Для более удобной навигации и больших возможностей, зарегистрируйтесь на сайте
  • Отчеты (20726)
    Всё интересное и новое
  • Видео (52)
    Видео из путешествий
  • Места (3228)
    Куда можно поехать
  • Люди (2557)
    Пользователи и рейтинги
   
    
Ямайка
(10 постов)
 
Всего постов

20726

Автостопом по Пермскому краю

0
05 Декабря 2009
halileo
1
0

Автостопом по Пермскому краю
Собор Воскресения Христова и гора Полюд
Есть еще на планете края, где леса — синие безбрежные моря, где человеческие селения — острова, а темные холодные реки - это нити, которые собирают острова в архипелаг. И хорошо, если, забравшись на мачту-колокольню, за волнами холмов, барашками известковых скал, туманами и грозами можно разглядеть соседние селения. И никогда — иные архипелаги.
Безжалостные к чужакам комары хранят местные моря лучше акул и пираний. Маленькие дети покрыты укусами с ног до головы, а взрослые аборигены как будто приобретают иммунитет и становятся несъедобными.

Их пироги — узкие остроносые просмоленые лодочки, черные, как шкурка крота. Их Кон-Тики — плоты и плоскодонки первых поселенцев, шедших со всем скарбом от переволок.
Их древние боги и герои не умерли, а стали каменными глыбами, высокими утесами, ясными родниками, голосами речного омута.
Есть в камских верховьях остров Чердынь.

МУЗЕЙНЫЙ ЗАПАСНИК
Раньше, чтобы добраться до Перми, люди ждали весны, сколачивали баржи и отдавались на волю талых вод. Спустя десяток километров спокойная и полноводная Колва смешивается со светлой горской красавицей Вишерой. Еще один переход — и среди заболоченных лесов Вишера принимает Каму. Потом, на протяжении 250 километров по берегам попадались бы редкие пристани — Усолье и Соликамск, давно сгинувший купеческий Дядюхин, Чёлва, Чермоз, Слудка, Добрянка и Полазна.
Теперь автобус проходит расстояние от краевого центра до Чердыни за 5 часов, а между Пермью и Соликамском раскинулось искусственное озеро.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Чердынский вокзал
20 лет назад в Чердынь и лежащие к северу от неё поселки летали пассажирские бипланы - «кукурузники». Сегодня аэропорт заменяет сколоченное из бревен и досок здание автовокзала. К 6 вечера репродуктор объявляет последний автобус, и вокзал пустеет до утра. Автобус может доехать до Ныроба, может быть — прорвется чуть-чуть дальше на Север. Но в верховья Колвы уже никто не ездит и не летает — остатки старинных деревень, по словам рыбаков, почти скрылись под двухметровыми травами и заросли ивой.
В прошлом году вездеход из Ныроба прорывался к Печоре больше суток.
Вокзал и небольшой рынок — центр города, население которого едва превышает 5 тысяч человек. Пройдись по его улицам. Кирпичные двухэтажные особняки позапрошлго столетия соседствуют с деревянными избами. Здесь — красивый наличник с орнаментом. Здесь — почти упавший забор. Здесь дом сгорел и никто не вернулся на пепелища.
Кажется, здесь нет и не было проблемы спасения исторического наследия от новостроек — свой последний расцвет город пережил столетие назад. Ушли знаменитые купеческие фамилии. Отсутсвие хорошей работы, климат и удаленность от столиц уберегли старую Чердынь лучше, чем всевозможные общества охраны памятников. Вот и стал городок не то музеем самого себя, не то пыльным музейным запасником, экспонаты которого умирали своей жизнью и только-только начинают возвращатся на витрины.

С ВЫСОКОЙ КОЛОКОЛЬНИ
Автостопом по Пермскому краю
Часовня над простором
Чердынь находися на правом — высоком берегу Колвы. Через реку — равнина, десятки километров тайги и первые вершины Северного Урала. А между городом и рекой стоят форпосты трех храмов и одна очень живописная часовня. В церкви поменьше находится учреждение с удивительным названием «Музей истории веры». Самая большая церковь еще реставрируется, но, спросив разрешения у батюшки, можно поднятся на колокольню и оглядеть чердынский остров.
Прямо за покосившимся крестом — Полюд-камень. Скалистая вершина высотой чуть более 500 метров, одинокий дозорынй в авангарде Уральских гор, безоговорочно господствующий над окружающими низинами. Справа, на южной стороне города — земляные валы, контур деревянных крепостных стен. Слева — еще одна каменная церковь, еловые леса и заливные луга. На Западе не видно ни Европы, ни Москвы — только высокие деревья, фрагменты стен, улиц и ржавого цвета городских крыш.
Автостопом по Пермскому краю </i>
Вид с колокольни на северную сторону
Автостопом по Пермскому краю
Крыши города

Вы не поверите, но когда-то сокрытая лесами и покусанная комарами Чердынь была столицей. Столицей Великопермского княжества.

СТРАНА ЗАГАДОК
С доисторических времен здесь жили люди. На каком языке они говорили и к какому народу принадлежали? Были ли они предками финнов, удмуртов, коми и венгров, или же первые обитатели Прикамья не оставили после себя потомков? Редкие находки в курганах не дают ответа.
Быт тех охотников и собирателей был довольно беден, но Строгановы, в своё время, собрали большую коллекцию «Закамьского серебра» - восточных блюд и монет, неведомыми путями попадавших на Урал. Мы мало знаем об их богах, но придуманный этим народом Пермский Звериный стиль для магических атрибутов до сих пор поражает воображение (Чтобы взглянуть на таинственные металлические бляхи, не надо далеко ехать - достаточно посетить Исторический музей в Москве). Изображенные тут и там ящеры — существа, похожие на крокодилов, птицеголовые или крылатые люди, странные предметы в руках божеств тревожат душу искателям необъяснимого.

Автостопом по Пермскому краю
Бронза, литье 15,7 х 7,5 см . пос. Курган Чердынский р-на Пермской обл. Хранится в Чердынском краеведческом музее.
Иллюстрация отсюда

Автостопом по Пермскому краю
VIII-IX вв. Бронза, литье. 6,1 х 5,4 см  с. Лимеж Чердынский р-на Пермской обл. Хранится в Перми
Иллюстрация отсюда

Скандинавы назвали эту страну Бъярмия, и рассказывали о ней всякие небылицы.
Арабы использовали топонимы Вису и «Страна Чолманская» и тоже рассказывали небылицы.
Что означают имена «Пермь», «Бъярмия», «Вису», «Чолман» и уже знакомое нам название Чердынь? Никто не берется определить точно.

ПЕРВАЯ КОЛОНИЯ
Достоверно известно, что с конца I тысячелетия на Колве, Каме и Вишере появляются финно-угры (т.н. «Родановская культура»). Родановцы — это уже прямые предки коми-пермяков (коми-морт). Возможно, что и Звериный стиль принадлежит именно им. Прародина финно-угров окружена такой же тайной, как и прародина индоевропейцев. Жили себе где-то, а потом вдруг расселяются на огромном пространстве от Енисея до Дуная. И разносят повсюду свой язык и свои имена. Положите рядом две карты — Пермского края и Европейской части РФ. Поищите закономерности в названиях. На пермской карте несколько населенных пунктов, оканчивающися на -кар и -кор. Кудымкар, Майкор... А на карте России найдете Сыктывкар и менее очевидные Чебоксары (чувашское название — Шупашкар). КАР - это укрепленное городище. Крепость. В Пермском крае бесчетное число рек оканчиваются на -ва. Колва, Сылва, Шаква, Гайва... Посмотрите теперь, как называются реки обеих российских столиц!
Автостопом по Пермскому краю
У воды
К XI веку относятся первые пермяцкие находки в Чердыни (а сколько лет коми жили там до этого?). Спустя некоторое время в речных долинах начинают селится русские, и Чердынь становится центром огромного, но очень малюдного княжества. Идут войны. С разбойниками-вогулами, что совершали набеги из-за Камня и, позже, составили ядро Кучумова царства. С казанскими и сибирскими татарами, с ногаями, с московитами, вспомнившими о Перми после захвата Новгорода и тут же покончившими с её независимостью. Иноязычное пермяцкое население составляло большинство, поэтому Пермь можно считать первой колонией Москвы.
Каждый раз враги оказывались под стенами города, но с 70-х годов XV столетия, когда были выстроены новые стены — Чердынь ни разу не была взята.
Столица княжества, а потом — административный центр московских владений, Чердынь процветала, пока через неё шло сообщение с Сибирью. Когда же появилась более прямая дорога от Соликамска, первому городу на Урале остались лишь ремесла да торговля лесом. Чем живет Чердынь сейчас, не могут определить даже её жители...

ЧЕРДЫНЬ И ЛИТВА
Та белая церковь, что стоит на холме к Северу от колокольни - собор Иоанна Богослова Богословского монастыря. Простой, невысокий, со старой оградой, огородом и монастырским кладбищем. Неописуемо красивый и торжественный, сошедший с картины Левитана. Вот матушка отворила дверь, провела по зданию и рассказала, что каменная церковь построена на месте первой, деревянной. А деревянная, если верить Иванову, была поставлена еще при князе Михаиле.
Автостопом по Пермскому краю
Собор Иоанна Богослова
Автостопом по Пермскому краю
Монастырское кладбище
Религиозная история Чердыни драматична.
В конце XIV века Пермь Великую крестил современник Сергия Радонежского Стефан Великопермский. Только вот на Каме и её притоках миссионер не был — Пермью Великой тогда называлась територия нынешней Республики Коми. Коми-пермяки оставались язычниками: поклонялись кулям - духам леса и воды, верили в ящера Гондыра, в доброго бога Войпеля и почитали Золотую Бабу. Многие из первых русских колонистов намеренно уходили от христианизации Новгорода — они принесли в Прикамье Перуна и Велеса.
В середине XV столетия в Чердыни служил Питирим — то ли успеха не добился, то ли, напротив, переусердствовал. В 1455 он бежал в Усть-Вым и был убит вогулами.
Епископ Иона и его последователи взялись за дело более основательно, но добились несколько странных результатов. Одни пермяки продолжали в тайне уходить в лес, приносить жертвы Войпелю и Перуну (таки случаи бывали вплоть до XX века). Другие сумели «одомашнить» чуждых богов — получила мощное развитие деревянная религиозная скульптура, о которой неделю назад писал Автостопом по Пермскому краюdrugoi.
Автостопом по Пермскому краю
Этот сидящий в темнице Спаситель из д. Усть-Косьва (XVIII в) одет вместо багряницы в национальную пермяцкую одежду – синёный шабур. Безымянный резчик тонко передал типично пермяцкие черты лица и одежду, перейдя, по сути, от изображения Бога к человеку, "созданному по своему образу и подобию"
Фото - Автостопом по Пермскому краюdrugoi
Нечто подобное пермской скульптуре я видел этим летом... в Литве! Там тоже произошло смешивание христианства и языческих традиций, тоже были густые леса и там тоже гордятся своей религиозной скульптурой. Фотографировать в музее было строго запрещено, но я нашел момент и щелкнул наиболее тронувший меня экспонат.
Автостопом по Пермскому краю
Богородица. Хранится в Вильнюсе
Ныне языческая традиция коми забыта. Уходят последние сказители былин, знатоки народных песен и обрядов, оставляя простор для творчества реконструкторов. Культура немногочисленного народа ускользает недосказанной и недопонятой.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЯМ
Полезные советы:
1. Попадание в Чердынь осуществляется из Перми. И если до Соликамска идет хороший траффик, но хилый автостоп, то после Соликамска на небольшое количество машин приходится много отзывчивых водителей. Автостопщики там — редкость, и драйверы с удовольствием перечисляют редкие встречи с ними.
Если автомобиль идет в Красновишерск, важно не пропустить отворот. От отворота стопим прямо до Чердыни.
И обратно — если машина идет на Красновишерск, смело садимся и едем до развилки.
2. На вокзале камеры хранения нет — она организована на почте. За 10 рублей сумку покараулят до 19.00, пока учреждение не закроется.
3. Общепит дешев, но полноценно покушать в столовой или кафе можно только до 16.00. Потом столовая закрывается, а в кафе подают лишь выпивку и пирожки.
4. Население к путешественнику относится по-разному. Бабули в музее флегматичны и неразговорчивы — и слова не вытянешь без платы за экскурсию. В церквях, напротив, рады всё показать и рассказать.
Автостопом по Пермскому краю
Окраина

Попасть в село мы специально не планировали. Просто это был последний автобус в сторону Ныроба. По расписанию — в Камгорт, в реальности — лишь до Покчи — следующего после Чердыни населенного «острова» на колвинском берегу.
Автостопом по Пермскому краю
Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы

ПОТЕРЯННОЕ СТОЛЕТИЕ
100 лет назад в Большом энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона о Покче (ударение на первый слог) сообщали следующее:
с. Пермской губ., Чердынского у., в 5 вер. от у. г., при впадении рч. Покчи в Колву. Здесь с 1472 г. существовал город с крепостью, основанный завоевателем Великой Перми кн. Федором Пестрым. В 1535 г. город сгорел и управление перенесено в Чердынь. Жителей 1400. Скорняжное производство. 3 ярмарки и еженедельные базары.
Следующих годов лучше бы и не было вовсе: село обеднело, украшавший его храм разрушился а население сократилось. Одна cовременная энциклопедия пишет:
<...>
В XVIII-XIX веках Покча стала центром баржестроения в Верхнекамье. Здесь строились суда для перевозки соли.
С начала ХХ века жители села занимались в основном сельскохозяйственным производством. Население около 1 тыс. человек.
В селе сохранились старинные жилые и хозяйственные постройки, богато украшенные деревянной резьбой, выполненной на высоком художественном уровне.

И действительно сохранились. На широких улицах села стоят постаревшие, но еще внушающие уважение большие деревянные избы, кирпичые особняки, столбы ворот и арки у бывших складов, магазинов и мастерских. Хотите увидеть, как выглядели северные села в XIX веке - смело езжайте в Покчу.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю

ЦЕРКОВЬ, НАВОЗ И КОПЫТА
Когда мы выскочили из автобуса, было не до созерзацаний. Наползавшая с противоположной от реки стороны грозовая туча гнала нас в укрытие. Укрытие... Тесное, пропахшее стиральными порошками сельпо? Скучно. Постучаться в случайный дом? Это уже что-то. А если попробовать воон там?.. У речного берега маячили развалины старинной церкви. Её колокольня, лишившись купола, стала похожа на башню злого волшебника и обещала интересное приключение. Вход не заколочен. В стене проломы. Едва наши рюкзаки оказались под крышей, как с неба упали первые капли теплого летнего дождя.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
В кино про Индиану Джонса древние развалины напичканы ловушками и содержат много скелетов. В моей статье про Покчу развалины имеют острый запах навоза, мочи и равномерно обгаженый пол, как оно обычно и бывает в настоящих путешествиях. С трудом найдя чистое место для сумок, мы стояли у оконного проема, слушали залетавший в башню гром и смотрели на уральский фен-шуй: ветер прогонял по селу и топил в реке столбы теплой июньской воды.
Автостопом по Пермскому краю
Потом запахло серой застучали копыта. Они пришли — блеющие, мычащие, мокрые, любопытные до рюкзаков. Свято место пусто не бывает! Оставленная людьми, церковь стала убежищем для местного скота.
Автостопом по Пермскому краю
За те два часа, что гроза уходила на Полюд, мы успели полностью осмотреть печальное укрытие. Ни перекрытий, ни лестниц на колокольне не сохранилось. Крыша самой церкви превратилась в груду кирпичей, и лишь у алтарной части остался более-менее целый свод.
Автостопом по Пермскому краю
Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы была построена в 1785 году, пережила большевиков и сгорела всего лишь 8 лет назад от удара молнии. Встреченный нами местный житель рассказал, что молнии били в храм и раньше, но накануне воры украли и сдали на металлолом заземление громоотвода.
Впрочем, в сельской администрации Покчи (а я разыскал их телефон сегодня днем) эту столь типичную для России историю мне не подтвердили. Зато рассказали, что заежжая «комиссия» признала церковь не подлежащей восстановлению. Тут есть повод удивится — в Пермском крае восстанавливаются и более «тяжелые» храмы, а Чердынский регион объявлен зоной для развития туризма. Обновленная церковь вместе с остатками крепости и красивым родником могли бы стать частью еще одного привлекательного комплекса и несколько оживить загибающееся село.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю

НИКОЛА МОЖАЙ
Кое-что удалось спасти еще до пожара. В 1923 году экспедиция обанружила в храме благовещения и вывезла в Пермь несколько шедевров деревянной скульптуры, в том числе — святого Николая Можайского, или - «Николу Можая», как его, по-свойски, принято было называть в Прикамье. И если Георгий Победоносец — хранитель Москвы, то Можай, удерживающий в одной руке Град, а в другой — меч, заменил в народном сознании Войпеля и выступал в роли небесного защитника Пермской земли.
Автостопом по Пермскому краю
Никола Можай (XVIII в)
Фото - Автостопом по Пермскому краюdrugoi


СТИРКА В МЕРТВОЙ ВОДЕ
Дождь уступил место вечеру. Намокшие доски и кирпичи делали безуспешными все мои попытки забраться на крышу — оставалось только спустится к реке, подкрепиться ледяной водой из родничка и двинуться в дальнейший путь. На Северной окраине села, мы опустили рюкзаки на асфальт и стали ловить машину. План был прост: если нашу пару кто-то подберет, то, скорее всего, предложат и переночевать под крышей. Если нет — попробовать вписаться в Покче. Коли и тут постигнет неудача — вновь ставить палатку в лесу.
С самого начала перспективы уехать — в 10 вечера и по сельской дороге — казались туманными. Параллельно я пытался реализовать план Б, но общение с местными жителями ничего не давало. Они были либо вусмерть пьяны, либо направлялись домой в отдаленные деревни. У мощного источника я застал за стиркой целое семейство - так они вообще приехали из Чердыни.
Родник, кстати, был не из простых.
Как и в любой достаточно древней, насыщенной легендами местности, неподалеку от Чердыни есть источники "живой" и "мертвой" воды. По сказакам знаем, что мертвая лечит человеческое тело, а живая - душу. Так вот, "мертвый" родник древней Чердынской земли находится на окраине Покчи, а "живая" вода бьет в Ныробе. Есть легенда, что на месте покчинского источника был казнен врагами местный князек вместе с женой и пятерыми детьми. На другой день из пропитанной кровью земли потекли семь ручейков, слившихся в маленькое круглое озерцо. Сегодня в источник огородили, приспособили для стирки, но внимательный глаз все еще может различить все семь плачущих подземных струй: две сильных и пять - поменьше.
Не знаю, как насчет исцеления, но чудо было явлено. Проезжающая машина взяла нас в Ныроб и избавила тело от комаров и палатки.

Рассказывают, что излюбленная детская игра здесь – в зэков и охранников: один в тюрьме сидит, другой его пропускает через пропускной пункт. Что из 7 тысяч населения Ныроба лишь 2 тысячи живут на свободе, и что в каждой семье найдется человек, который связан с тюрьмой.
Здесь оканчивается асфальтированная дорога.
Здесь лесовозные пути приводят к действующим поселениям и к проплешинам на месте сталинских лагерей.
Здесь тоже остановилось время - но сотановилось в разные моменты истории, образовав и чуть перемешав несколько слоёв.
Здесь - крайняя северная точка нашего путешествия.
Автостопом по Пермскому краю
Южная часть села Ныроб и въезд в село. Вид с колокольни.
С.М. Прокудин-Горский. 1913 г.


СЛОЙ НУЛЕВОЙ. НИЧЕГО.
Режущее слух название Ныробу дали коми-морт, которые до XVIII века жили на Колве. Для них будущая столица Ныроблага был вовсе не медвежьим углом, а просто одним из селений на хоженном пути с Камы на Печору. Возможно, оно истолковывается так: "Ныр" в коми-пермяцком языке означает «нос», "ыб" – «поле», т. е. «Носово поле», или «поле Носа» (в 1579 г. в Ныробе жил Иванко Нос, основатель местной фамилии Носовых). Знаем же мы об этом Ивашке из первого письменного упоминания Ныроба - строки в писцовой книге И.Яхонтова по Чердынскому уезду.
Эта эпоха Ныробу почти ничего не дала, кроме географического положения, намеков, что на месте храмов и часовни были языческие святилища, той самой записи в писцовой книге да нескольких страниц в трудах пермского историка Чагина.
Безвременье могло затянуться и до сего дня - как в каких-нибудь Бигичах или Дие. Мало чтоли на Колве пермяцких деревенек. Но помешала Большая Политика.
Прослойка
В 10 километрах севернее Ныроба, на берегу реки Колвы, находится Дивья пещера протяженностью 9750 метров. В 2 раза крупнее Кунгурской, но менее приспособлена для туризма.


СЛОЙ ПЕВЫЙ. ЯМА.
В самом начале XVII века Борис Годунов решил, по-видимому, избавить большевиков от лишней работы, искоренив род Романовых. У него были на то самые веские основания: династия Годуновых скоро кончалась, а династия Романовых собиралась править лет 300 минимум. Быстро состряпали донос - мол, бояре ведут тайные переговоры с Антантой собираются отравить царя. И вывезли Романовых из столицы. Старшего из братьев, Федора Никитича Романова, сослал в Сийский монастырь, где приказал его постричь в монахи под именем Филарета. Александр отбыл к берегам Белого моря. Михаила, закованного в кандалы, повезли в Прикамье, а братья Василий и Иван пошли по этапу на самый край известной тогда Земли - в Пелым.
В сентябре 1601 года Михаил Романов прибыл в шестидворную Ныробку. На окраине деревни вырыли яму "сажень глубины, сажень длины и ширины", которая сверху накрывалась деревянным настилом с прорезью для подачи еды. Яма темная и сырая, для жизни пригодная мало. К зиме был оборудован очаг - жилище Романова отапливалось по-черному. Ссыльный просидел в яме почти год и умер в августе 1602. Не то от истощения, не то - будучи задушенным охранником.
Местные крестьяне не сразу поняли, куда повернулась жизнь деревни. Питая сострадание к узнику, пермяки подкармливали его, давая своим детям подбрасывать боярину трубочки ягеля с молоком, закупоренные хлебными катышками. Пятерых мужиков сослали в Казанскую тюрьму. Почти сразу после смерти Михаила непослушные пермяки воздвигли над могилой небольшую часовню, но за наступившей смутой до них уже не было никакого дела.
Время показало, что ныробцы поставили на правильную лошадь.
Когда власть сменилась, в живых из братьев остались только Филарет и Иоанн. Филарет, как мы помним, стал патриархом, а его сын Михаил - царем. Убиенных реабилитировали. Вспомнили про ныробских крестьян и тоже реабилитировали (дожили не все). Ныроб, подобно родной деревне Ивана Сусанина, освободили от податей. Потом присвоили статус погоста (центра округи из числа деревень, населенных черносошными (лично свободными) крестьянами), затем – и села.
Историческую яму сохранили, над ней стояла часовня. Потом часовня исчезла, но темница уцелела.
Вот так злокозненное место выглядело в 1913-м.
Автостопом по Пермскому краю
Часовня на месте, где был заключен Михаил Никитич Романов. Вид с запада.
С.М. Прокудин-Горский. 1913 г.

А так - сейчас.
Автостопом по Пермскому краю
Нам не повезло. Сад из могучих кедров и берез состарился - деревья падали, и были окончательно убраны незадолго до моего путешествия. В 2001 году над ямой поставили новую часовню-беседку, но более ничего предпринимать не стали. Как и в Покче, истинными хозяевами исторического наследия являются твари беспамятливые и бессловестные. В данном случае - черные овцы.
Автостопом по Пермскому краю

СЛОЙ ВТОРОЙ. ЦЕРКОВЬ.
Спустя почти сто лет после печальных событий рядом с деревянной церковью в Ныробе ставят роскошный кирпичный Никольский храм. На мой взгляд - самый красивый в Пермском крае и один из лучших образцов русского зодчества вообще.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Кто строил и на чьи средства – неизвестно до сих пор, пишет rusvera.mrezha.ru. О его строительстве ныробцы рассказывают легенду, будто бы храм возвели неизвестно откуда прибывшие люди. Строительство осуществлялось чудесным образом, так что каждый день все, что поднимали рабочие, уходило в землю. Церковь вдруг выросла во всем своем великолепии, лишь когда на земле был водружен крест.
Когда в 1736 году в третий раз сгорела деревянная Никольская церковь, на ее месте, над могилой Михаила Никитича, был построен одноэтажный Богоявленский храм, где хранились боярские кандалы. После Революции Ныроб свои цепи потерял - их увезли в Чердынский музей и до сих пор не отказываются вернуть назад.
Ансамбль Никольской и Богоявленской церквей дополнялся еще высокой четырехъярусной колокольней, которая была разобрана в 1934 году. Как она выглядела, можно судить лишь по уникальным цветным фотографиям 1913 года.
Автостопом по Пермскому краю
Старый храм во имя свт. Николая Чудотворца с запада.
С.М. Прокудин-Горский. 1913 г.

Еще два исторических места в окрестностях Ныроба были до революции отмечены часовнями. Одну построили на месте явления иконы Николая Угодника, а другую – на чудотворном Никольском источнике, прославившемся чудесами исцелений после того, как в нем при набеге татар была спрятана чудотворная икона Николая Чудотворца. Уффф... сколько повторов. Есть за что религию нелюбить. Ладно, зато существует другая версия поверья: сам по-себе Ныробский родник не лечит, а "работает" только в паре с покчинским. Уже упомянутая мною в предыдшем очерке "мертвая" вода Покчи лечит тело, а "живая" вода Никольского источника - душу.
Обе часовни большевики снесли, но недавно молельню у родника поставили вновь.
Было
Автостопом по Пермскому краю
Часовня и ключ на месте, где явилась икона свт. Николая Чудотворца.
С.М. Прокудин-Горский. 1913 г.

Стало
Автостопом по Пермскому краю
А вообще - не надо легенд, не надо суеверий. Просто спуститься под тень высоких деревьев, вдохнуть запах мокрых трав, смотреть на ручеёк, умываться холодной-холодной водой. Маленькими глотками испить напиток, который и не имеет вкуса, и скуснее всего на свете. И понять, что это и есть - жизнь.
Прослойка.
Сразу же бросается в глаза уцелевшая возле алтаря, на левой стене храма, настенная роспись 1725 года, изображающая мученика Христофора с собачьей головой. Голова больше похожа на волчью, с оскаленными клыками. Такое же изображение святого Христофора я видел и в искорском храме. Спрашиваю у настоятеля: «Почему так?» – «Это один из самых почитаемых в Чердыни святых. Христофору охотники молились перед тем, как на охоту идти; мясо, хлеб ему жертвовали. Сказать об этом древнем святом – он был красивый юноша, его девчонки домогались. Он взмолился Господу: ну сделай так, чтобы я спокойно молился Богу. И Господь сделал ему собачью голову...
Отсюда


СЛОЙ ТРЕТИЙ. ТЮРЬМА
Несмотря на царскую милость, Ныробу уже не удалось отделаться от дурной славы. Разве только, по мере освоения Сибири он потерял статус края Земли и перешел в разряд "мест не столь отдаленных".
В 1913 в Ныробе находился на поселении (и оставил после себя музейную комнату) Клим Ворошилов.
В 1930-х на Колве открываются поселения кулаков и лагеря для ссыльных, что потом войдут в систему ГУЛАГа.

Документы о НыробЛаге свидетельсвуют:
НЫРОБСКИЙ ИТЛ (Ныроблаг)
Время существования: организован 04.01.45 — выделен из УСОЛЬСКОГО ИТЛ 1; (В Ныроблаг выделены Ныробское и Бондюгское ЛО, Бубыльский ЛП, Колвинский сельхоз и Березовские ЦРМ)
действующий до 01.01.60.
Дислокация: Молотовская (ныне Пермская) обл., Ныробский р-н, с.Ныроб.
Литер: Ш.
Телегр. код: «Кама».
Адрес: Молотовская обл., с.Ныроб, п/я 320;
п/я Ш-320.
Производство: лесозаготовки, обслуживание судорем. мастерских в Березовском затоне, деревообработка, выпуск шпал, мебельное, швейное, обувное и гончарное производства, погрузочно-разгрузочные, сплавные и строит. работы, обслуживание лесовозных ж.д. и мех. мастерских, с/х работы, стр-во домостроит. цеха, узкоколейных ж.д. и автодорог, производство кирпича .
Численность: 07.45 — 13 414, 01.01.48 — 24 870, 01.01.53 — 25 113, 15.07.53 — 15 819; 01.01.59 — 19 618, 01.01.60 — 14 362.

В данный момент, в самом Ныробе действует только исправительно-трудовое учреждение Ш-320. Его длинные заборы, казармы, вышки и колючая проволока встречают путника на самом въезде в поселок и оставляют не меньшее впечатление, чем все памятники старины.
В память о жертвах репрессий между ямой и Никольской церковью поставлен деревянный крест.
Прослойка
В Красновишерске стоял памятник Дзержинскому.
— Мало народу здесь. Памятник достоин большего, — решили соответствующие органы.
И последовал Дзержинский в Ныроб.
— Мало народа его видят. Да и народ-то какой. Все больше за решеткой сидит, — решили органы.
И отправили Дзержинского в Соликамск. Стоит он в центре города на улице 20-летия Победы.
Красновишерцы (удовлетворенно): «Ну вот и Дзержинский пошел по этапу».
Соликамцы поправляют: «К нам он пришел спецэтапом».
Новая Газета


СЛОЙ ЧЕТВЕРТЫЙ. МАГАЗИН.
В центре поселка сразу бросается в глаза длинный, массивный и какой-то несуразный деревянный сруб. В срубе есть магазин. На фасаде есть рисунки.
Автостопом по Пермскому краю
Эй вы, жители провинциальных городов! Помните, как в начале девяностых вдруг возникла альтернатива голым полкам государственных универмагов? Лавочки с импортным товаром, музеи безбожных цен. Помните, как они назывались? На Урале они звались "коммерческими магазинами". В Ныробе у вас всё еще есть уникальная возможность увидеть и само статусное название, и незатейливую рекламу того времени. В качестве бонуса - действующая автозаправка 70-х!
Подобно тому, как в хронотопе "яма" время встало в 1602-м, так в хронотопе "магазин" секунды застыли в своем 1993.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю

* * *
В Ныробе я узнал, что Россия выиграла у Шведции. Вместе с приютившими нас пожилыми супругами Собяниными мы смотрели вечерние телепрограммы на двух доступных каналах, разговаривали о жизни в местных краях и рассказывали свои истории.
По словам мужчины, поселки на верхней Колве были почти покинуты. Население стекалось в Ныроб и уезжало в более приветливые места. Не следили и за дорогами. Осмелившись навестить родню в Республике Коми, ныробцы больше суток пробивались к печерской Якше на испытанном ГАЗ-66.
В настоящий восторг Собянин пришел, увидев Ныроб на нашей карте - примитивном десятикитлометровом атласе, взятом за неименеем прочего в Чайковском. Карту подарить мы не могли - путешествие еще не окончилось. Но в сентябре я приобрел и выслал старику хорошую пермскую двухкилометровку.
В 11 вечера нас привезли в Ныроб. В 12 следующего дня очередная легковушка везла автостопщиков к повороту на древнюю пермяцкую твердыню Искор.
Продолжение следует...

* Старинные фотографии Ныроба взяты из интересного проекта "Российская империя в цвете"

P.S. Ныробские фотографии, не вошедшие в основную статью.
Автостопом по Пермскому краю
Закат
Автостопом по Пермскому краю
Плакаты около лесничества.
Автостопом по Пермскому краю
Дом священника около Никольской церкви.
Автостопом по Пермскому краю
В память репрессированым
Автостопом по Пермскому краю
Больница

Рюкзаки мы спрятали в лесу - у самой кромки болота, и дальше шли налегке.
Вперед! Вперед! По дороге, которую никогда не проходил. Что за поворотом? Посмотрим! А если дорога ведет не туда? Её ведь нет на карте. Вернемся. И начнем сначала.
Видишь большие желтые цветы по обочинам? Принюхайся. Здесь не в ходу деньги, но комары заставят заплатить за таёжный аромат кровью.
Видишь, что прекратила извиваться дорога, видишь, она пошла на подъем? Это кончается та топка долина - кочки, мох, чахлый лес, темные лужи и ручьи - тянущиеся не то от Колвы, не то от Вятки, а не то и от самых Нидерландов, и начинаются Уральские горы.
Видишь - лес вокруг стал реже, и по обеим от колеи поднимаются крутые холмы? На северном из них пол-тысячелетия назад стояла пермяцкая цитадель Искор - "крепость на камне".
Автостопом по Пермскому краю

КРЕПОСТЬ
В XIX веке городище, память о котором еще была жива у местного населения, раскопал Берх. Он и его последователи установили, что люди жили здесь как минимум с XII века, воздвигли святилище, построили кузницы, укрепили единственный пологий склон холма пятью рядами частокола и стали контролировать путь на Верхнюю Колву.
Из летописей также известно, что в 1472 году Искор захватил и сжег московский воевода Фёдор Пёстрый, пленив там князя Михаила. Возможно, защищаясь от сибирских набегов пермяки восстановили укрепления, но в XVIII поселение Искор находится уже на 5-6 километров южнее, на равнине.
Автостопом по Пермскому краю
...Городище высилось на неприступной скале, единственный подъем преграждали пять могучих валов с частоколами. Горделиво и насмешливо смотрели из-за тына на пришельцев искорские истуканы...
Узнали? Это Алексей Иванов. Нарочно или случайно, но автор бестселлера "Сердце Пармы", описывая сцену штурма Искора, поместил крепость на соседний холм, где находится скала "Узкая улочка". В действительности, на южном холме ничего не нашли.
Иванова нельзя принимать за исторический источник. Его гениальное произведение уже породило уйму вторичных мифов и легенд, проникло в путеводители и направило на север пока еще слабый поток туристов. Теперь, спроси у пермяка что-нибудь по начальной истории края, и он будет добросовестно пересказывать полуисторический-полумистический роман. Гораздо более надежный источник информации по древностям края и коми-пермякам - исторический труд Чагина "Пермь Великая Чердынь" и исследования его коллег из ПГУ. Но попробуй-ка найди эти книги в свободной продаже!
Мы поднимаемся по тропинке. Запах смешанного леса на скалах - он везде одинаковый и разный. Сухой, пропитанный жаром, пряный травами и хвоёй. Вдох - и дежа-вю будет преследовать на Байкале, на Горном Алтае, на склонах Кавказа, Альп и Пиреней. Горы - это наркотик. Запах леса на кручах - необходимый ингредиент. Ну как "девон" для слега их Стругацких.
Автостопом по Пермскому краю
Мы на вершине. Поляны желтеют цветами, буйствует трава. И - никаких следов "городища". Только видны остатки от лагеря археологов и белая часовенка с покосившейся маковкой. Массивная чугунная дверь не заперта. Входим в кирпичную прохладу, разглядываем сохранившиеся фрески. Из бумаг, заботливо вывешенных кем-то на стене я узнаю в общем то типичную историю: часовня была сооружена в 1891 году на месте старой - деревянной часовни, а ту поставили когда-то на месте языческого святилища. За язычеством не надо лезть далеко в историю - вот в кирпичной нише маленькая икона христианской святой Параскевы Пятницы. А вот монетки и конфетки, которые складывают в нишу редкие посетители.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю

ПАРАСКЕВА-ПЯТНИЦА И ЯЗЫЧЕСТВО
Сама по себе Параскева-Пятница - очень интересный персонаж. Для нас не важна её житийная история. А важно, что на русском Севере она считается одной из самых почитаемых святых, почти приравнивается к Богородице. Пятница "отвечает" здесь почти за всё - за здоровье, за урожай, за приплод скота, за деторождение, (какая-то уральская Астарта!), за источники, за мертвых, за торговлю и за молодых девушек. Отчасти, Пятница вобрала в себя культ славянской (или финской?!) Мокоши, отчасти - стала новым олицетворением пермского женского божества, выраженного также в образе Золотой Бабы.
И эта прямая преемственность от язычества прослеживается не только в "функциях", не только в уникальных резных изображениях, но и в обрядах, связанных со святой. Поминали её летом, в Семик, причем действо сопровождалось праздником свистопляски и ярмаркой. Г.Н. Чагин так описывает подобные праздники в Искоре: "В Семик, а позднее - в девятую пятницу после Пасхи, проводился крестный ход и совершалась панихида по убитым у села Искор. Праздник также начинался в часовне, которая была посвящена св.Параскеве-Пятнице, а затем был крестный ход к берегу озера, где, по легенде, святая омыла свое тело. На берегу озера служилась панихида по всем погибшим за Искор. Затем местные купцы устраивали ярмарку. Крестные ходы, посвященные погибшим за Пермь Великую, связанные с культом св. Параскевы-Пятницы, проводились и в Чердыни, и в Соликамске"(Отсюда)
Вот они - конфеты около иконы. Какой Рим! какой Диоклетиан! В Искоре о Параскеве-Пятнице записана следующая легенда:
"Во время одного из вражеских набегов Параскева обороняла городок вместе с другими защитниками. Врагам удалось полонить ее. Надеясь, что страдания мученицы устрашат русских воинов, и они сдадутся, израненную женщину с разбитыми в кровь ногами водили вокруг крепости, затем подняли по Узкой улочке на вершину скалы. Но недруги просчитались - мученический подвиг Параскевы Пятницы укрепил дух защитников крепости, и они храбро отразили все приступы". (Отсюда)
Или такой еще вариант:
...День тогда выдался хмурый такой. Тучи так снегом-то и налились, Асыка с войском к городку подступил. Русские с пермяками на горе воевали. Городище то на горе стоит, а под ним камень есть, Узкая улочка прозывается. Храбро, говорят, бились защитнички городища, камни на татар так и сыпались, бревнами по десятку врагов сметали с вала. От горящих стрел масляные халаты нехристей, что твои факела вспыхивали. Да уж больно неравные силы были. Много раненых воев в городище скопилось. Вот тогда свинцовые тучи расступились, и пред всеми предстала Святая мученица Параскева, нареченная Пятницею. Ну, точь в точь, как в храме. Роста высокого, взгляда сурового, но с добротой и с лазоревым венком на голове. Возьмет она раненого воя да с городища по Узкой-то улочке и несет. Татары с вогулами рты пораскрывали. Руки и ноги у них онемели. А Святая наша с городища все воев-то носит. Одного отнесет, за другим возвращается, да снова с городища по Узкой улочке на поле идет, а там лес стоит. Тут в лесу она их и прятала.
Потом уж, когда Асыка городище сжег, да оставшихся защитников перебил, спасенные вой хоронили своих друзей в том лесу, в котором их Параскева укрывала да лечила. С тех пор тот лес никто не трогает. Почитают его, а по Узкой улочке люди стали ходить молиться. Поднимешься по Узкой улочке - все грехи с тебя и спадут.
(Отсюда)
* * *
Автостопом по Пермскому краю
Мы спустились по пологому склону. И снова - никаких следов крепости. Деревья, вода и люди срыли все следы героического прошлого. Среди высоких елей не усмотреть даже контуров ни одного из 5 земляных валов.

УЗКАЯ УЛОЧКА
Автостопом по Пермскому краю
Узкая улочка. Вид с городища.
Так что это за Улочка такая, думали мы, подходя к соседнему холму. И вот оно - почти отвесная скала и узкая - не шире метра - щель к вершине. Обувь сотен людей сделала своё дело, хорошо отполировав ступени этой природной лестницы: каждому новому поколению искупить грехи становится всё сложнее. Нашими же общими грехами явно были гордыня и отсутствие благоразумия: приценившись к скале мы оценили пройденный маршрут, сложили кепки и полезли искушать господа бога по-напрасну. Медленно, стараясь всегда иметь по три точки опоры, соблюдая большой интервал, вольные путешественники преодолели сорокаметровый лаз и спустились вниз по другой - широкой расщелине.
Автостопом по Пермскому краю
Моя уже почти безгрешная персона
Прощай, Искор!
Ветер полоскал волосы в открытом кузове УАЗика - улыбаясь, зажмуриваясь от солнца и счастья, мы мчались к городу Красновишерску.

P.S.
А кто скажет, как называются эти цветы?

Автостопом по Пермскому краю
В изобилие растет на Искоре и на Полюде. Пион???
Автостопом по Пермскому краю
Вместе с любопытным бурундуком прилагался после Узкой улочки. Больше нигде не встречали. Версий нет.

Автостопом по Пермскому краю

Вместо эпиграфа:
Осень. Гуси собираются на юг. Подлетает к ним ворона, спрашивает:
-Эй, гуси, вы куда собрались?
-На зимовку, в теплые края. Там всю зиму тепло и еды много.
-О! - говорит ворона, - а возьмите меня с собой!
-Да что ты, Ворона, - говорят ей гуси, - ты же не перелетная птица, ты не долетишь!
-Я?? Не долечу??? Да я куда хочешь долечу, я, ворона - птица сильная, птица гордая - возьмите меня с собой!
-Ну что с тобой спорить - лети, если хочешь. Но мы предупреждаем - дорога будет тяжелая, лететь надо будет долго и быстро, садиться нельзя, так что подумай хорошенько.
-Не, я птица сильная, гордая - я долечу.
Ну, на следующее утро полетели они. Ворона еле дотянула до места ночевки, аж отдышаться не может. Гуси ее обступили, кормят, поздравляют, мол, герой ты, Ворона, такое расстояние пролетела! Только завтра ещё хуже будет, через горы полетим, там садиться отдыхать нельзя. Повернула бы ты назад, пока не поздно.
-Нет! - говорит Ворона, - я столько уже пролетела, и ещё больше пролечу! Я птица сильная, птица гордая...
Переночевали, перевалили на следующий день через горы и потеряли уже было ворону. Но та не сдаётся. -Нет! - задыхается Ворона, - я, ворона, пти... птица сильная! Птица гор... гордая! Я долечу!
На третий день полетели над морем. На этот раз ворона совсем быстро отстала, гуси испереживались все, но у них тоже крылья не железные, ждать не могут, лететь надо. "Ну, - думают, - на этот раз она точно вернется, не по крылу вороне такой перелет!" Долетели до берега, до теплых краев, остановились ночевать. А утром на горизонте появляется черная точка. Неужто ворона?? И правда, она! Глаза круглые, выпученные, крыльями еле шевелит, по волнам чиркает, наконец упала в полосу прибоя, волнами ее на берег вынесло, гуси, в полном ошалении, ее обступили, кричат, восторгаются, на берег вытаскивают, воды и пищи несут...
-Ворона! Ты все-таки долетела! Ты это сделала! Ты такая сильная, Ворона! Ты ТАКАЯ птица!!!
-Да... - хрипит ворона, - я птица сильная... Я птица гордая... Но на всю голову долбанутая!!!

Отсюда

СУМАСШЕДШИЙ ЗАБЕГ
В Красновишерск - город, где сидел Шаламов и находился первый "классический" концентрационный лагерь ГУЛАГа, мы приехали ближе к 19 часам - уже давно закрылся автовокзал, где мы рассчитывали сдать на хранение рюкзаки, оканчивали работу магазины. Автостоп - дело непредсказуемое. Можно пройти за сутки полторы тысячи километров, а можно потерять уйму времени, выбираясь из города и целых два часа ждать машину до соседнего райцентра. Последнее случилось с нами в Чердыни, несколько попутав планы. Планы же был таков: выгрузить в Красновишерске большую часть тяжелых, рассчитаных на холодную погоду вещей, налегке подняться на Полюдов камень, провести там самую короткую летнюю ночь, а на следующий день покорить еще одну местную достопримечательность - камень Ветлан.
Оказалось, что оставить вещи в двадцатитысячном городке негде. Центр Детского и Юношеского туризма? Да, горожане о таком слышали, но показать не могли. Потеряв в вечереющем городе еще часа полтора, устав расспрашивать местных жителей и опасаясь, что из деревянных бараков скоро выползут ночные животные в спортивных штанах, мы сели на автобус и поехали на северную окраину - к переправе. Здесь невезение временно отпустило: в магазине встретилась женщина, работающая в управлении заповедника Вишерский. Она прониклась нашей проблемой и разрешила оставить вещи в одном из вагончиков - управление, вместе с автобазой и конюшней обнаружилось тут же, на берегу реки.
Еще час прошел за ожиданием лодки. Дорога на Полюд начинается из деревни Бахари, и ничто, кроме случайных перевозчиков не связывает эти несколько десятков домов с цивилизацией. Не хотелось бы мне застрять там в период ледостава или ледохода...
Десять вечера. Комары сгущаются. Ищем человека, который знает дорогу на Полюд. Чтобы узнать, что единственная автомобильная колея из деревни ведет прямо на вершину, ушло еще полчаса и несколько микролитров крови.
А следующие 2 часа, за которые мы пробежали не снимая рюкзаков 7 километров и поднялись на шестисотметровую вершину, вспоминаются как сплошной ад. Прошедшие дожди убили дорогу, грязь пожирала ноги и гнала через колючие кусты. Склоны сочились влагой, комары формировали над головой видимые облака, лезли под накомарник, пищали, не давали отдышаться, не давали постоять на месте и тридцати секунд. Ближе к вершине колея стала столь ужасна, что мы свернули на "целину" и около километра продирались через высоченную траву.
Автостопом по Пермскому краю
Чтобы как-то отвлечься от усталости (не забываем, френды-читатели, - еще в начале дня нами был пройден с десяток километров по Ныробу, Искору и Чердыни) - орали песни. Думается, что послушав этот концерт, вишерские птицы надолго потеряли вкус к музыке...
0 часов. Вершина! Нависающие над частоколом ёлок гранитные глыбы. Ветер, сдувающий комаров. Ровная площадка для палатки. И спирающий дыхание вид на болотистые долины, на реку, едва различимые на светлом, но бессолнечном горизонте контуры Главного Уральского хребта. И восходящая луна.
А дальше было просто холодно, ведь из всей зимней одежды с собой был взят лишь горячий чай. Топлива для костра на макушке Полюда нет.
В 4 утра на Северо-Востоке наступил рассвет.
Автостопом по Пермскому краю

ПЕРЕГАР ОРГАНИЗОВАННОГО ТУРИЗМА
Легенды о Полюде в деревнях Чердыни бесчисленны. Все сходятся на том, что он персонаж был могучим богатырем и стоял на реке дозором, прикрывая Прикамье от набегов сибирцев. За его спиной были мирные избы и керки на Каме и Колве. Впереди - совершенно дикие, шаманские верховья Вишеры и необжитые леса на отрогах Урала. Заметив врага, витязь подавал дымовой сигнал и принимал бой, чтобы навеки остаться в камне горы. В более развернутых вариантах замешаны другой богатырь - Ветлан и пермячка Бисерка. Последняя обращается в бурную реку (Вишера, кто не догадался), а Ветлан нависает над ней громадной белой скалой в трех километрах севернее Красновишерска. Да что я рассказываю - прочитайте, наконец, Иванова.
Полюдов камень - действительно великолепная наблюдательная площадка. Его видно за сотню километров, по нему можно безошибочно определить направление в тайге. Причем, из Чердыни Полюд кажется маленьким острым плавничком на спине всплывшего кита, а из Красновишерска - просто пологим холмом. Неизвестно какими судьбами, но на скалистую вершину водрузили телевизионный и сотовый ретрансляторы. В разборном домике живут связисты, и раз в неделю из Бахарей к ним приходит несуразный гусеничный вездеход с едой, водой и сменой вахты.
Автостопом по Пермскому краю
Прибытие красной страхолюдины мы наблюдали тем же утром. Удавалось ли кому застопить ЭТО? Возможность была, но ждать до машину до вечера в наши планы не входило. Вдоволь насмотревшись на облака, водившие по плешивым пармам дождевые завесы, облазив гранитные уступы, оценив размер ноги у богатыря Полюда (окажитесь на вершине - попросите дежурных связистов показать легендарный "отпечаток стопы") мы двинулись в обратный путь.
Это было легче. Солнце подсушило дорогу, скрылись куда-то полчища кровососущих тварей. А когда навстречу попалась поругивающаяся матом группа опухших "организованных туристов" (на Вишере весьма популярны недельные и трехдневные "корпоративные" сплавы. где Полюд является финалом), мы ощутили радость лишь от того, что не находимся среди них. Что из всех вариантов выбрали вольное путешествие. Что мы - это не они.
Читатель, после сытного обеда в оплаченном по путевке кафе выгляни в окно экскурсионного автобуса. Посмотри на тех двоих с рюкзаками, которые спорят над картой или, сидя на перилах исторической набережной, уплетают за обе щеки что-то негигиеничное. Они сами выбирают свои маршруты, своих попутчиков и своих бесплатных экскурсоводов. Тебе не завидно?

ДОМОЙ
Мы не пошли на Ветлан. Директор заповедника, подрабатывающий лодочным извозом, подкинул нас до Управления. Странная тетка устроила абсурдную экскурсию по всему заповедному автохозяйству и предлагала покатать на коне. У коня были другие планы - он так рьяно гонял по манежу остальных жеребцов, что нашей узкой компании чуть было не потребовалась медицинская помощь.
Снова на трассе. Машина до Березников. Потом еще одна - только не в том направлении. Долгая невезуха и 200 километров, которые за два часа преодолело по вполне российской дороге бесплатное португальские такси. Пермь. Второй тайм Россия-Голландия. Радость от победы сборной и наслаждение горячим душем. Разукрашенные деревья Комсомольского проспекта, деревянные скульптуры в краевой галерее, духовой оркестр и вальсы в городском саду у оперного театра.
И вечерний поезд в Москву - с багажом счастья и воспоминаниями о древней Пермской земле, что спустя 4 месяца изложены мною в этих главах.
Автостопом по Пермскому краю
Походить по реке на таких лодках нам так и не удалось. Вишеру пересекали на моторке.
Автостопом по Пермскому краю
2 часа ночи.
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Автостопом по Пермскому краю
Гроза над тайгой
Автостопом по Пермскому краю
На этой площадке можно найти отпечаток "исполинской ступни"
Автостопом по Пермскому краю
Ступня Полюда
Автостопом по Пермскому краю
Интересно, какой размер обуви был у богатыря?


che_telcontarche_telcontar

Похожие темы

Собор Воскресения Христова и гора ПолюдЕсть еще на планете края, где леса — синие безбрежные моря, где человеческие селения — острова, а темные...
13 Октября 08
0
После того как наше путешествие по Пермскому краю состоялось, я всем рекомендую там побывать. Сразу хочу развеять миф о труднодоступности этих мест:...
15 Января 10
0
Чердынь - маленький (5,2 тысяч жителей) городок на севере Пермского края, в 300км от Перми, в 100км от Соликамска. Здесь (в городе!) не...
10 Августа 10
1
Курилы всегда были важной стратегической точкой, ключом к Северной Пацифике. Недаром именно от острова Итуруп, из нынешнего залива Китовый, японские...
13 Ноября 09
0
Ныроб - посёлок в 40км севернее Чердыни. По населению он превосходит райцентр (7 тыс. жителей), но визуально Ныроб представляет собой...
10 Августа 10
0