Ангвы сегодняшние макорокоза.



(Комментарии здесь являются надписями, а не подписями, то есть помещаются над комментируемыми фотографиями, а не под ними)



1.

Чтобы попасть в долину из Хараре, столицы Зимбабве, надо ехать на северо-запад по шоссе А1, ведущему в Замбию. По пути, между прочим, придётся одноимённым перевалом пересечь Великую дайку Родезии – уникальное геологическое образование, известное геологам всего мира, которому страна обязана львиной долей своих запасов платиноидов и хрома.









2.

Зимбабвийские водители маршруток страшно любят давать своим машинам имена собственные и украшать девизами. Эта звалась "Неправильным поворотом". Но дорогу-то мы знали и поворотом не ошиблись.









3.

Свернув к северу, по грунтовой дороге углубляемся в буш.









4.









5.

По дороге встречается начальная школа Чикути.









6.

Дети – всюду дети. Гоняют в футбол.









7.

Обратим внимание на предмет в руках у парня в синем: он нам ещё встретится.









8.

Начинают попадаться первые лачуги макорокоза, прячущиеся в зарослях.









9.









10.

Это местный "пятачок" – торжище, майдан, где макорокоза сбывают намытое золото и покупают еду, питьё и всё остальное. То место, где, как пелось в известной песне, "можно без труда найти себе и женщин, и вина". Основные сделки происходят между четырьмя часами пополудни и наступлением темноты, а темнеет здесь рано, часов в семь-восемь.









11.









12.









13.









14.

Вот и сами старатели. Эти не боятся.









15.

А этот парень в жёлтой майке, завидев незнакомый автомобиль, почёл за лучшее спешно ретироваться. Видимо, научен горьким опытом.









16.

Буш буквально кишит макорокоза. Они повсюду.









17.

Берега Ангвы сплошь изрыты старательскими "закопушками".









18.

Прибывшие белые люди вызывают неподдельный интерес у детей, тут же навязывающихся в соглядатаи и непрошеные добровольные помощники.









19.

Просто ходят следом, как привязанные на верёвочке, и смотрят. Иногда пытаются помогать: подбирают и протягивают интересные, на их взгляд, камни. Из этих парней и девчат вышли бы отличные геологи и горные инженеры, но вырваться из порочного круга нищеты им, видимо, не суждено.









20.

Одна из брошенных шахт. Если не знаешь, что она здесь есть, легко можешь погибнуть.









21.

Шахту прошли на глубину 40-50 метров, дойдя до водоносного горизонта, а оттуда пошли в стороны горизонтальными выработками, гоняясь за золотыми кварцевыми жилами. Война не дала закончить начатое.









22.









23.

Породы здесь весьма живописны.









24.

Ливни в сезон дождей безжалостно смывают почвенный слой и уносят в Ангву. Остаются островки почвы, удерживаемые корнями деревьев.









25.

И здесь хижины.









26.

Дети макорокоза обычно предоставлены сами себе и растут, как трава. Мало кто из них ходит в школу. В десять-одиннадцать лет они начинают работать вместе с родителями на промывке золота и тянут эту лямку всю жизнь.









27.









28.

Примитивный промывочный прудок. Воду сюда таскают из реки.









29.

Есть и другой вариант, когда, наоборот, носят к реке золотоносную породу.









30.

Макорокоза, как могут, пытаются внедрять общепринятые способы повысить эффективность обогащения, подсмотренные у промышленных золотодобытчиков: сплошь и рядом видны самодельные устройства для ситования породы.









31.

Старатели не только "скребут" руду с поверхности, но, бывает, и зарываются довольно глубоко в землю. 









32.









33.

Если удаётся скопить денег, покупают в складчину средства механизации. Это, если не ошибаюсь, дробилка. Дроблёную руду возят на обогатительную фабричку, построенную неподалёку предприимчивыми израильтянами. Те забирают себе в качестве "платы за помол" ровно половину золота, содержащегося в руде. И это только официально, на деле же выходит и все две трети.









34.

Русло Ангвы. Лучшее место для работы, как ни крути. Правда, сейчас воды в реке почти нет. Ушли даже крокодилы. У этих тварей где-то в генетической памяти заложено знание о том, где в окрестностях даже в самую сильную сушь остаётся вода, и в такие периоды они совершают переходы длиной до тридцати километров в сутки, покидая насиженные места и мигрируя к спасительной влаге.









35.











36.

Вода постепенно скапливается в небольших ямах, которые выкапывают макорокоза. Здесь моют золото, тут же стирают нехитрое бельишко и купают детей.









37.

Работают все: дети, подростки, взрослые.









38. Вот трудится семейная пара.









39.









40. Соорудили простейшую систему промывочных прудков.









41.

Орудие труда – металлический лоток.









42.

Вот порода, отмытая до тяжёлой фракции – так называемого "чёрного шлиха", и крупинка золота весом в полтора-два грамма. За неё скупщики дадут тридцать-сорок долларов.









43.

Но такая удача не приходит каждый день. И этих денег едва хватает, чтобы прокормиться небольшой семье. 









44.

Женщины макорокоза моют золото вместе с мужчинами, а ещё растят детей и ведут хозяйство.









45.









46.

Маленьких детей обычно носят привязанными за спиной. С такой "поклажей" женщина ходит и работает, в том числе и на промывке золота. Просыпаясь, ребёнок видит спину матери и берега Ангвы.









47.

И уж когда после ливня Ангва наполняется, на работу выходят все, от мала до велика. "Ловят воду".









48.

Это резервуар для воды, построенный ещё легальными золотодобытчиками до начала войны. Сейчас он бездействует.









49.

Рядом видны остатки системы промывочных прудков (можно посмотреть в размере 2567×800).









50.

Местный "старшой", а может, и скупщик.









51.

И ещё кое-что из того немногого, что осталось от инфраструктуры, созданной промышленными золотодобывающими компаниями. 









52.

Бывшую рудонасыпную эстакаду макорокоза приспособили под жильё. Вырыли нору, спят и здесь же готовят пищу.









53.

Многие старатели не прячутся. Видимо, правительство давно не устраивало в этих краях карательных операций.









54.









55.

Но кое-кто предпочитает скрыться от греха подальше. Заслышав издали шаги и разговор, макорокоза растворяются в зарослях и тихо наблюдают оттуда, дожидаясь, когда пришельцы уйдут. А потом возникают снова, неслышно наблюдая издали, подобно туземцам из "Затерянного мира".









56.









57.

В буше обитают кобры и чёрные мамбы, великое множество голосистых пёстрых птиц. И вот такие ящерки, достигающие довольно внушительных размеров.









58.

Какое существо роет здесь норы диаметром в пятнадцать-двадцать сантиметров, не знаю. И, честно говоря, не хотел бы его встретить.









59.

Неопытного вояжёра подстерегает кустарник с огромными колючками.









60.

К вечеру "майдан" оживляется. Прибывают скупщики и сами макорокоза. Совершаются скорые сделки. Торговцы подвозят фрукты и овощи, живых кур (холодильники здесь не особенно распространены), алкоголь и марихуану, а то и что покрепче. Подтягиваются и жрицы любви.









61.

Многие старатели тут же "спускают" заработанное. Происходит ровно то, что так красочно описано в "Приваловских миллионах", только с местным африканским колоритом.









62.









63.









64.

С наступлением темноты макорокоза, изнурённые работой под палящим солнцем, разбредаются по своим хижинам.









65.

В долине Ангвы рождаются, работают всю жизнь на золоте и умирают, конечно. Это "дерево мертвецов": всё вокруг него густо усыпано могилами макорокоза.









66.

Подобно тому, как "на могилу лихого шофёра ... положили разбитые фары и от АМО измятый штурвал", на могилы старателям кладут плошки и тазики. Пусть на том свете зарабатывают на хлеб привычным ремеслом. У ёмкостей пробивают днища, чтобы их не украли.









67.









68.

А эту штуковину мы уже видели в руках у школьника в синей форме. На нормальные мячи денег не хватает, и их заменяют вот такими "куклами" из пластиковых пакетов, перетянутых верёвками.









69.

Ясно, что будущего у макорокоза нет. Их могли бы взять на подряд легальные золотодобывающие компании, но верить "чёрным" старателям нельзя: каждая крупица видимого золота, попадись она им на промывке, будет украдена. Но легальные компании освоят долину Ангвы ещё очень не скоро, и потому как минимум одно поколение макорокоза вполне может вырасти и прожить, занимаясь привычным дедовским и отцовским промыслом.





 

Автор отчёта: 

Похожие темы

Дубай - Город золота, является крупнейшим в мире центром торговли этим металлом. Дубай импортирует золото из 16 стран, экспортирует в...
12 Июля 10
0
Первый вопрос который я задал когда увидел этот шпиль в центре Дублина:   - бывают ли здесь молнии? Но на моем пути повстречался...
23 Мая 09
1
16 августа 1896 на реке Клондайк на Аляске нашли золото. С этого момента здесь началась «золотая лихорадка», захватившая умы многих тысяч...
16 Августа 13
0
Самый интересный и богатый краеведческий музей из всех, которые я видела. Но не исключаю, что он и на самом деле один из самых богатых в мире...
24 Апреля 10
0
Ещё лет 20 тому назад, когда ещё существовал Советский Союз, Абхазия почитались райским уголком, и попасть сюда отдыхать было для советского...
21 Сентября 09
2